Коррупция в медицине: Почему в больницах до сих пор процветает взяточничество

Нет денег! Не будет лечения! Несмотря на реформу, в украинской медицине до сих пор царят поборы и коррупция. Даже сейчас люди в белых халатах откровенно вымогают деньги с пациентов. Медицинская коррупция – это целая система, где врачи берут деньги с людей и относят их наверх. Почему украинские медики до сих пор кое-где работают как старые гаишники?

Коррупция в медицине: Почему в больницах до сих пор процветает взяточничество
112.ua

Лига коррупции

Программа "112 Украина"

Нет денег! Не будет лечения! Несмотря на реформу, в украинской медицине до сих пор царят поборы и коррупция. Даже сейчас люди в белых халатах откровенно вымогают деньги с пациентов. Медицинская коррупция – это целая система, где врачи берут деньги с людей и относят их наверх. Почему украинские медики до сих пор кое-где работают как старые гаишники?

В 2018-м в украинской медицине стартовали грандиозные изменения. Началась реформа. Главная суть реформы – финансировать не отдельные медицинские учреждения, а лечить конкретных пациентов и, как во всем цивилизованном мире, впоследствии перейти на страховую медицину. То есть лечение должно стать качественным и без взяток. Со старта реформы прошло уже два года, и наши журналисты взялись проверить, действительно ли врачи теперь имеют более высокие зарплаты, а с пациентов не берут взятки?

* * *

Черниговская обл. Райцентр Козелец. Эти кадры были сняты в местной больнице еще в 2017 году. Тогда медики рассказывали, что своими силами делали косметический ремонт.

Новости по теме

"Люди хотят работать в нормальных условиях , а когда государство не финансирует, приходится самим делать это все", - говорит экс-главврач козелецкой ЦРБ Александр Сорочук.

Финансирование было настолько малым, что после уплаты всех коммунальных услуг и выплаты зарплаты персонала на пациента оставалось лишь 5 гривен 40 копеек.

"Часто привозят тяжелых больных, а денег нет. Ничего нет. Скидываемся, человека нужно спасать", - добавляет врач.

В 2019 году проблемы в глубинке те же. Денег нет.

"Сейчас финансирование больницы рассчитано на количество жителей в районе. Субвенции хватает на зарплату врачебному персоналу, обслуживающему персоналу, и все. А с 2020 года финансирование будет на количество предоставленных услуг", - говорит главный врач ЦРБ в Козельце Вячеслав Прилипко.

А пока никаких изменений врачи не испытывают.

"Больших зарплат мы еще не увидели. Я работаю врачом-терапевтом 42 года. Зарплата – минимальная – 3 700 плюс надбавки. Получается в среднем 4 000", - рассказывает врач Ольга Петрушко.

Выживают, как могут, и здешние пациенты. Ведь почти все лекарства вынуждены покупать самостоятельно.

Куда сложнее одиноким пенсионерам. Таким как бабушка Людмила. Только на медикаменты после операции она потратила аж 15 тысяч гривен.

Медики подтверждают: денег на обеспечение пациентов катастрофически не хватает.

Семейные больницы в Козелецком районе уже давно есть. И люди не понимают, как один врач может консультировать по многим болезням. Поэтому по старой привычке напрямую обращаются в поликлиники. На медреформу пациенты сетуют.

Скорая помощь теперь не обязана приезжать на каждый вызов: если дежурный врач во время телефонного разговора с пациентом понимает, что это не сложный случай, то может принять решение предоставить рекомендации по телефону.

Но больше всего людей беспокоит то, что несмотря на обещания Минздрава, фельдшерско-акушерские пункты закрываются.

Суть в том, что зарплату врачам в фельдшерских пунктах платит государство, а содержать сами заведения должна община.

В крупных городах ситуация с реформой значительно лучше. Житомир. По состоянию на начало 2019-го горожане заключили более 191 000 деклараций с семейными врачами. А это более 70% населения.

