Исследование: Насколько страны Европы дружественны к Украине

Пять лет назад Украина сделала свой геополитический выбор в пользу Запада. Наша страна заплатила за это непомерную цену – потеряла Крым и была вынуждена вести войну за Донбасс, пережила политические и экономические потрясения. Многие в Украине ожидали, что это шанс страны на реформы и быструю евроинтеграцию. Впрочем, прошло пять лет, а с распростертыми объятиями в Европе нас не ждут. Отчасти мы виноваты сами, отчасти так сложилась ситуация в Европе и мире. Романтика украинской революции уже прошла, в Евросоюзе и Украине наступили серые будни

Исследование: Насколько страны Европы дружественны к Украине
Президент Украины Петр Порошенко и глава Европейского Совета Дональд Туск Reuters

Павел Горин

руководитель IMEE-analytics

Пять лет назад Украина сделала свой геополитический выбор в пользу Запада. Наша страна заплатила за это непомерную цену – потеряла Крым и была вынуждена вести войну за Донбасс, пережила политические и экономические потрясения. Многие в Украине ожидали, что это шанс страны на реформы и быструю евроинтеграцию. Впрочем, прошло пять лет, а с распростертыми объятиями в Европе нас не ждут. Отчасти мы виноваты сами, отчасти так сложилась ситуация в Европе и мире. Романтика украинской революции уже прошла, в Евросоюзе и Украине наступили серые будни

Сначала под давлением Москвы Евросоюз отложил введение зоны свободной торговли для Украины до 1 января 2016 г. Затем приостановил введение безвизового режима за неисполнение Киевом обязательств в сфере антикоррупционного законодательства. Вскоре к числу критиков украинской политики присоединились отдельные страны Европы. В апреле 2016 г. голландцы на референдуме приостановили ратификацию соглашения об ассоциации до 1 сентября 2017 г. А далее разгорелась ссора между Киевом и Варшавой на почве исторического прошлого, во время которой глава польского МИД предупредил украинцев, что "с Бандерой в Европу не войдете". "Историческая ссора" с поляками переросла в "языковой конфликт" с венграми, которые в последствии дважды блокировали переговоры Киева и НАТО.

Теперь очевидно, что судьба Украины в Европе будет решаться не только в Брюсселе, но и в столицах европейских государств, где заметный рост евроскептицизма и популизма может стать серьезной преградой для Киева.

В последние годы Европа под влиянием нашествия мигрантов и кризиса элит начала клониться в сторону правого популизма. Эти тенденции со временем лишь усиливаются. В январе 2018 г. президентом Чехии переизбран Милош Земан. В мае пост главы венгерского правительства в очередной раз занял лидер правых популистов Виктор Орбан. На парламентских выборах в Италии этого года успешными оказались результаты евроскептической партии "Лига Севера", лидер которой в последствии был назначен вице-премьером и министром внутренних дел страны. Продолжает расти популярность евроскептиков в Швеции и Германии. По итогам парламентских выборов в Швеции в этом году партия "Шведские демократы" вновь оказалась на третьем месте, а в Германии небывалым оказался успех правоконсервативной и евроскептической партии "Альтернатива для Германии". В октябре этого года она повторила прошлогодний успех и сейчас, кроме Бундестага, имеет фракции во всех 16 ландтагах страны. Не менее интригующе сложилась ситуация в Латвии. Там в этом году первое место на парламентских выборах взяла партия "Согласие", которая еще в 2017 г. состояла в договорных отношениях с "Единой Россией".

Такой политический расклад в Европе вряд ли пойдет на пользу Украины, власти которой намерены внести изменения в Конституцию про стратегический курс государства на полноправное членство в Евросоюзе и НАТО.

Так какие страны Европы представляют угрозу для евроинтеграционных устремлений Украины, а какие нет? Для поиска ответов на эти вопросы 112.ua и аналитическая группа IMEE-analytics провели совместное исследование особенностей внутренней политики стран Европы, а также их поведенческих особенностей на внешнеполитической арене.  

Методология исследования

Власть в странах Европы меняется от выборов к выборам. Поэтому угрозы могут быть как реальные, ощутимые здесь и сейчас, так и потенциальные, связанные с ожиданиями изменения власти в странах и их внешней политики. Свежие примеры – Австрия и Италия.

Любое исследование в этой сфере будет субъективно, поскольку очень трудно оценить и свести к математике все аспекты международных отношений. Но мы попытались это сделать.

Для определения уровня реальных угроз нами проанализирована: 

  • общая активность делегатов конкретно взятой страны в Парламентской ассамблеи Совета Европы (далее – ПАСЕ);
  • позиция европейских государств в отношении курса Киева на полноправное членство в Евросоюзе и НАТО;
  •  отношение европейских стран к событиям на востоке Украины и в Крыму, в т. ч. факты незаконного посещения политическими и общественными деятелями, деловыми кругами этих стран оккупированного полуострова;
  • отношение к вопросам энергетической безопасности, в частности поддержка европейскими странами российских газотранспортных проектов, ориентированных на Европу в обход ГТС Украины;
  • наличие предпосылок для выдвижения европейским государством территориальных претензий к Украине;
  • динамика двусторонних торгово-экономических отношений за последние три года.

