Фото из открытых источников

Азиатско-Тихоокеанский регион (далее – АТР) – это территория, включающая в себя десятки стран, расположенных в Южной и Восточной Азии, а также вдоль побережья Тихого океана. Основными из них в восточном полушарии считаются Япония, Китай, Индия, страны АСЕАН (Индонезия, Малайзия, Вьетнам и другие) и Австралия.

В общем, работу украинских дипломатов в странах региона можно охарактеризовать, как положительную. Наши диппредставительства функционируют практически в каждом государстве АТР и возглавляемые опытными дипломатами. Особую активность проявляет посол в Австралии Николай Кулинич, которого эксперты выделяют, как одного из опытнейших отечественных дипломатов. Не смотря на длительное отсутствие руководителя дипмиссии в этой стране (4 года), Кулинич смог быстро восстановить конструктивный диалог с ее руководством, что уже принесло свои плоды: выгодное соглашение о поставках австралийского уранового топлива на украинские электростанции и организация предстоящего визита премьера Австралии в Киев.

Новости по теме: Украинская дипломатия на Ближнем Востоке: Что мешает продвижению украинских интересов

Послы в других государствах, например, Китае, Вьетнаме, Малайзии, регулярно проводят встречи с местным истеблишментом, организуют мероприятия, нацеленные на развитие торгово-экономического сотрудничества, сближение наций в социальном и культурологическом аспектах.

Но украинские дипломаты – лишь "винтики" в механизме внешней политики нашего государства. И когда в МИД нет четкого видения работы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, система дает сбой. "Не все зависит от дипломатов. Они все могут делать доброе дело, их не надо направлять, потому что на месте они знают и понимают лучше, как и что делать. Корень проблем в Киеве, в МИДЕ и Администрации президента, которые фактически игнорируют Азию (кроме Японии). По сути, там этим никто не занимается" , – убежден член Украинской ассоциации китаеведов Алексей Коваль.

Украинское МИД отмечает, что а сегодня, АТР является наиболее динамично развивающимся регионом мира, в котором сосредоточены колоссальные человеческие, природные и материальные ресурсы". Итак, в нашем государстве он должен быть интересным, как в политическом, так и в экономическом плане. Однако в действительности, картина – иная.

Фото из открытых источников

Новости по теме: На дне: Что делают украинские дипломаты в России?

Ключевой проблемой является отсутствие общенациональной стратегии работы. С этим соглашаются абсолютно все опрошенные нами эксперты. Большинство основополагающих документов (например, Стратегия устойчивого развития – 2020, Стратегия нацбезопасности и тому подобное) полностью ориентированы на европейский вектор и не содержат даже упоминаний о АТР и необходимость работы в данном направлении. Лишь отдельные документы военно-оборонной сферы (Военная доктрина, Стратегический оборонный бюллетень) косвенно указывают на важность региона в контексте мировой безопасности.

"Азиатско-Тихоокеанский регион для Украины всегда, за годы независимости, был регионом, которому уделялось внимание по остаточному принципу. Мало где можно найти упоминание о АТР в наших стратегических документах. Они могут бегло касаться необходимости развивать отношения с регионом в целом, с Китаем, и на этом все. Даже видение того, каким должен быть основной акцент в АТР, существует только у наших дипломатов на местах, и то на уровне интуиции", – уверяет эксперт Института общественно-экономических исследований Юлия Курнишова. И на это есть ряд причин.

Первая – географическая удаленность региона. Украинский МИД относит этот фактор к категории неблагоприятных из-за того, что основной формой взаимодействия с АТР сегодня является торгово-экономическое сотрудничество. А оно, в свою очередь, затруднено невозможностью транзита отечественных товаров в регион через территорию РФ в результате украинско-российского конфликта.

Вторая – кадровая. Мы страдаем на "отсутствие квалифицированных украинских востоковедов со знанием языков и специализацией на АТР", утверждают в МИД. А причиной этому опять же является недостаточное внимание к региону.

И наконец третья и самая глубокая причина – политическая. Азиатско-Тихоокеанский регион является разнополюсовым. Практически все его страны выбирают союзников из двух супердержав: США и Китая. Успешно лавировать между обоими, как это, например, пытаются делать Южная Корея и Вьетнам, удается далеко не каждому. К сожалению, Украине в том числе.

Новости по теме: Не на того поставили: Как украинские дипломаты пытаются найти понимание с Америкой Трампа

Революции, которые происходили у нас в 2004 и 2013 годах и приводили к кардинальной перестановке политических сил в государстве, вызывали не менее кардинальные изменения в отношении к стране со стороны иностранных партнеров. "Как только в стране происходят революции, и к власти приходят демократические силы, у нас активизируются отношения, например, с Японией и, наоборот, ухудшаются с Китаем", – утверждает Курнишова.

Безусловно, то, что сегодня Украина выбрала европейский вектор приоритетным для нашей внешней политики – правильно. Но нельзя при этом пренебрегать восточной частью мира. Никто не станет спорить, что с учетом размеров АТР, интенсивности его торгово-экономического развития и ростом роли и могущества Китая на мировой арене, этот регион может вскоре стать новым политическим и экономическим центром мира. И поэтому очень важно налаживать работу с ним уже сейчас.

Важность для Украины

С политической стороны, страны АТР важны для нас в аспекте поддержки в ГА ООН и других международных платформах. Последние голосования в Генассамблее по ключевым украинским вопросом были неоднозначными. Например, Резолюция ГА ООН о территориальной целостности Украины 2014 г. показала уверенную привязанность к нам государств АТР. "За" проголосовали практически все, кроме КНДР ("против") и нескольких стран во главе с Китаем, которые воздержались. Но в 2016-м во время голосования по ситуации с правами человека в Крыму тенденция несколько ухудшилась. "Против" выступили Китай, Камбоджа и КНДР, а воздержались более 5-ти стран, среди которых Индонезия и Малайзия, что, конечно, можно объяснить отношением этих стран к правам человека.

В контексте обеспечения международной безопасности и сдерживания агрессии РФ нам необходимо сближаться не только с Западом, но и попробовать "подружиться" с Китаем. Особенно сейчас, когда после избрания нового американского президента, "Поднебесная" адаптирует свои приоритеты во внешней политике.

В то же время, основная выгода от сотрудничества с государствами АТР проявляется все же в торгово-экономической сфере. Речь не только об инвестициях или просто перспективных рынках сбыта, но и об упрощенных требованиях к качеству продукции, что делает наши товары там конкурентоспособными. "Понятно, что речь не идет о рынке Европы и США, потому что там нужно достигать их критериев и стандартов, а в АТР очень рады будут принять даже технологическую украинскую продукцию, а не только товары из агропромышленного комплекса, металлургии или химической отрасли", – говорит эксперт "Украинской призмы".

С другой стороны медали, азиатские рынки, как товарный ресурс, также открыли бы для нас новые возможности. "Этот регион в целом производит продукцию высокого качества по более скромным доступным ценам. Это позволит Украине благоразумно диверсифицировать источники закупок товаров и, следовательно, отделить себя от чрезмерной зависимости от импортных товаров и технологий из ЕС, которые тянут Украину вниз по торговому балансу", – убежден эксперт из постсоветских стран американского аналитического центра The Jamestown Foundation Грегорио Баджиани.

По данным Государственной службы статистики, общий товарооборот между Украиной и основными государствами в АТР существенно сократился после событий 2014-го года и, несмотря на растущую динамику последних лет, до уровня 2013 года он еще не дотягивает (табл.).

Фото из открытых источников

Для того, чтобы улучшить эту ситуацию, нужно четкое взаимодействие с каждым отдельным государством, которое достигается только путем кропотливой дипломатической работы.

Основные партнеры

Несмотря на то, что в АТР входит почти 50 государств, Украина уделяет внимание лишь нескольким из них. В основном, это Япония и Китай.

Япония

2016 год в украинско-японских отношениях ознаменовался существенным прогрессом. В начале года было ратифицировано межправительственное Кредитное соглашение о втором заеме на политику развития и осуществление экономических реформ. В апреле Президент Порошенко совершил официальный визит в "страну восходящего солнца", в результате чего впервые был подписан Меморандум о сотрудничестве в сфере образования, культуры и спорта. Кроме того, на парламентском и министерском уровнях был осуществлен ряд взаимных визитов в Киев и Токио отечественных и японских делегатов.

Посол Японии в Украине Шигеки Сумме в ходе своего интервью для Укринформа заявил, что только после Революции Достоинства объем помощи Японии составил 1,86 млрд долларов, среди которых 1,1 млрд – на реконструкцию Бортнической станции аэрации, 300 млн – вышеупомянутой макрофинансовой помощи в рамках Кредитного соглашения, а также сотни миллионов долларов на реформирование украинской полиции, обновление киевского метрополитена, приобретение оборудования для медицинских заведений и ремонты школ.

Посол Японии в Украине Шигеки Суми
Фото из открытых источников

Казалось бы, тенденция очень положительная. Однако, текущий год характеризуется существенным уменьшением оборотов в украинско-японских отношениях. Из важных событий можно отметить лишь встречу президента Порошенко с делегатами Японской федерации бизнеса в конце мая, где обсуждалось установление прямого авиационного сообщения между нашими государствами и пути расширения сотрудничества. И это при том, что 2017-й в Украине объявлен годом Японии. Как оказалось, звучит громко, но, кроме социально-культурных мероприятий, например, выставок оригами, этот проект ничего из себя не представляет. По мнению экспертов, хотя официально год Японии должен был стать мощным инструментом в сближении наших государств, на практике это оказалось полной профанацией. "Стратегически это мероприятие не содержит никаких положительных последствий для нас и никакой почвы", – убеждена эксперт-японист Елена Мыкал. По ее мнению, украинская внешняя политика вообще не касается АТРу, а сосредоточена только на США и Европе, и это – наша серьезная ошибка.

Зато, исторически мы имеем много общего с Японией. Речь идет про Чернобыль и Фукусиму и про Крым и Курилы. "Несмотря на то, что это негативные вещи, они нас объединяют", – убеждена госпожа Мыкал, – "это очень сильная завязка, которая дает партнеру понимание того, что происходит в нашей стране, исходя из собственного примера. Это совместный опыт". И мы должны использовать эту связь. Ведь Япония – не единственная страна региона, с которой нам реально построить эффективные отношения не только в торговле, но и в плане политической поддержки.

Китай

Ситуация с Китаем тоже оставляет желать лучшего, хотя после последнего визита украинской делегации в Пекин "лед", по крайней мере, "сдвинулся".

Не секрет, что Китай - достаточно сложное государство в плане налаживания международных отношений. Это связано со многими факторами, в т.ч. идеологическими, а потому дипломатия с ним должна быть настоящим искусством. Основной акцент в отношениях с Китаем мы всегда делали на торгово-экономической и инвестиционной сферах. По данным Государственной службы статистики Украины, в этом аспекте КНР уверенно занимает второе место по товарообороту среди всех экономических партнеров Украины на протяжении последних нескольких лет. Но этот рейтинг нельзя засчитать в нашу пользу. Ведь, разобравшись, становится понятно, что 2-е место достигнуто не экспортом отечественных товаров на китайские рынки, а как раз наоборот, и отрицательное сальдо для нашего государства только за 1-й квартал текущего года уже составляет почти 1 млрд долларов. В нашем рейтинге Китай действительно занимает второе место, но мы для него – лишь "одно зернышко в мешке".

На сегодня КНР имеет несколько масштабных проектов, ориентированных на евразийский континент. Это "Один пояс, один путь" и формат "16+1". В обоих нам хотелось бы быть, но перспективы призрачны.

Первый проект ориентирован на возрождение Великого шелкового пути и глобальное освоение китайцами евразийских и африканских рынков. Странам, которые войдут в "Один пояс", Китай будет оказывать значительную финансовую поддержку (от 2 до 3,5 трлн долл.) в виде инвестиций на развитие инфраструктуры, логистики и других важных сфер для функционирования проекта.

Один из вероятных маршрутов нового Шелкового пути будет проходить через украинский Черноморск (Одесская обл.). По крайней мере, на это очень надеется наше правительство. Однако, пекинский саммит, посвященный "Одному поясу" (13-15 мая э.г.) показал, что участие в нем Украины для КНР не в приоритете.