В Житомире амбулатории не закрывают, а наоборот – открывают.

Это заведение работает с июня 2018-го. Вокруг все новое. Пациенты услугами довольны.

"Изменилось в лучшую сторону, амбулатория очень хорошая, лучшие условия, лучшие услуги для пациентов. Стало немного дешевле", - говорит пациентка Татьяна Ляхевич.

В этой амбулатории работает семейный врач-рекордсмен. У него наибольшее количество пациентов в городе. Почти две тысячи. За счет этого существенно выросла зарплата.

"15 000 чистыми на руки. А раньше было 5", - говорит семейный врач Тарас Турчин.

У семейного врача Анастасии деклараций с пациентами относительно немного. Всего 750. Но все равно разница в зарплате до реформы и после – ощутима.

"В два раза увеличилась зарплата по сравнению с той, что у меня была раньше.  Теперь около 7 тысяч", - говорит она.

Новости по теме

У медсестер, которые работают в этой амбулатории, зарплата тоже выросла. Потому что она зависит от количества пациентов, которые обслуживаются. Максимальная цифра – 8 тысяч гривен ежемесячно. Значительно хуже ситуация у медиков, которые трудятся в еще не реформированных звеньях. Галина Туровская работает медсестрой в лор-отделении, получает минималку.

Реформа должна завершиться в 2020 году. А мы тем временем решили проверить, искореняют ли кардинальные изменения главную причину страданий украинцев – коррупцию.

* * *

Перед этим экспериментом наша журналистка специально прошла обследование, и проблем со здоровьем у нее не обнаружили. А потом с жалобами на вымышленную боль в животе Анастасия отправилась в рейд по медицинским учреждениям.

Столичная больница скорой помощи. Приемное отделение. Осмотр проводят два медика. Анастасию сразу положили в больницу. В стационаре девушку еще раз осмотрели. Диагноз ошарашил. Обнаружили перитонит.

Перитонит – это воспаление брюшной полости. У Насти взяли на анализы кровь и сказали готовиться к операции. Однако о деньгах ни слова. О взятках врачи говорят уже перед самой операцией, рассказали бывалые соседки по палате. Женщины жалуются: с пациентов дерут, как и раньше.

Одна из женщин, чтобы выздороветь, собирается продать дом.

Тем временем пациентам приносят обед – постную перловку.

Анастасии выдали белье, но назвать его чистым трудно. Дали только простынь. Пододеяльник сказали из дома приносить.

Далее началось самое интересное. Врач спросил, имеет ли Настя в Киеве родственников? В медучреждение пришел другой журналист, который представился другом, и уже ему начали рассказывать, что Анастасии срочно нужна операция, и том, как ее организовать.

Ответственный хирург открыто называет расценки: "В такой ситуации наркоз стоит 2 тысячи гривен, сама операция – 4. Еще будут какие-то расходы на лекарства, но это уже после операции".

Напоследок медик еще и спросил, потянем ли такую сумму?

Согласно закону, лечение в Украине бесплатное, а брать и давать взятки – уголовное преступление. На каких основаниях в этом медучреждении требуют дополнительные серые платежи и как медики фактически на глаз выявляют серьезные болезни, идем выяснять уже с камерой.

Снимать медики запрещают.

Хирург, который озвучивал суммы, к журналистам так и не пришел. Идем к руководству больницы.

В том, что его подчиненные могут работать за взятки, замглавврача по хирургической помощи Иван Березенко не верит.

Наконец-то заместитель главного врача все-таки соглашается провести служебную проверку.

Впоследствии из больницы поступило письмо: "После проведения рассмотрения дела комиссия не нашла грубых нарушений законодательства Украины в области здравоохранения и нарушений со стороны прав пациента".

За то, что здоровому человеку хотели сделать операцию и еще и называли конкретные суммы взяток, ни один врач даже выговор не получил.