При оценке потенциальных угроз среди прочего учитывалось:

  • государственное устройство в странах Европы;
  • наличие в национальных парламентах европейских стран ультраправых, евроскептиков или популистов, а также уровень их интегрированности в органы государственной власти;
  • риски политической активности представителей ультраправых политических сил, евроскептиков и популистов в Европарламенте;
  • оценка официальной позиции государства в вопросе введения/снятия санкций в отношении России.

Следует понимать, что такие страны, как Албания, Андорра, Белоруссия, Босния и Герцеговина, Грузия, Исландия, Лихтенштейн, Македония, Молдова, Монако, Норвегия, Сан-Марино, Сербия, Турция, Черногория и Швейцария, пока не являются членами Евросоюза и потому не могут представлять потенциальную угрозу по линии принятия Европарламентом ключевых решений по важным для Украины вопросам, однако евроинтеграция – это не только лишь вступление в ЕС, но и эффективное сотрудничество со всеми государствами Старого света.

112.ua

Почему некоторые страны Европы против политического курса Украины?

В ходе исследования мы посчитали, что в национальных парламентах 32 из 43 проанализированных нами стран имеются политические партии, в основе идеологии которых лежат евроскептицизм или правый популизм. Из них в 16 парламентах число евроскептиков превышает 20%. А в таких странах, как Сербия, Италия, Исландия и Венгрия, их число составляет около 60%. Кроме того, в Европарламенте представлены евроскептики 16 стран, а в 10 случаях число евродепутатов от указанных политических сил превышает 15% от общего числа делегатов этой страны. Среди таких стран: Австрия (22%), Финляндия (15%), Литва (18%), Чехия (28%), Польша (33%), Болгария (29%), Франция (21%), Нидерланды (23%), Великобритания (33%), Австрия (22%).

К слову, рейтинги Исландии, Норвегии и Швейцарии, среди прочего, и были подпорчены наличием высокого числа евроскептиков и популистов в национальных парламентах. 

Санкции в отношении России не были поддержаны со стороны Андорры, Белоруссии, Боснии и Герцеговины, Ватикана, Македонии, Монако, Сан-Марино, Сербии и Турции. Эти страны не связаны обязательствами с ЕС, кроме того, имеют свои отношения с РФ, поэтому ждать от них иного было бы странно.

Следует также заметить, что за последние годы те или иные правящие или оппозиционные политсилы 18 европейских государств выступали за смягчение или отмену таких санкций. То есть такой запрос в Европе есть, но сторонникам отмены санкций пока не хватает веса, чтобы протянуть такие решение. Сегодня не хватает, но кто знает, не нарушится ли этот баланс в будущем.

Если продолжить тему политической солидарности в Европе, то следует отметить реакцию стран на отравление бывшего разведчика Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании, за которым, как считают британские следователи, стоит Москва. Тогда 26 европейских стран, включая Украину, поддержали инициативу Лондона по выдворению российских дипломатов. 19 не предприняли таких действий. Среди них: Австрия, Андорра, Белоруссия, Босния и Герцеговина, Ватикан, Греция, Исландия, Кипр, Лихтенштейн, Македония, Мальта, Монако, Португалия, Сан-Марино, Сербия, Словакия, Словения, Турция и Швейцария.

Кроме того, политические силы 22 стран в то или иное время публично выступали за возобновление политического либо экономического диалога с Россией. А политики, общественные деятели или бизнесмены 23 стран были прямыми нарушителями украинского запрета на посещение Крыма. Важно, что итальянские, чешские, венгерские и боснийские делегации при посещении полуострова состояли из представителей правящих политических сил. От Австрии, Великобритании, Германии, Франции, Болгарии, Польши, Румынии, Словакии, Литвы и Сербии в Крым приезжали, как правило, оппозиционные политики. Что касается Боснии и Герцеговины, то свое место в рейтинге она заработала прежде всего из-за антиукраинской деятельности партии "Союз независимых социал-демократов" и ее лидера Милорада Додика. К слову, в Италии парламенты некоторых регионов несколько лет назад признавали Крым частью России, а "ЛНР" открыла в Италии свое представительство. 

Показательной оказалась также официальная позиция делегатов европейских государств по голосованию в ПАСЕ по важным для Украины резолюциям - № 13483 - 2014 "О лишении России полномочий в рамках ПАСЕ", № 14227 - 2017 "О функционировании демократических институтов в Украине", № 14463 - 2018 "О гуманитарной ситуации в зоне российско-украинского конфликта", № 14591 – 2018 "Об украинских политических заключенных в РФ и Крыму".

