Фото из открытых источников

Президент Украины Петр Порошенко инициировал увеличение минимальной заработной платы в 2018 году с нынешних 3200 до 4100 гривен, то есть сразу на 28%. Это практически вдвое перекрывает инфляционную эрозию доходов населения, которая произошла в этом году, ведь по предварительным оценкам, индекс потребительских цен (потребительская инфляция) в процентном выражении составит 14-15% за год. При этом отметим, что НБУ декларировал таргет (цель) по инфляции на 2017 год в размере 8% (+-2%). Данная новость тут же взбудоражила не только экспертную среду, но и простых украинцев. А иначе и быть не могло, ведь простым людям деньги "дают". Вернее обещают.

На несколько дней общество погрузилось в извечный дискурс ("это хорошо или плохо"), который в наших реалиях так любят опускать до уровня примитивных хештегов: #зрада или #перемога.

"Четыре тысячи сто. В месяц. Каждому"

На самом деле, повышение минимальной заработной платы – это и не хорошо и не плохо. Как и ее "понижение", "умножение", "деление" и прочие математические действия. Это просто неправильно. В первую очередь, с точки зрения управления трудовыми ресурсами в стране и повышения качества человеческого капитала. А также учитывая общие требования по повышению эффективности экономики и производительности труда.

К сожалению, показатель минимальной заработной платы полностью утратил в Украине реальное экономическое наполнение и вместо этого превратился в удобный для власти политический инструмент, с помощью которого очень удобно взламывать социальный код электората. В системе неэффективного государственного управления данный показатель, наоборот, весьма эффективен для его запуска в "коммуникативную трубу", с помощью которой власть иногда общается с народом. Помните популярный фильм "Асса" времен горбачевской перестройки: "Допустим, тебе хочется поделиться со мной какими-нибудь своими душевными переживаниями. Приводим трубу в позишн намбер ван. Ты туда говори, а я сюда ухом". На этот раз президент шепнул в коммуникативную трубу: "Четыре тысячи сто. В месяц. Каждому".

С точки зрения генерации смыслов, выглядит все это весьма запутанно: в стране, которая, согласно Конституции, является парламентско-президентской республикой и Кабинет министров осуществляет всю полноту исполнительной власти в стране, странно слышать от Гаранта комментарии относительно такого стандартизированного и сухого показателя, как минималка. Специалисты конституционного права уже неоднократно высказывались относительно правового дуализма нашего Основного Закона, но к таком "дуалу" привыкнуть сложно. Конечно, все это делается лишь с целью показать простому народу, что я тоже хороший, а сделать это на поприще реализации базовых президентских полномочий весьма непросто, вот и приходится "залезать" через плетень в чужой огород: открывать фехтовальные залы и анонсировать рост минимальной зарплаты.

В этом контексте такие важные для развития страны "ингредиенты" как пенсионная реформа или регулирование уровня минимальной оплаты труда сводятся к простому снятию крышки с кипящей социальной кастрюли: парок нужно время от времени выпускать. Таймер на этой кастрюле, как известно, был заведен на осень-2017. В результате, крышку пришлось подымать уже несколько раз. Сперва, в рамках так называемой пенсионной реформы, части пенсионеров подняли пенсионные выплаты. Дело, конечно, благородное, просто в рамках этого "троянского коня" власть припасла небольшой "сюрпрайз": поэтапное повышение страхового (даже не трудового) стажа до 35 лет, в результате чего после 2020 года будет легче выиграть гринкарту и получать пенсию в США, чем стать клиентом Пенсионного фонда у себя на родине.

Примерно то же самое можно сказать и о запланированном росте минимальной заработной платы: данная новость начала активно артикулироваться аккурат к "плановому" задержанию Михеила Саакашвили. Задумка записных политтехнологов была тут до безобразия простой и незатейливой. Человек, сидящий перед телевизором и взирающий на булыжники в руках "не пролетариата" должен был в сердцах воскликнуть: "Ну вот, только пожить на 4100 собрался, как опять революция" и разочарованно ударить кулаком купленный в кредит телевизор…

Чем же является минимальная заработная плата для украинской экономики и как обстоят с ней дела в мире?

Аналитики мировых регуляторов пытались создать некую математическую модель, которая бы увязывала все взаимосвязи роста ВВП и производительности труда. Так, например, Патрик Шнайдер в своей статье, размещённой на сайте Банка Англии под названием "Две головоломки производительности", указал, что пока удаётся подойти лишь к описанию проблемы, но не её решению. По сути, есть две "головоломки": как стимулировать производительность с помощью оплаты труда во время роста ВВП и как выйти из кризиса, когда ВВП и производительность труда снижаются опережающими темпами. Как говорит автор, производительность труда в мире в 2016 году была более чем на 17% ниже докризисного уровня. В то же время, за период с 1990 по 2007 год, производительность труда выросла почти на 35%. Основная причина роста производительности труда - капиталовложения в основной капитал, но главное - инвестиции в инновационные технологии. Именно поэтому в период активного экономического роста увеличивается и производительность труда, а в периоды кризиса – падает, но не потому, что люди "по щелчку" разучиваются эффективно работать. Очевидно, что в условиях кризиса в первую очередь страдают именно такие статьи затрат предприятий как покупка новых технологий и капиталовложения в основной капитал. В результате такой "экономии" происходит сокращение производственных инвестиций и топтание на месте, а зачастую и откат назад. Экономия на инновациях и капиталовложениях приводит к сокращению качества персонала. Следовательно, кризис будет побеждён, когда вопреки призывам к экономии реальный сектор успешно пройдёт "болевой порог" и начнёт инвестировать в основной капитал и технологии. Инвестировать вопреки инфляционным ожиданиям и пессимистическим прогнозам экономического роста. Но уместен ли в бизнесе подобный альтруизм? Очевидно, что в условиях кризиса такое преодоление "болевого порога" возможно лишь при активном участии государства. Вот почему, от США до Китая, воскрешаются давно забытые идеи государственного протекционизма, а идеи рыночного либертарианства прячутся "под сукно".