* * *

Наш эксперимент продолжается. Сейчас мы проверим, согласятся ли спасать пациентку, у которой совсем нет денег. Но сначала журналистка звонит в больницу и спрашивает, имеет ли право обратиться за помощью в ближайшую больницу, если неместная и бедная, как церковная мышь?

"Конечно. Подходите в приемное отделение, объясняйте ситуацию. У нас медицина бесплатная, но лекарства вам придется, к сожалению, за свои средства покупать", - говорят в трубку.

Киевская область, больница города Ирпень.

Медсестра заявляет: медосмотр стоит 200 гривен.

В регистратуре навязчивой бедной пациентке не рады.

Без денег здесь никто никого не спасает. Говорят ехать в больницу соседнего города.

Неоказание медицинской помощи – это преступление. Почему врачи нарушают закон и клятву Гиппократа, спрашиваем у руководства заведения. Но заместитель главного врача на камеру общаться не хочет. Заместитель главного врача сбежала от журналистов.

* * *

Киевлянка Марина Саморукова уже более десяти лет борется с онкологией. В конце 2018-го она пошла на обследование в Национальный институт рака. Врач назначила препараты и отметила, где именно их надо купить.

"Она рассказала, что мне нужно купить лекарства у нее за 28 000 гривен, что лекарства нужно покупать только у нее, иначе она не отвечает за результаты лечения, поскольку эти лекарства, которые она продает, она знает, что это не подделка, а, к сожалению, много фальсификатов. И неизвестно, что я куплю сама", - рассказывает пациентка института рака в Киеве Марина Саморукова.

Затем, по словам Марины, госпожа Яценко дала ей контакты коммерсанта.

"Лекарства под ее кабинетом продает некий Валентин, который, конечно, никаких чеков, расписок не дает, просто на подоконнике торгует этим всем", - говорит пациентка.

Эти же лекарства свободно продаются в аптеке, но больной женщине тогда было не до того.

Позже Марина выяснила: этот препарат стоит в аптеке значительно дешевле: не 28 тысяч, а всего 18. О барышничестве в институте рака госпожа Саморукова сразу написала в своем блоге. После публичной огласки коммерсанта Валентина в заведении теперь не увидишь. По телефону он сказал, что больше таким не занимается.

Новости по теме

Врач Людмила Яценко тоже заверила, что на препаратах для пациентов не спекулирует.

В то же время Марина Саморукова не понимает, как врачи на пару с барыгами могут так цинично манипулировать тяжелобольными и вытягивать из них последнюю копейку.

Однако это далеко не единственный скандал вокруг института рака. На этих кадрах вместе с пробиркой крови пациент передает медсестре 50 гривен.

И это только начало взяток. Компьютерное обследование может быть платным, но здесь чеков никто не выдает. 

Эти деньги медики называют благотворительными взносами. Действительно ли эти средства идут на благо института, хорошо знает Юлия Овдиенко. В 2018-м ее назначили главным бухгалтером медучреждения. 

Овдиенко рассказывает о коррупционной составляющей благотворительных взносов.

Согласно закону, благотворительный взнос гражданин может перечислять только лично через кассу или терминал, давать деньги в руки врачей – это не благотворительность, а взятка. В киевском институте рака пациенты платят напрямую врачам. А потом собранные деньги приносят в кассу.

Однако невозможно проследить, сколько таких благотворительных взносов попали на счет института и какая сумма денег осталась в карманах медиков.

Еще одна схема, которую разоблачает бухгалтер, – это махинации с платежами иностранных пациентов. За лечение в Украине граждане других государств должны платить тысячи долларов в кассу. Однако в документах платежи отсутствуют. На самом деле иностранцы платят тысячи долларов, но на счет института они не поступают.

Овдиенко предлагала запретить врачам брать деньги и поставить на каждом этаже терминалы, чтобы пациенты могли самостоятельно оплачивать услуги и по желанию вносить благотворительные взносы. Однако в конце 2018-го с должности главного бухгалтера ее уволили.