Например, абсолютно неединогласными в вопросе лишения России полномочий в ПАСЕ оказались представители 14 стран, среди которых: Великобритания, Нидерланды, Франция, Швейцария, Молдавия, Венгрия, Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия, Греция, Италия, Сербия и Турция. А вот за резолюцию о функционировании демократических институтов в Украине, в которой ПАСЕ усиливала критику украинской власти и требовала от Киева изменить закон о люстрации, выполнить минские соглашения и не ужесточать закон о языках, единогласно "за" выступили 24 страны.

Еще одним звеном исследования стала оценка позиции руководства европейских государств по проблемным вопросам энергетической безопасности в Европе, в частности поддержка российских газотранспортных проектов в обход украинской ГТС.

Так, реализацию проекта газопровода "Северный поток - 2", который усилит зависимость стран Европы от российского газа и энергетически изолирует регион Восточной и Юго-Восточной Европы, поддерживают 10 стран: Австрия, Бельгия, Германия, Нидерланды, Франция, Швейцария, Чехия, Норвегия, Финляндия, Мальта. Кроме того, в этот список стоит включить еще 6 европейских государств: Болгарию, как страну вне сферы интересов проекта "Северный поток-2", но заинтересованную в реализации совместных с Россией газовых энергетических проектов; Грецию; Швецию, которая несмотря на то, что большинство ее политических сил выступает против строительства российского газопровода, все же предоставила Nord Stream 2 AG разрешение на прокладку трубы по своей территории; Италию, которая еще в 2015 г. была противником проекта, но после парламентских выборов 2018 г., когда к власти пришла правоцентристская коалиция во главе с политической партией "Лига Севера", в правительстве стали звучать слова поддержки российского проекта; Сербию и Турцию, интересы которых проект "Северный поток - 2" напрямую не затрагивает, но обе эти страны заинтересованы в другом проекте по доставке российского газа в Европу – "Турецком потоке".

Наличие территориальных претензий у той или иной европейской страны к Украине – это непосредственная угроза не только ее евроинтеграционным устремлениям, но и самому существованию нашей страны в таком виде. К примеру, Австрия и Турция имеют лишь исторические предпосылки к выдвижению такого рода претензий, но активных действий не предпринимают. Польша и Румыния проявляют активность в этом вопросе через действия или высказывания органов государственной власти, политических и общественных деятелей, что прямо или косвенно указывает на истинные намерения страны по отношению к Украине. То есть Варшава и Бухарест действуют прежде всего с использованием т. н. "мягкой силы".

Венгрия предпринимает конкретные действия, которые вполне могут привести к разжиганию межэтнической вражды на Закарпатье. Это подтверждается активностью Будапешта в вопросе предоставления украинцам гражданства (например, "паспортный скандал в Берегово"). Но хотелось бы заметить, что румынское влияние на Украину потенциально может быть серьезнее венгерского при условии, если она выйдет из-под колпака Вашингтона. Если венгерские территориальные претензии сосредоточены в основном на отдельных районах Закарпатской области, то в сферу румынского влияния включаются территории как Черновицкой, так и Одесской областей. Влияние Бухареста на внутреннюю ситуацию в Украине, а также на положение румынской общины в Украине осуществляется не только через дипломатические каналы, но и опосредованно через румынские общественные объединения. Во-вторых, при более мягкой дипломатии румынская политика паспортов более эффективна. Так, согласно данным Евростата, в 2016 г. Румыния стала второй в Европе по количеству выданных украинцам паспортов. Ее доля составила 16,8%, тогда как доля Венгрии – всего 1,5%.

Белоруссия хоть и входит в Союзное государство с Россией, но страна не в Евросоюзе и вне ПАСЕ, потому не представляет большой угрозы на внешней арене. Кроме того, Минск часто стремится играть нейтральную позицию в украинско-российском конфликте, а сложившуюся ситуацию - использовать в собственных интересах, выступая в роли посредника как политического, так и экономического.

Анализ динамики торгово-экономических отношений Украины с европейскими странами показал, что в целом с большинством стран в период с 2015 по І полугодие 2018 г. мы показываем рост в торговле. В то же время колеблющийся характер имеет торговля Украины с Грузией, Турцией, Швейцарией и Монако. Тенденция к снижению наблюдается с Лихтенштейном, Францией, Албанией, Сан-Марино и Хорватией.

* * *

Как видим, Европа-2018 отличается от себя самой образца 2014 года. Мировые события, произошедшие в последние годы, изменили настроения европейцев. Юнионизм начал все больше уступать место евроскептицизму, а вместо проевропейских политиков к власти в ряде стран пришли правые популисты, в других странах они провели свои политсили в парламенты. Так, в 74 % парламентов европейских государств уже присутствуют политические силы, которые негативно относятся к интеграционным процессам в Европе. В 37% парламентов евроскептики занимают не менее пятой части мест. Киев уже не единожды сталкивался с непониманием со стороны европейцев. Перспектива ближайших лет еще более туманна. Это связано не так с экономическими проблемами Украины, как с расколом в самой Европе и отношениями внутри треугольника Украина-ЕС-Россия. Однозначно можно сказать, что Киеву придется еще долго попотеть на пути к членству в Евросоюз.

Павел Горин

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров