Фото из открытых источников

Хроника событий

С 27 мая в СМИ и украинском сегменте социальных медиа разгорается скандал вокруг задержек на таможне посылок с техникой Xiaomi и Meizu. История началась с публикации на сайте 112.ua (по следам информации в сети и жалоб в украинскую Mi Community о проблемах с задержанием посылок с единичными заказами в адрес физических лиц) и рассказа Владислава Чечеткина в Facebook об аналогичной ситуации с брендом Meizu, а также ранее опубликованной ссылке на странице фейсбук АПИТУ (Ассоциация Информационных Технологий Украины) о том, как в аналогичном случае действуют в России. О блокировке посылок таможней покупателям сообщала служба Meest Express. В это же время “Укрпочта”, по словам пресс-службы, обслуживала посылки с техникой двух китайских брендов в штатном режиме.

Новости по теме: Прощай, Китай: Украинская таможня вслед за российской не пропускает посылки с техникой Xiaomi

Параллельно с этим, 25 мая стало известно о тщательном досмотре Государственной фискальной службой посылок "Новой почты" с 18 мая, которое имело место вплоть до 29 мая (к слову, сама “Новая почта” инцидент с таможней с задержками посылок Xiaomi и Meizu не связывает).

112.ua

Новость из блога OpenBot о том, сколько зарегистрированных представителей правообладателей торговых марок находится в реестре Государственной фискальной службы, подлила масла в огонь - с разной степенью искаженности фактов ее перепечатали все крупные общественно-политические медиа. Как мы уже писали ранее, согласно украинскому законодательству (Таможенный кодекс, статья 398), таможня имеет право задерживать посылки только по запросу со стороны правообладателя, и сам факт наличия ТМ в реестре не означает наличия такого требования.

В итоге 29 мая закончилось официальным комментарием главы таможни о том, что запрета на покупку за границей продукции более 1000 торговых марок нет, и таможня, все же, может задерживать посылки только по требованию правообладателя и прекращать оформление, когда речь идет о контрафакте или о нарушении прав интеллектуальной собственности.  

Так могут или не могут?

Таможенный реестр (ТР) объектов интеллектуальной собственности существует в Украине более 10 лет. “Первое время его возможностями пользовались только крупные производители, поскольку включение в ТР объекта интеллектуальной собственности (товарного знака, изобретения, полезной модели, промышленного образца или объекта авторского права) предусматривало внесение залога в размере 5-ти, а позднее 1 тысячи евро. С началом процессов гармонизации украинского законодательства с законодательством ЕС залог был отменен, что резко увеличило количество внесенных объектов и, кроме всего, привело к росту активности т.н. патентных троллей”, - рассказывает нюансы Данил Бенатов, партнер бюро патентов и ТМ Benatov&Partners.

Данил Бенатов уточняет, что собственник, например, товарного знака имеет возможность указать минимальный размер партии импортируемого товара, маркированного указанным знаком, который может быть пропущен, исходя из параметров цена и/или количество единиц.

То есть, фактически, от правообладателя зависит, пропустят в Украину одни кроссовки или два смартфона, или будут задерживать даже минимальное количество, таким образом ограничивая даже частные лица в праве заказать себе товар из зарубежного интернет-магазина.

Последствия

Сейчас можно предположить, что при строгом соблюдении требований действующего национального законодательства у украинских потребителей – физических лиц - не должно возникнуть проблем с заказами из-за рубежа какой-либо продукции (незапрещенной ко ввозу) в нетоварном количестве и для личного пользования, хотя вышеупомянутые случаи говорят об обратном.

Но в нашей стране, и это – неуклонная общемировая тенденция, - растет объем транснациональной торговли. Украинцы охотно покупают для своих личных нужд товары в зарубежных магазинах (и часто в официальных представительствах искомого бренда, где цена ниже, чем в официальных представительствах или авторизованных магазинах в Украине), и потому что там (особенно на мировых торговых интернет-площадках) в разы дешевле, что важно для нашего потребителя с низкой платежеспособностью, и при этом разница в сервисе не ощущается.

Растущий объем подобных покупок за рубежом может привести к тому, что официальные дистрибьюторы в нашей стране начнут более активно "закручивать гайки", мотивируя свое решение ростом налоговых поступлений в бюджет и борьбой с контрабандой.