А эту женщину зовут Елена. Она не хочет показывать свое лицо. До недавнего времени Елена работала завхозом в институте рака. В 2018-м она обнаружила, что кто-то зарабатывает на утилизации отходов. Махинации довольно выгодные. Примерно 300 гривен один контейнер.

По подсчетам бывшего завхоза, на сделке с отходами за год отмыли примерно 400 тысяч гривен. О выявленной махинации Елена сообщила руководству. И ее рапорт оставили без внимания, а впоследствии – уволили.

То, что в институте не все чисто с документами, подтверждает и бывшая начальница юридического отдела Елена Густилина.

"Визировать документы, которые предоставляются на подпись директору, это обязательства юридического отдела. Очень много документов шло мимо нас. Понятно, если не хотят показывать юристу, наверняка там не все в порядке. 90% документов не проходило", - рассказывает Густилина.

С 2018-го года утилизацией медицинских отходов из института рака занимается фирма "Альфатер Киев". Директор компании уверяет, что его предприятие ни в каких сделках участия не принимает.

Зато в Национальном институте рака отвечать на вопросы журналистов не захотели. Ответили письменно, что все услуги у них бесплатные, а рассказы бывших сотрудников – ложь.

* * *

Винница. Подольский региональный онкоцентр. В очереди в регистратуру пациенты обсуждают одно – где взять деньги.

Обследование на УЗИ, согласно закону, должен быть бесплатным, а в реальности – надо платить. В кабинете сотрудница открыто называет таксу – 100 гривен.

100 гривен – это взятка за один прием. А ежедневно через кабинет УЗИ проходят десятки пациентов.

Журналистка идет на прием к врачу. Медик аккуратно намекает – придется давать на лапу.

Настоящее отчаяние царит в стационаре, где пациенты отдали бешеные деньги и еще не знают, помогло ли им лечение.

Бесплатно никто никого не лечит.

За деньгами на взятки доведенные до отчаяния люди обращаются даже в благотворительные фонды. Волонтер Юлия Дякун вспоминает недавний случай.

"Женщина просила 40 тысяч грн, мы начали выяснять, из чего же состоят эти 40 тысяч. Оказалось, что на 30 тысяч там были препараты, обследование, все правда, а вот о 10 тысячах она потом в процессе разговора откровенно сказала, что это мне надо заплатить врачам", - говорит волонтер благотворительного фонда "Мы рядом" Юлия Дякун.

На такие благодарности фонды денег не дают. Почему в государственной больнице берут деньги – идем спрашивать главного врача.

Владимир Шамрай убеждает: за свой счет пациенты только лекарства покупают, а обследования и процедуры – бесплатны.

Как доказательство своих слов главный врач предлагает журналистам вместе пройтись по палатам. Дорогой проводит экскурсию. Говорит, скоро откроют новое отделение.

В присутствии руководителя медучреждения пациенты едва ли не хором отвечают, что, если и платили, то только благотворительные взносы.

Видео, где пациенты рассказывают, что вынуждены платить взятки для господина Шамрая – не доказательство.

Владимир Шамрай – человек далеко не бедный. В его декларации – дорогие часы, хорошие автомобили и квартира на 160 квадратных метров. А недавно семья приобрела загородный коттедж.

Шамрай – официальный миллионер. Только основным его доходом является не зарплата главного врача, а собственный медицинский бизнес. Рядом с государственным центром онкологии, где как раз председательствует Шамрай, стоит частный. Все услуги здесь официально платные.

По словам здешних пациентов, в частное учреждение их часто направляют из государственного.

Директором частного заведения является жена Владимира Шамрая – Елена Шамрай. Согласно декларации, в 2017 году предпринимательская деятельность обогатила Владимира Шамрая на почти 4 миллиона гривен.