Во-первых, участие в форуме для нашего государства ограничилось министерским уровнем. Во-вторых, заявления украинских делегатов, сделанные после возвращения из Пекина относительно результатов форума, по-прежнему не содержат конкретных посылов об участии нашего государства в Шелковом пути. Единственным положительным маркером, который может касаться данного проекта, стало подписание Администрацией морских портов Украины контракта с компанией ChinaHarbourEngineeringCompanyLtd на проведение дноуглубительных работ в порту Южный (Одесская обл.). Следует отметить, что также ведутся переговоры относительно проекта концессии железнодорожно-паромного комплекса в порту "Черноморск". Остальные проекты, как например строительство моста в Кременчуге или реконструкция Шулявского путепровода в Киеве, отношения к Шелковому пути, безусловно, не имеют.

пресс-служба Мининфраструктуры

Формат "16+1" – это инициативный проект КНР, призванный активизировать сотрудничество с одиннадцатью странами Евросоюза и пятью Балканскими государствами, расположенными в центрально-восточной Европе. Как и "Один пояс, один путь", возникновение "16+1" имеет торгово-экономическую подоплеку, однако его нужно рассматривать, как глобальный проект, имеющий также инвестиционную и, в определенной степени, геополитическую привлекательность для Украины в призме развития связей с ЕС и использование Китаем Украины в качестве "двери в Европу". Географически Украина может претендовать на участие в этом формате сотрудничества. Однако, нас почему-то туда не приглашают.

Возможно, причина кроется в отсутствии политической воли с нашей стороны. Ведь заседание межправительственной Комиссии по сотрудничеству между Украиной и Китаем не проводилось с сентября 2013 года. Встречи глав государств проходили лишь в рамках международных мероприятий (апрель 16-го – Вашингтон; январь 17-го – Давос). Для прагматичных и дисциплинированных китайцев – это может быть показателем бессистемности работы украинского руководства и нежелания согласовывать совместные действия.

Правда, во время последнего визита в Пекин первый вице-премьер-министр Украины Степан Кубив наконец договорился о проведении Третьего заседания Межправительственной комиссии до конца 2017 г. Будем надеяться, это вытянет украинско-китайские отношения из "трясины" неопределенности.

Большинство опрошенных нами экспертов убеждены, что Китай нужен Украине как геостратегический партнер, особенно в экономическом плане, но с ним нужно обращаться очень осторожно.

Как утверждает эксперт-синолог Московского центра Карнеги Александр Габуев, построение отношений с любым государством должно основываться на прагматичных интересах. "Китай – вторая экономика мира, которая в ближайшее время может стать первой. В Украине достаточно много товаров, потенциально интересных для Китая. Если Украина собирается развиваться, как глобально ориентированное государство с глобализированным бизнесом, то без китайского вектора внешней политики это обречено на провал", – уверен международник. Однако, судя по всему, не только Украине интересен Китай, но и наоборот.

По мнению Юлии Курнишовой, Пекин пытается продвигать собственные интересы в Украине через три основные идеи: создание зоны свободной торговли, либерализация миграционной политики и кредитование на выгодных для него условиях. Все они насколько перспективны, настолько же и рисковые для нас.

В конце мая китайский посол в Украине Вэй Ду сообщил "Зеркалу недели", что Пекин готов к переговорам с Украиной о введении ЗСТ и взаимного безвизового режима и ожидает сигнала от Киева. Специфика в том, что Китай экономически мощнее Украины в десятки раз и именно для него СИТ является более выгодным. Понятно, кто будет председательствовать в этом тандеме и будет диктовать правила, особенно учитывая амбиции "Поднебесной". "Как мы знаем, Трамп выдвигал претензии Китаю, насколько неправомерны были тарифы и экономическое поведение в двусторонней торговле. Если Китай позволял себе так обращаться со США (наиболее могущественной державой мира), то можно представить, как он будет вести себя с Украиной. Можно сказать, абсолютно "без тормозов"", – убеждена Курнишова.

Аналогичная ситуация и с безвизовым режимом. Украина неоднократно поднимала вопрос внедрения Китаем безвиза для наших соотечественников, но он соглашался только на схему: "вы – нам, а мы – вам", и никак иначе. Очевидно, что украинские и китайские миграционные потоки несоразмерны. Поэтому, несмотря на все преимущества для нас, не следует забывать о катастрофической перенаселенности Китая, которая сама по себе создает риски китайской экспансии в Украину в случае внедрения безвиза.