“Если подобные случаи участятся, стоит ожидать, что, для обхода подобных "запретов", некоторые поставщики включат "удобные" и с нетерпением ожидаемые коррупционерами схемы, выводя существенную часть бизнеса "в тень", а также начнут покупать продукцию у спекулянтов, которые будут привозить ее по каким-то другим альтернативным каналам. Беспокоит то, что зарплата в 200 долларов считается выше средней в нашей стране. Зачем людям кислород перекрывать и ограничивать право выбора? Мы понимаем, что мы в этой ситуации, как коммерческая структура, мы должны быть "по ту сторону баррикад" и волноваться, что наши потенциальные покупатели будут больше заказывать с Aliexpress и меньше покупать в нашей сети продаж, но хотелось бы, чтобы каждый мог совершать покупки там, где он хочет. Хочет в Украине – с радостью предоставим лучшие возможные условия и поддержку, хочет за границей, нет проблем, выбор человека. Мы со своей стороны для перевеса желания клиента купить в Украине в нашу сторону должны обеспечить условия, при которых он захочет этого - отношение, сервис, поддержка, гарантия, акции, прочие активности. Заблокировать ТМ на таможне - проще простого”, - делится мнением Александр Ширков, директор компании NIS, которая является партнером большинства компаний экосистемы Xiaomi в Украине и предоставляет сервисное обслуживание, развивает украинское сообщество Mi.

Причем тут авторские права?

Налоги и платежи в бюджет - популярный аргумент любого спора в Украине, и часто эти вопросы становятся источником для спекуляций. Нынешняя ситуация представляет собой очередной виток конфликта вокруг темы исчерпания прав на торговую марку (о которой также шла речь в предыдущей статье) и существования самого понятия легальных и нелегальных поставщиков. На одной стороне - сторонники национального принципа исчерпания прав на ТМ, то есть те, кто отстаивает идею, что правообладатель решает, кто может поставлять его товары в определенную страну и блокировать остальных. Они настаивают на том, что официальные дистрибьюторы платят налоги в бюджет, и тем самым способствуют подъему украинской экономики.

На другой - сторонники международного принципа, который подразумевает, что производитель не имеет права вмешиваться в то, кто и куда поставляет его товары.

Эти участники рынка заявляют о том, что поддержка Украиной национального принципа исчерпания прав на ТМ (у нас, как уже писалось ранее, законодательно не закреплен ни один принцип, хотя реестр прав интеллектуальной собственности подразумевает скорее национальный, а юридически Украина ближе к международному) приведет к обратным последствиям - монополии на продажи, повышению цен на товары, обусловленным монопольным положением дистрибьюторов, и развитию контрабанды в стране. При этом она не заставит тех, кто не платил налоги и работал нелегально, начать их платить.

По мнению сторонников свободного рынка, Украина нуждается в европейском подходе, где действует международная система исчерпания прав на торговую марку, и сами дистрибьюторы определяют, какие товары ввозить в страну, а какие нет. При этом покупатели сами вольны решать, где и как покупать им товар, и благодаря свободному рынку развивается сервис и цены опускаются до разумных размеров, и налоги поступают от всех, кто работает легально.

“Официальный” поставщик – это не законодательное или фискальное, а исключительно бизнес-понятие. Одно частное лицо делегировало некие права другому частному лицу – вот, что такое этот статус по своей сути. С точки зрения государственной таможни, две фирмы, импортирующие одинаковый товар, должны быть абсолютно равны. Таможня и налоговая служба не должны никоим образом участвовать в процессе конкуренции между этими субъектами рынка (а тем более за счет граждан, то есть потребителя). Таможне не должно быть дела, кому производитель какой статус дал или отобрал. Она должна профессионально и непредвзято взять налог, НЕ пропустив на территорию страны товар без налогообложения”, - объясняет суть проблемы Сергей Арабаджи, основатель Hotline.ua.

По словам Владислава Чечеткина в эфире “Нового времени”, после принятия в России национального принципа в 2002 году, цены выросли на 32%.

По мнению сторонников международного принципа, обращение к запрету на основании ТМ не уменьшит нелегальный импорт, с которого не платятся налоги, но стимулирует коррупцию на таможне, и это неправильный инструмент для борьбы с ним. Бороться следует реформой таможни и более строгим регулированием онлайн-торговли. “Кросс-бордерная торговля и другие современные интернет-технологии торговли и маркетинга кардинально меняют поведение потребителя. И это как ветер, движение против него только истощит ресурсы. Обращением к торговым маркам его не уменьшишь. Если мы это признаем, наше общение станет куда более конструктивным. И вместо законов о защите ИС, мы будем обсуждать реформу таможни, внедрение кассовых аппаратов в онлайн-торговлю, более строгие нормы для ведения бизнеса в интернете и борьбу с фиктивным предпринимательством”, - предлагает Сергей Арабаджи.

Сейчас в парламенте есть два законопроекта, которые направлены на урегулирование принципа исчерпания ТМ в Украине. Законопроект 5419 поддерживает национальный принцип. Законопроект 5699 поддерживает обратные нормы - международный принцип. От того, какой из них будет поддержан, во многом зависит дальнейшее развитие ситуации с таможней и заграничными покупками.

Нина Глущенко