Поставить налоговый комитет на паузу: Как быть с коррупционным скандалом в Верховной Раде?

Поставить налоговый комитет на паузу: Как быть с коррупционным скандалом в Верховной Раде?
Facebook Яна Доброносова

Наталья Лебедь

Журналист

Новые налоговые инициативы правительства ставят под удар малый и средний бизнес – в этом единодушны практически все эксперты. А ведь именно такой бизнес и формирует ту "бюргерскую прослойку", тот средний класс, который сигнализирует о правильном развитии страны и стабильности ее экономики. Но дело в том, что законопроекты, подобные № 1210, рискуют уничтожить и крупный бизнес. Или – по меньшей мере – нанести ему существенный ущерб. Это экономический аспект. Есть еще и этический: законодательные инициативы, связанные с фискальной сферой, проходят через горнило профильного комитета Верховной Рады. А его члены с недавних пор подозреваются в коррупционных связях. И эту вероятную коррупцию вскрыли не журналисты-расследователи, как это обычно бывает, а сам президент и его окружение. То есть масштаб скандала самый высокий, а члены комитета уже пошли на детектор лжи. И сейчас вопрос в том, имеют ли они моральное право продуцировать новые законы, если есть сомнения в чистоте их намерений? И как быть с теми законопроектами, которые уже приняты с подачи комитета, или ожидают принятия? Мы опросили по этому поводу известных экономистов и политологов.

Коротко и по сути

Законопроект № 1210 шел в одной обойме с № 1053 и 1073. Два последних документа уже стали законами и были подписаны президентом. Они, как известно, регламентировали введение кассовых аппаратов и кешбэк для покупателя в случае невыдачи ему чека. Эти нормы касались в первую очередь ФЛП – физических лиц-предпринимателей.  

Но последний в их "серии" законопроект – № 1210 – затрагивает весь бизнес. Иными словами, не только ФЛП, но и предприятия, работающие на общей базе налогообложения. Последние нужно "приструнить", говорится в пояснительной записке, ведь они имеют слишком много возможностей для спекуляций налоговыми ставками. Теперь ставки будут повышаться, а преференции – сокращаться.

Если закон будет принят, то доля рентных платежей в коммерческой прибыли металлургических предприятий Украины существенно превысит аналогичный показатель в других странах. И достигнет, по оценкам консалтингового агентства PricewaterhouseCoopers (PwC Украина), 22%.

Для сравнения: доля ренты в прибыли в Австралии, Бразилии, Канаде, Казахстане, Индии, Китае составляет 10,3%. А в России – всего 2,5%. Как минимум, это означает то, что в результате этого добывать железную руду в Украине станет почти в десять раз дороже, чем в России.

Кроме всего прочего, творцы законопроекта не захотели или не сумели учесть фактора колебания цен на мировом рынке. "Согласно нашему моделированию, если снижается цена, мы попадаем в ситуацию, когда Украина не просто взлетает по уровню налоговой нагрузки на компании, добывающие ЖРС (железорудное сырье), она стремится вверх со скоростью ракеты в этом случае", – комментирует директор "PwC Украина" Максим Дудник. 

Рента вверх: ищи, кому выгодно

Но руда руде – рознь. Интересно, что к рентной ставке на добычу полезных ископаемых законопроект № 1210 подходит весьма избирательно. Документ удивительным образом избавляет от обязанности платить повышенные налоги предприятия олигарха Игоря Коломойского по добыче марганцевой руды, в то время как налоговое бремя на добычу железной руды увеличится как минимум в четыре раза.

"Законопроект откровенно сырой. Он должен был бы улучшить налоговый климат в Украине, приблизить Украину к реалиям, к мировым трендам по налогообложению. Но туда добавили несколько очень сложных и неоднозначных элементов", – отметил Дудник в ходе недавнего заседания Европейской бизнес-ассоциации.

"Такие нововведения, которые меняют налогообложение рентной платы для отдельных видов бизнеса или налогообложение налогом на прибыль предприятий, весьма сомнительны и требуют существенной доработки. В этой и многих других частях закон сырой. Над ним надо думать, его надо дорабатывать, чтобы не ухудшить существенно ситуацию с налогообложением и бизнес-климатом в Украине", – подчеркнул Дудник.

"Непонятно, в связи с чем власти решили резко поднять ставки именно на ренту для добычи руд железа? Не исключено, что к возможному повышению ставок имеет отношение известный олигарх Игорь Коломойский", – отмечает в комментариях масс-медиа эксперт Дмитрий Марунич.

Игорь Коломойский Апостроф

В случае принятия закона последствия будут катастрофическими, продолжает он. "Во-первых, целый ряд проектов закроется, они станут нерентабельными и невыгодными. Из-за нестабильности налогового законодательства в отношении предприятий, добывающих руду, будут пересмотрены западные инвестиции. Во-вторых, ставится под сомнение нормальное функционирование отрасли вообще", – полагает эксперт.

Изменения, говорит Марунич, заложенные в законопроекте № 1210, фактически уничтожат железорудную промышленность Украины: горно-обогатительным комбинатам придется остановить свою работу, а экономика потеряет миллиарды долларов инвестиций и десятки тысяч рабочих мест.