В плане финансовой поддержки Китай также резко отличается от Японии, которая предоставляет преимущественно безвозвратную помощь Украине. А Пекин предлагает только кредиты, да еще такие, что продвигают его экономические интересы. Например, под закупку их товаров, или под наем китайских работников, если это инфраструктурный проект.

И конечно, нужно помнить про извечную жажду Поднебесной к чужим технологиям. Китай никогда не прекращает охоту на них, и в этом аспекте украинская авиационная отрасль является для него "лакомым куском". Ярким примером стала прошлогодняя ситуация с нашим АН-225 "Мрия", который едва не продали китайцам вместе с технической документацией. На сегодня же, актуальным является вопрос создания совместного украинско-китайского предприятия по выпуску и обслуживанию украинских авиадвигателей в Китае и модернизации за их средства "Мотор Сичи". Вряд ли наши восточные друзья не воспользуются таким шансом "позаимствовать" отечественные технологии.

Все эти факторы делают Китай сильным и опасным "хищником" на мировой арене. И украинской дипломатии нельзя об этом забывать. "Инструментов защиты собственных интересов в этих ассиметричных отношениях у Украины немного, но их нужно использовать", – убежден директор Центра международных исследований, политолог Николай Капитоненко.

Индия

А вот с кем Украина не развивает политический диалог вообще, так это с Индией (ее порой тоже причисляют к АТР). По мнению экспертов, это очень глупо.

Как и Китай, это страна с огромным населением (крупнейшим в мире) и темпами экономического развития. По последним критериям в 2016-м она обогнала даже КНР. Но в отличие от Китая, Индия не такая агрессивная во внешней политике, и сотрудничество с ней несет меньше рисков для Украины. Для того, чтобы занять серьезные позиции на рынке АТР, нужно выбрать государство-фаворита, при помощи которого продвигать наш продукт в регион. Почему бы не сделать ставку на Индию?

Для нашего государства их рынок сбыта и инвестиции являются весьма желательными. Согласно статистическим данным, в прошлом году товарооборот между нами и Индией составил почти 2,4 млрд долл. с крайне положительным для Украины сальдо (1,4 млрд).

Несмотря на это, на политическом уровне Украина полностью игнорирует эту державу. Последнее заседание Межправительственной индийско-украинской комиссии по сотрудничеству состоялось еще в ноябре 2013 года, визиты украинских официальных лиц в Индию прекратились после 2012-го. Большинство специалистов объясняют это якобы пророссийской позицией страны, которая следует, например, из постоянного партнерства в сфере поставок российского вооружения в Индию. Однако это государство – самостоятельный игрок, и его международные контакты с РФ не ограничивают нас в налаживании нормальных международных отношений с Нью-Дели. Ведь, если отказаться от сотрудничества со всеми странами, партнером которых является Россия, почти не с кем "дружить".

***

Следовательно, Украина может похвастаться определенными достижениями только в отношениях с Японией, а также с Индонезией, где в прошлом году мы вошли в четверку самых крупных поставщиков продовольственной пшеницы в страну и начали переговоры о создании ЗСТ и Малайзией в аспекте сотрудничества в сфере предотвращения уголовных правонарушений и подписания соглашения об избежании двойного налогообложения.

Сельскохозяйственная продукция определена приоритетным экспортным товаром для Украины на 2017 год. Если нам удалось прорваться в пятерку крупнейших поставщиков зерна в Индонезии, конкурируя даже с Китаем и РФ, то почему бы нам не усиливать это направление и в других государствах региона.

Еще мы могли бы наращивать потенциал в сфере военно-технического сотрудничества. В этом году завершается контракт на поставку харьковским Заводом им. Малышева комплектующих для китайско-пакистанских танков "Аль-Халид". Нужно заключать новые контракты и расширять рынки сбыта такой продукции.

Двигатели, которые производятся на ГП "Антонов", пользуются спросом не только в Китае, но и, например, в Индии, компании которой в прошлом году начали сотрудничество с этим предприятием и договорились о совместной разработке и строительстве нового транспортного самолета. Сфера авиастроения – это гордость украинской промышленности и ее продукция интересна государствам АТР.

Святослав Богданов