Международная организация труда (МОТ) в своём докладе "Заработная плата в мире в 2014–2015 гг." отметила как глобальную тенденцию разрыв между заработной платой и производительностью, следствием чего является сокращение доли трудовых доходов в общей структуре национального дохода. Для преодоления данной проблемы крупнейшие страны мира - Китай, Германия, Япония, США активно применяют меры по стимулированию роста заработной платы. Такие же рекомендации были даны и по итогам встречи "двадцатки" ведущих стран.

Например, в США, где долгое время доходы домохозяйств "накачивались" с помощью кредитов, в данный момент активно применяется возмещение государством части начисленных налоговых платежей в зависимости от состава семьи и уровня годового дохода, а также затрат семей на обучение, медицину и т.д. В такой модели фискального стимулирования некоторые домохозяйства США не только не платят подоходный налог, но и получают его возмещение из государственного бюджета.

В своём докладе МОТ акцентирует внимание на "эффекте состава", который очень актуален для Украины, но практически не оценивается ни нашими органами статистики, ни правительством. "Эффект состава" показывает, что колебания показателя средней заработной платы могут быть связаны не только с изменением её величины, но и с изменением структуры рабочей силы. У нас данное явление имеет следующие последствия: за последние годы из страны мигрировали сотни тысяч высококвалифицированных специалистов. Таким образом, ключевая проблема для Украины – это резкое ухудшение кадрового состава, когда отечественный рынок труда перестал быть конкурентным и привлекательным для высококвалифицированных работников.

Как видим, мир фактически "застыл" в решении такой глобальной проблемы как увеличение доли участия населения в перераспределении общественных благ. Люди, которые зарабатывают себе на жизнь своим трудом, перестали принимать участие в дележе общего "пирога". Существующая система заморозила их порцию на уровне 2008 года и лишила права голоса. Ключевая причина падения уровня трудовых доходов в развивающихся странах – участие в глобальных технологических цепочках в соответствии с мировым рынком распределения труда. В соответствии с мировым "ранжиром" развивающиеся страны "монтируются", в основном, в дешёвые сырьевые цепочки. В результате этого, у них более-менее стабильна доля низкооплачиваемых работников, в то время как "середина" активно мигрирует. Даже Турция, участвуя в мировых технологических схемах, потеряла до 5% своего "трудового" дохода. Развивающиеся рынки страдают вследствие того, что основная прибавочная стоимость размещается в странах "золотого миллиарда".

112.ua

В Украине основной удар кризиса пришелся на так называемый "средний класс", который лишился большей части своих трудовых доходов. Крупные ФПГ, "элита", зарабатывающая на управленческой ренте, стали только богаче. Если взять такой показатель как отношение фонда оплаты труда штатных работников к показателю ВВП, то в Украине это соотношение за последние четыре года ухудшилось примерно на 5%: если в 2010 – 2013 годах оно составляло 26%, то, начиная с 2014 года, сократилось до 21%. Наемная рабочая сила все меньше стала участвовать в перераспределении общественных благ, большая часть добавочной стоимости уходит в карманы олигархов. Этот показатель еще можно назвать коэффициентом эксплуатации и за последние годы он существенно ухудшился.

Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) опубликовала данные об уровне реальной минимальной зарплаты в странах мира. Нас интересуют данные касательно стран – наших региональных конкурентов.

112.ua

Как видим, минимальные заработные платы (по паритету покупательной способности в ценах 2015 года) в таких странах как Чехия, Венгрия, Польша, Словакия, Словения, Турция и РФ существенно превышают наши показатели: минимальный уровень доходов в Украине уступает основным региональным конкурентам на рынке труда в 2-10 раз. Конечно, здесь необходимо учитывать стоимость жизни и паритет покупательной способности гривны к доллару, но тем не менее, данный разрыв является ключевым фактором, почему миллионы украинцев жить хотят на родине (где дешево), а работать – за рубежом (где много платят).

112.ua

Не взирая на кризис, все указанные выше страны сумели нарастить уровень минимальных заработных плат (кроме РФ) и сохранили свою конкурентоспособность на глобальном рынке труда.

В таком случае, может и Украине стоит постоянно наращивать уровень "минималки"?

