Мариуполь: Между путчем и войной

Лихолетье сильно изменило мировоззрение мариупольцев. Война дала понимание того, что жизнь быстротечна, а человек смертен, и часто внезапно смертен, потому жить надо здесь и сейчас

Мариуполь: Между путчем и войной
Фото из открытых источников

Лихолетье сильно изменило мировоззрение мариупольцев. Война дала понимание того, что жизнь быстротечна, а человек смертен, и часто внезапно смертен, потому жить надо здесь и сейчас

Мариуполь живет, растет, обороняется, сражается, работает, работает, работает. Очень много работает. Так есть сегодня, так было 25 лет назад. Для многих, кто днем и ночью горит у доменной печи и прокатных станов, в этом городе мало что изменилось. Как и 25 лет назад, город периодически лихорадит, цены растут и "Азовмаш" почти не работает. Как и четверть века тому назад во дворах нет асфальта, а на дорогах – латка на латке. Правда, питейных заведений стало намного больше и уровень сервиса в них – намного лучше, так что теперь сталевару, отпахавшему смену, есть где отдохнуть комфортно, опрокинув рюмочку-другую. А в остальном – все тот же Мариуполь.

Новости по теме

Так могло бы показаться стороннему наблюдателю. Но это очень поверхностный взгляд на город. В недрах мариупольского конформизма и провинциализма медленно, но уверенно вызревают перемены. Сегодня их трудно не заметить. Особенно если оглянуться назад, в 1991 год.

По стране, тогда еще СССР, шагала перестройка. Мариупольцы тоже перестраивались. В городе стали появляться первые кооперативы, первые мошенники. Многие из тех, кто тогда, в 90-е, был наперсточником и кидалой, позже стали известными, влиятельными людьми, бизнесменами и депутатами.

Фото из открытых источников

 

До августа 1991 года Мариуполь переживал болезненное, мучительное становление рыночной экономики. Перед людьми открывались удивительные возможности. Некоторые ими с успехом пользовались, создавая в городе новые торговые объекты. А другие — с успехом пользовались результатами работы первых, отжимая, крышуя, грабя. Именно 91-й год ознаменовался первыми убийствами бизнесменов. Но в целом, до августа, 1991-й был спокойным и ничем не примечательным годом.

Все изменил августовский путч. В Москве — танки, президент Горбачев — в изоляции. А Мариуполь замер в ожидании, как флюгер в период кратковременного затишья, куда же рвануть, в какую сторону развернуть свой парус.

Новости по теме

Прильнув к экранам телевизоров и наблюдая за тем, что происходит в Москве, мы все пытались понять, о чем эта история. Как жаль, что не было у нас тогда "Фейсбука", который все знает и все поясняет. Но и без него было абсолютно очевидно, что надвигается что-то страшное.

Понятно же, что захватывать президентов нельзя, и власть свергать – тоже. Непонятно только было, чем все это закончится. А потому люди повернули свои взоры к первому секретарю горкома партии… Юрию Хотлубею. Да, да, уже тогда, 25 лет назад, он руководил этим городом. И тогда, в 1991-м, Юрию Хотлубею предстояло взять на себя ответственность и озвучить официальную позицию власти.

Впоследствии ему еще не раз приходилось это делать. В последний раз – в 2014-м, когда его пыталась порвать на части толпа агрессивных людей с георгиевскими ленточками на одном из сепаратистских митингов в Мариуполе. Тогда, в 1991 году, Юрий Хотлубей поступил так же гибко, как и в 2014-м. Он говорил одно и тоже: "Пусть политики разбираются, а нам надо обеспечить жизнедеятельность города".

Когда было тяжелее это произносить, в далеком 91-м или сейчас, не знаю, но думается, что такие эпизоды добавили немало седых волос экс-мэру.

