CNN

В СМИ 17 октября появились сообщения о том, что "столица" Исламского государства", город Ракка, пал. В частности, об этом сообщила Джихан Шейх Ахмед, официальный спикер альянса СДС и операции "Гнев Евфрата": "Наши силы освободили центр города и все центры и объекты, где находились террористы".

Ракка, 200-тысячный город, столица одноименной провинции на севере Сирии, был захвачен повстанцами в марте 2013 года, а в январе 2014-го город перешел под контроль "Исламского государства" и стал "столицей Халифата". На рубеже VIII-IX столетий Ракка уже была столицей халифата Абассидов, поэтому выбор в качестве столицы исламистов мог быть обусловлен идеологическим фактором. Также город имеет удобное географическое положение, развитую транспортную инфраструктуру и производственные мощности.

Административная карта Сирии, провинция и город Ракка отмечены
112.ua

Собственно, Ракка уже не столица ИГ. После окружения города исламисты перенесли столицу сначала в Дейр-эз-Зор, а потом в город Маядин. Сейчас ИГ контролирует лишь часть полностью осажденного Дейр-эз-Зора, а Маядин взят сирийскими правительственными войсками при поддержке россиян, иранцев и ливанского военизированного движения "Хезболла".

Ситуация в районе Дейр-эз-Зор: Отряды ИГ контролируют до 40% города и находятся в полном окружении правительственных войск. Правительственные войска продвинулись далее на восток и взяли Маядин. Также они имеют два небольших плацдарма на правом берегу Евфрата, которые попытаются использовать для наступления на нефтяные поля (обозначены черным).
https://syria.liveuamap.com/

Непосредственный штурм города Ракка осуществляли Сирийские демократические силы (SDF) при поддержке Глобальной коалиции по борьбе с ИГ, возглавляемой США, членом которой является и Украина, в чем вы можете убедиться здесь.

Глобальная коалиция по борьбе с ИГИЛ
http://theglobalcoalition.org

СДС - курдско-арабский альянс, в который также входят отряды туркоманов, христиан-ассирийцев, армян, черкесов. Основу составляют курдские Отряды народной самообороны (YPG\YPJ). YPJ - это женские подразделения Отрядов народной самообороны, состоящие исключительно из женщин и имеющие отдельную структуру и командование. На втором месте по численности - арабские отряды, такие как: Jaysh al-Thuwar, Liwa Thuwwar al-Raqqa, ополчение местных племен. В составе YPG есть несколько "экзотических" формирований: от анархистов и коммунистов до польских добровольцев. Общее количество оценивается в 100 тыс. человек.

Видео польских добровольцев можно посмотреть здесь:

Операция "Гнев Евфрата", в рамках которой и происходил штурм Ракки, официально началась 6 ноября 2016 года в городе Айн Исса и имела пять этапов. Первые три этапа включали в себя очистку от ИР севера провинции Ракка и охват города с севера, запада и востока. Четвертый этап включал в себя форсирование реки Евфрат с захватом г. Табка на левом берегу, а также одноименных военной базы и дамбы. В результате этого город был полностью окружен, и 6 июня начался завершающий этап, который и закончился 17 октября падением Ракки. В операции, по разным данным, участвовали от 25 до 40 тыс. человек, в том числе до 500 военнослужащих коалиции, в частности американский, британский, французский спецназ.

Собственно, город не был до конца взят штурмом. СДС завладели большей частью Ракки и сократили территорию, контролируемую ИГ, до двух районов. Впрочем, окончательно разгромить силы ИГ, несмотря на тотальное превосходство в силах, поддержку авиации коалиции и полное окружение города, не удалось. Последние районы перешли под контроль СДС результате договоренности о выходе боевиков ИГ и их семей. Около 2000 боевиков вместе с семьями ушли на восток, в районы, все еще подконтрольные "Исламскому государству". Сообщается о том, что они направились в район города Абу-Камаль, последнего крупного города в Сирии, все еще находящегося под контролем ИГ. В Ракке же осталось от 150 до 200 бойцов, которые дали присягу "на смерть" и, собственно, достигли своей цели. Это в подавляющем большинстве выходцы из Европы и Северной Африки.


Видео выхода боевиков из Ракки

Потери сторон

Потери сторон нам прокомментировал Юрий Костюченко - эксперт в области безопасности.