Иметь бизнес главным врачам закон не запрещает.

Новости по теме

Но, как обнаружили наши журналисты, в частный центр пациентов часто направляют из государственного. А в самом Подольском онкоцентре процветают вымогательство и взяточничество.

* * *

К нам обратились медики Сергей Проскуров и Анна Паниотова. До недавнего времени оба работали в Покровской больнице в Донецкой обл. Проскуров заведовал женской консультацией, а Паниотова возглавляла акушерское отделение. В 2018-м их с работы уволили, потому что, уверяют, разоблачили коррупционные схемы главного врача.

По словам Проскурова, главный врач Покровской больницы Сергей Шутько требовал, чтобы чуть ли не за каждую манипуляцию медики брали с пациентов деньги и передавали наверх.

Расследование уголовного дела уже завершено. Дело о вымогательстве взяток сейчас рассматривает местный суд.

Поскольку дело уже в суде, в полиции отказались рассказывать детали, однако заверили, что у них есть доказательства, что Шутько требовал взятки. А это и есть тот самый обвиняемый руководитель Покровской больницы Сергей Шутько. По его словам, настоящими вымогателями являются Проскуров и Паниотова и за это он их уволил.

В подтверждение руководство больницы показывает полную папку жалоб от пациентов.

Это Виктория. Она рожала под сопровождением Анны Паниотовой. Говорит, врач нагло требовала деньги.

Зато уже бывшие коллеги обвиняют Паниотову в непрофессионализме. Врач Иван Кобец вспоминает, как ему пришлось спасать женщину, в теле которой Паниотова во время кесарева сечения забыла… салфетку.

Следовательно, у полиции есть вопросы не только к главному врачу Шутько. Паниотова и Проскуров тоже фигурируют в уголовных процессах, в частности правоохранители расследуют дело о врачебных ошибках.

То есть все стороны конфликта имеют отношение к коррупции. Проскуров признается: деньги от пациентов действительно брал, но лишь благодарности.

А сейчас самое интересное. По словам местных жителей, с пациентов Покровской больницы до сих пор берут деньги.

Руководитель перинатального центра Покровской больницы Иван Цыганок обвинения во взяточничестве отверг.

В то же время мы получили запись разговора, на котором голос, похожий на голос главного врача Сергея Шутько, говорит о том, что Паниотова требует слишком высокие взятки.

Далее голоса, похожие на Шутько и уже уволенного Проскурова, обсуждают, сколько нужно брать с пациентов.

Итак, не были ли главный врач Шутько и уволенные им медики Проскуров и Паниотова коррупционными компаньонами?! Мы проследим за ходом уголовных производств, чтобы взяточники в белых халатах больше не наживались на пациентах, а получили по заслугам.

* * *

Медицинская реформа имеет как сторонников, так и противников. Например, нардеп Ольга Богомолец считает, что семейные врачи не смогут качественно оказывать услуги людям.

"Есть рабочий день 8 часов, есть возможность мозга генерировать правильные решения. Если человек просто работает для галочки, чтобы сделать запись в истории болезни или просто выдать больничный, гарантировать, что он может осознанно принять 60-70 человек и поставить им всем правильные диагнозы, к сожалению, это не соответствует действительности. Качество будет очень страдать от этого", - говорит Богомолец.

Вместе с тем эксперты отмечают, что у части медиков выросла зарплата, а пациенты имеют возможность самостоятельно выбрать себе врача и прописка теперь не важно.

Искоренить коррупцию, по замыслу реформаторов, должна страховая медицина. Тогда украинцы смогут лечиться даже в частных заведениях, а расходы покроет страховка.

Удастся ли воплотить все эти замыслы: преодолеть коррупцию и улучшить качество медицинских услуг, покажет 2020 год. Ведь именно тогда должна завершиться реформа. А сейчас некоторые врачи могут нагло требовать взятки и, пока не дашь на лапу – помогать не станут.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>