Справедливость требует сказать, что Хотлубей действительно обеспечивал эту самую жизнедеятельность. Несмотря на войну, перестройку, развал СССР, "русскую весну" и прочие катаклизмы, Мариуполь оставался одним из немногих городов Украины, который всегда был обеспечен водой, получал отопление, электроэнергию и так далее. Не без срывов, конечно. Например, в том же 1991-м коммунальщикам не удалось вовремя дать тепло, из-за чего в нескольких домах произошли порывы коммуникаций. Но к середине зимы с ситуацией удалось справиться. И это был действительно редкий случай.

Новости по теме

Но вернемся к политической ситуации. Уже через несколько дней после уклончивого заявления Хотлубея, в Беловежской пуще руководители трех союзных республик подписали "смертный приговор" СССР, а компартия прекратила свое существование.

Эти новости нарушили мирное течение жизни Мариуполя. Но вовсе не потому, что нужно было принимать политические решения. Не потому, что разрывались экономические связи и над городом нависали серьезные экономические проблемы. Главное – нужно было срочно "спасать" имущество партии.

В Мариуполе по этому поводу собрали внеочередную сессию. Хотлубей требовал передачи всех объектов КПУ на баланс города. Но сегодня доподлинно не известно, что тогда было передано, а что нет. И главное – не известно, куда подевался автопарк мариупольского горкома КПУ. Впрочем, вся эта история с имуществом партии вряд ли кого-то удивит. Намного интереснее было наблюдать, как менялась "политическая линия" тех, кто в это время представлял в городе власть и крупный бизнес.

А линия эта была очень рваная и неустойчивая. Например, приезжает в Мариуполь известный диссидент Левко Лукьяненко, а его не пускают на ММК им. Ильича, препятствуют встречам с горожанами. Зато почему-то в "Азовмаше" неожиданно организуют массовое сожжение коммунистической литературы. Это было очень странно – собрать какие-то книги Ленина и Маркса и бросить их в печи. Зачем? Почему? Говорят, что на самом деле в тех печах вместе с коммунистической литературой сгорели тонны секретных документов, в том числе и из партийных архивов, а также листовки в поддержку ГКЧП. Однако так ли это, мы уже никогда не узнаем.

Фото из открытых источников

Что доподлинно известно, так это то, что желто-синий украинский флаг был поднят над зданием городской администрации в Мариуполе раньше всех остальных городов Донецкой области. Распорядился поднять украинский флаг все тот же гибкий Юрий Хотлубей. Мариуполь начинал готовиться к референдуму за независимость.

Это было смутное время на самом деле. Преступность росла (как и сейчас), с продуктами напряженка. С хлебом наступили перебои. Людям давали по буханке в руки. Картошки не было. Исполком вынужден был сам гнать фуры на Западную Украину, чтобы обеспечить город продовольствием. Бензина не было – частный транспорт остановился, началась спекуляция так называемым заборными картами, по которым можно было купить бензин.

Новости по теме

И несмотря на весь этот кошмар мариупольцы проголосовали за независимость. 80,6% горожан поверили в идею успешной, богатой и независимой украинской державы. Люди верили, что как только их перестанет грабить Кремль, они станут жить лучше. Верили в чернозем и металлургию, в уголь и энергетику. Верили в свои таланты и инженерную мысль. Они тогда еще не знали, что вместо Кремля появится донецкая мафия, днепропетровская мафия, ровенская мафия, и вместо грабителя-государства у них под боком будет разрастаться масса более жестоких и жадных грабителей, не оставивших шанса Украине стать такой, какой ее хотели видеть тогда 80% граждан.

Наверное, поэтому для среднестатистического мариупольца жизнь тогда и сейчас существенно не отличается. Мариуполь был и остается промышленным городом с очень плохой экологией, убитыми реками и умирающим морем. Хотя, конечно, разница все-таки есть...

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СТАТЬИ ЧИТАЙТЕ В СПЕЦПРОЕКТЕ 112.UA "НЕЗАВИСИМОСТЬ. 25 ЛЕТ ПЕРЕМЕН НА УЛИЦАХ НАШИХ ГОРОДОВ"

Иванна Радивилова

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>