Юрий Костюченко
Радио Свобода

Потери штурмующих:

Сейчас из-за инициированной западным командованием закрытости информации потери сторон практически невозможно оценивать корректно. Например, YPG декларирует лишь 100 своих погибших, хотя даже на первых этапах операции местные наблюдатели указывали на более 600 человек. В общем, потери всех отрядов, входящих в YPG, можно оценивать на уровне 1,7-1,9 тыс. человек, из которых не менее 700 погибли от снайперского огня. Менее точными являются оценки потерь других отрядов, принимавших участие в операции. Например, потери отрядов HXP можно оценивать в пределах от 800 до 1-1,3 тыс. человек и до 1 тыс. потеряли другие подразделения, которые принимали участие в операции. Итак, общие потери можно оценивать в количестве 3,3-4,2 тыс. человек. Впрочем, несмотря на закрытость информации о потерях, эта информация должна быть уточнена по дополнительным данным.

На первых этапах операции основные потери атакующие силы несли от подрывов смертников и снайперского огня мобильных групп. Только за первые два месяца операции ИГ провело 26 атак с использованием смертников. В дальнейшем основной тактикой стал снайперский огонь. Средние потери от таких действий составляли более 130-140 человек в неделю. Еще около 90-100 человек в неделю погибали вследствие попадания в засады в пределах города. При этом потери в боях в последние недели операции могут быть отдельно оценены в 1-1,3 тыс. Следовательно, и с применением такого способа подсчета потери можно оценить на уровне 3,5-4,5 тыс. человек.

Потери ИГ:

В обороне Ракки принимали участие, по разным оценкам, силы ИГ в количестве от 3,5 до 5 тыс. человек. Из них 1,5-1,6 тыс. – профессиональные военные ИГ, и 2-3 тыс. – члены местного племенного ополчения. Среди профессиональных военных ИГ насчитывалось около 500 местных (уроженцев Сирии и Ирака) и более 1 000 иностранцев (преимущественно уроженцев Северной Африки, Франции и России). На момент завершения операции в городе оставалось до 850 военных ИГ и до 1,5 тыс. ополченцев. После договоренностей на прошлой неделе город покинули около 2 тыс. защитников. Около 200 человек остались. Но следует учитывать, что ИГ оставляло город еще в конце сентября. Тогда несколько раз по несколько десятков боевиков выходило из Ракки в Дейр-эз-Зор. Итак, в целом ИГ потеряло чуть меньше половины своего контингента (1,2-1,5 тыс. человек) в городе.

Потери гражданских:

По официальным данным коалиции, погибло около 3 тыс. гражданских лиц: около 800 в результате авиаударов и около 2 тыс. в результате боевых действий. Однако ежедневные отчеты местных наблюдателей позволяют оценить это количество минимум в 7,5-8 тыс. погибших в городе и окрестностях, из которых подавляющее большинство (более 80%) – это жертвы авиационных и артиллерийских ударов. Учитывая, что в этом конфликте число погибших нон-комбатантов обычно не меньше (как правило, больше), чем комбатантов, есть смысл оценивать количество погибших гражданских именно на уровне около 6-8 тыс.

До начала активных боевых действий в 2013 году в городе проживало более 220 тыс. человек. В течение войны в результате активной вынужденной миграции население сократилось до 167-175 тыс. На момент начала операции по освобождению местные наблюдатели оценивали количество населения в 160 тыс. По интегрированным данным наблюдений и оценкам военных коалиции, во время операции оставили город от 55 до 75 тыс. человек. Итак, в городе оставалось около 95 тыс. жителей в течение операции. Корректно оценить количество уцелевших жителей пока не представляется возможным. По предварительным оценкам, более 60 тыс. жителей требуют ежедневного обеспечения питанием и водой, еще около 15 тыс. нуждаются в эвакуации. Следовательно, должно быть 75-80 тысяч...