Как показывает мировая практика, к регулированию данного показателя прибегают лишь менее трети стран. Больше половины применяют дифференцированный подход, когда регулируются, например, такие показатели как минимальная заработная плата для молодых специалистов и людей предпенсионного возраста (устанавливается более низкая планка, чтобы работодателям было выгодно нанимать данные возрастные группы), отдельный уровень оплаты для вновь созданных рабочих мест (возможности по оплате труда в стартапах несколько отличаются от налаженного бизнеса). Существуют также региональные отличия: ведь уровень доходов в различных регионах может существенно отличаться. Все это делается для того, чтобы, с одной стороны, заинтересовать работодателей создавать новые рабочие места, открывать новые предприятия, а с другой – понизить существующие барьеры для входа на рынок труда наиболее уязвимых групп населения (молодых специалистов, людей предпенсионного возраста), а также нивелировать региональные перепады в уровнях экономического развития.

Так, в Китае МЗП устанавливается для каждого региона, в Японии – по отраслевому признаку, в Швейцарии, Италии, Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии – минимальный уровень заработной платы устанавливают профсоюзы по согласованию с работодателями.

В США регулируется почасовая минимальная зарплата, при чем, каждый штат может установить свою минимальную ставку, которая иногда в полтора раза превышает среднюю по стране. Пониженная почасовая ставка существует для людей с ограниченными возможностями.

112.ua

В Украине 47% фонда оплаты труда штатных работников формируется в секторе промышленного производства, 15% - транспорта, 16% - торговли и лишь 8% - в сельском хозяйстве, которое нынче модно называть драйвером экономического роста. Таким образом, рост уровня минимальной заработной платы приведет к вымыванию оборотных средств именно в сегменте промышленности, что лишь усилит процесс деиндустриализации экономики.

112.ua

Немаловажен для Украины и региональный анализ. Уровень заработной платы в Киеве нельзя сравнивать с такими регионами как Волынская, Сумская, Черниговская, Черновицкая области. Степень влияния решения о повышении МЗП для различных регионов страны будет существенно отличаться.

С точки зрения корреляций на экономику, решение о повышении "минималки" в Украине не будет иметь классических последствий, как это происходит в развитых странах, которые вернее было бы назвать "правильными" с точки зрения функционирования причинно-следственных связей. Как показывает теория, увеличение минимальной заработной платы на 10% может привести к росту безработицы на 1%. Плюс инфляция, а затем и дефляция, когда увеличение безработицы приведет к сокращению платежеспособного спроса. В условиях Украины действует целая система кривых зеркал, которые формируют существенные "оптические" искажения. Большую часть повышенной МЗП обеспечивает бизнес. Но рост данного показателя лишь в малой степени приводит к увеличению реальных доходов работающих. Основные последствия проявляются в процессе изъятия у предпринимателей их оборотных средств в виде дополнительных налоговых платежей (подоходного налога и ЕСВ). Пытаясь как-то выжить в современных условиях, бизнес, особенно средний и малый, применяет комбинированную форму оплаты труда. Государство пытается изменить эту "комбинацию" в свою пользу. Дело это нужное и правильное, вот только происходить оно должно естественным путем, с помощью регулятивных и фискальных стимулов. В противном случае, такая экспроприация в стиле "военного капитализма" может лишь срубить на корню едва начавшийся экономический рост. А при таком раскладе, и работники в кошельке не почувствуют "утяжеление" (разве что за счет мелочи), и экономика не увидит долгожданный рост на 3-5%. Что касается инфляции, то она будет. В Украине это понятие постоянное, как смена погоды осенью, при чем без всякого роста МЗП.

Что Украине действительно необходимо, так это переход к регулированию минимального уровня почасовой оплаты труда, что позволит защитить интересы миллионов совместителей и людей, работающих на частичной ставке. Кроме того, крайне важно установить дополнительные коэффициенты, которые, с одной стороны, будут увеличивать минимальный уровень заработной платы для наиболее важных рабочих профессий (все-таки, МЗП токаря пятого разряда должна отличаться от аналогичного показателя охранника в супермаркете), а с другой – понижать требуемый уровень МЗП для молодых специалистов и людей предпенсионного возраста, а также для вновь созданных рабочих мест (на 1-2 года с момента запуска стартапа). Для этого минимальную почасовую ставку оплаты труда необходимо умножать на соответствующие поправочные отраслевые, возрастные и региональные коэффициенты (согласно классификатора основных профессий).

Указанные выше новации будут выравнивать барьеры для входа на рынок труда для различных возрастных групп и стимулировать создание новых производств, а также создавать стимулы для увеличения количества высококвалифицированных трудовых кадров и блокировать трудовую миграцию из страны.

Кроме того, необходимо установить географические индексы оплаты труда и передать их определение к полномочиям местных органов власти: в Киеве уровень минимальной заработной платы объективно должен быть существенно выше, чем в других, менее развитых регионах.

В противном случае, мы так и продолжим барахтаться в примитивном управленческом "совке", где нищие будут молиться на то, что "их нищета гарантирована", а власть – радостно повышать то, что от нее никак не зависит.

Алексей Кущ