ИГ теряет территории, но с боями

В целом ситуация со штурмом Ракки схожа с другими подобными операциями в регионе. Если "Исламское государство" намерено удерживать город, то к штурму готовятся заранее: создаются запасы продовольствия, воды, медикаментов, боеприпасов, а также взрывчатки... Строятся оборонительные сооружения различных типов, в том числе баррикады, завалы, тоннели, подземные хранилища, минируют как подступы к городу, так и здания в самом городе. Боевики пользуются разнообразным арсеналом невоенных средств для уменьшения темпа наступления и затруднения действий противника. Это могут быть особенности рельефа, погодные условия (как то пыльные бури). Дамбы и каналы используются для затопления территории, как это было в Ракке. Также поджигаются нефтяные скважины, хранилища, наполненные нефтью рвы, которые создают дымовую завесу, или же химические производства, как в случае с серным заводом на подступах к иракскому Мосулу. Часто гарнизоны городов состоят из кадровых боевиков и местных ополченцев. Тактика при обороне обычно активная и сочетает засады, ночные атаки, снайперский террор, тактику роя с атаками смертников. Смертники, или истшахади, занимают важное место в тактике ИГ. Этот вид оружия поставлен на "промышленную" основу. Согласно их источникам, они используют 13 различных типов смертников: от смертника с поясом до заминированных танков и бульдозеров. Так, во время штурма Ракки смертники атаковали около сотни раз. Также очень важным тактическим приемом является использование ингимаси. Ингимаси, или "врывающиеся", по сути, являются штурмовиками с поясами смертников, но они не обязаны их активировать, если операция идет успешно. Взрываются же они, оказавшись в окружении, получив ранения, или когда считают, что подрыв поможет достичь целей операции. Поэтому если ИГ собирается оборонять город, штурм продлится долго, от 2-3 месяцев, как в случае Манбиджа, Аль-Бабу, до девяти, как в случае Мосула. Так, собственно, предыдущий штурм большого города Манбиджа, осуществленный СДС, также закончился выходом боевиков под прикрытием гражданских.

Иногда боевики покидают города, которые им неинтересны по каким-то причинам, без боя. Так было с Дабиком, Пальмирой в Сирии и Рутбой и Хавиджей в Ираке.

Ситуация в Сирии на сегодняшний день: красный – правительственные войска и их союзники, желтый – Сирийские демократические силы, зеленый – оппозиция, в том числе исламистская, темно-зеленый – протурецкие повстанцы, черный – Исламское государство.
https://syria.liveuamap.com/

В последнее время "Исламское государство" понесло значительные территориальные потери. Сейчас оно контролирует примерно 10% территорий, которые контролировало на пике своего могущества. Также значительно сократилась численность боевиков - как в результате потерь, так и в результате перекрытия основных маршрутов переправки новых членов. Погибло много основных командиров и идеологов, также поступали сообщения о гибели лидера Абу Бакра аль-Багдади, но впоследствии он выступил с радиообращением. Несмотря на потерю территорий и кадрового состава, ИГ продолжает оставаться опасным и боеспособным противником, и это доказывает последняя контратака на сирийские войска и их союзников в провинциях Дейр эз-Зор и Хомс, где последние понесли значительные потери в личном составе и потеряли ряд территорий. Также активно работает Emni — спецслужба ИГ. Она активно работает как на утраченных территориях, так и за рубежом. Захват города Каретьян в провинции Хомс, скорее всего, является результатом деятельности Emni.

ИГ внезапно захватила город Аль-Каратьян в глубоком тылу правительственных сил
https://syria.liveuamap.com/

Каретьян был освобожден еще в 2015 г. во время первой операции по освобождению Пальмиры, и он находится глубоко в тылу правительственных войск. Это также свидетельствует о поддержке идей ИГ частью населения освобожденных территорий и о наличии там спящих ячеек. Подтверждением этого тезиса является количество местных ополченцев, воюющих на стороне ИГ, как, например, в провинции Хама.

Что будет дальше с ИГ?

В целом следует ожидать полной потери контроля над территорией и перехода к партизанской тактике. ИГ всегда использовало партизанские приемы, эффективно сочетая их с разнообразными тактиками, поэтому стоит ожидать, что с потерей территорий, принимая во внимание богатый опыт и поддержку части местного населения, партизанская война продолжится.

Также стоит ожидать активизации иностранных ячеек, как в регионах, где ИГ имеет региональные отделения — вилайяты, так и в других странах, в том числе на Западе. Ответственность за большинство организованных терактов в Европе несет именно Emni. Большую же часть терактов, за которые взяло ответственность ИГ, совершили так называемые "одинокие волки" - люди, которые саморадикализировались, в том числе под воздействием пропагандистской машины, которая продолжает работать несмотря на потери территорий.

Учитывая опыт предтечи ИГ, "Исламского государства Ирака", которая потерпела разгром в 2007 году и смогла восстановиться и захватить значительно больше территорий, и учитывая нынешнюю ситуацию на освобожденных территориях и противоречия между силами, которые ведут борьбу с "Халифатом", говорить об уничтожении ИГ еще рано. Говорить стоит об изменении тактики и новых вызовах в борьбе с террором.

Артем Конопкин