Удар по промышленности Украины в полной мере коррелирует с желанием определенных персон подыграть интересам России. Эту мысль на своем Фейсбуке развивает депутат предыдущего созыва Игорь Попов. "Сегодня появились новости об остановке производства на Днепровском металлургическом комбинате в Каменском. Перед тем о планах остановки части производства объявил "Арселор Миттал" и ДМЗ (Днепровский металлургический завод). Пожалуй, математика, заложенная в изменениях налогового законодательства в законопроекте 1210, не находит подтверждения в практике украинских промышленников", – отметил Попов.

Он убежден в том, что повышение ренты сделает нерентабельными поставки украинского проката на китайский рынок. А рента, более высокая, чем в странах, конкурирующих с Украиной в металлургии, вытеснит украинский бизнес с мировых рынков.

"Либертарианцы предлагают установить ренту выше, чем в странах-конкурентах (Австралии, Бразилии или Казахстане). Основные рынки после закрытия украинских производителей займут российские компании. Может, в этом и заключается экономическая составляющая "формулы Штайнмайера"? – спрашивает он.

"Была договоренность еще при Януковиче (при Порошенко осталась) о низкой ренте на добычу руды. Из расчета, что мы покупаем дорогой кокс, в итоге получалась более-менее нормальная себестоимость металла, который идет на экспорт. Если сейчас резко поднять ренту, металл станет дорогим, упадет его экспорт. Проиграют все, кто так или иначе занят в рынке металла. Казалось бы, выиграет бюджет, который получит больше акцизов. Но ведь будет меньше экспортной выручки. Так что мы больше потеряем", – говорит 112.ua экономист Александр Охрименко.

Но дело не только в металле и руде.

"Имени Коломойского"

Законопроект № 1210 содержит и иные новеллы, не касающиеся напрямую ЖРС. Но, наблюдая нерадостные перемены, связанные с налогообложением, некоторые инвесторы (даже далекие от руды) покинули Украину. Это прежде всего табачники.

Компания British American Tobaсco (ВАТ) закрыла свою фабрику в Украине. И это при том, что, по данным ГФС, в 2018 году ВАТ уплатила в бюджет 16,05 млрд грн налогов, войдя в тройку крупнейших налогоплательщиков. В скором времени ВАТ планирует перенести региональный центр из Киева в Румынию. А в настоящий момент работа фабрики приостановлена на неопределенное время и о точной дате ее возобновления неизвестно.

О возможном закрытии своих предприятий заявили и другие крупные доноры украинского бюджета: Philip Morris (РМ) и JTI. В PM уточнили, что компания серьезно обеспокоена нормами законопроекта № 1210 и планом повышения ставок акцизного сбора на сигареты. Если закон будет принят, это приведет к росту цен в 2,5-3 раза – до 80-100 грн за пачку сигарет. Последствия? Рост контрабанды и увеличение объема нелегального рынка – именно это прогнозируют в Philip Morris.

Что же происходит с законотворческими наработками новой властной команды и почему они ведут к ухудшению экономической ситуации? На этот вопрос 112.ua оригинально отвечает аналитик агентства MPP Consulting Павел Мельник. "Вы знаете, что такое НДС? – спрашивает он. – Нет, это не налог на добавленную стоимость. Это "надо деньги срочно!". Ситуация, когда средства в госбюджете заканчиваются, компании вроде "Арселора" вместо реинвестирования выводят деньги из страны, поступления по налогам сокращаются, а соцвыплаты платить нужно. Вопрос только – из каких средств? Печатать деньги пока не хочется, так давайте искать того, кто еще что-то платит, и душить его налогами".

"Пока все выглядит как желание определенной части украинских финансово-промышленных групп разобраться с конкурентами, действуя по принципу "мы сейчас быстро нацарюем – и убежим". Если кто-то и хочет получить больше денег в бюджет, то лишь для того, чтобы их раздерибанить", – добавляет экономист Александр Охрименко.

Он же иронично замечает, что в среде экспертов законопроект № 1210 называют "законом имени Коломойского". Ведь продвигает документ глава парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев, которого связывают с олигархом Игорем Коломойским. Особенность законопроекта № 1210 в том, что он ударяет по интересам многих лиц, но фактически не затрагивает бизнес этого олигарха.

Даниил Гетманцев Фото из открытых источников

Кроме Гетманцева, в руководстве упомянутого комитета пребывают еще как минимум три человека из команды Игоря Коломойского и его партнера по бизнесу Виталия Хомутынника. Есть таковые и в рядовом составе комитета, который насчитывает 32 депутата и в котором 20 человек представляют "Слугу народа".

При этом пропрезидентская часть комитета недавно стала коллективным фигурантом коррупционного скандала. Именно она провалила рассмотрение законопроекта 2047-д, имевшего целью ликвидировать автоматизированные электронные площадки, которые оценивали недвижимость. СМИ считают, что на этой схеме наживается одиозный нардеп Антон Яценко, который входит в депутатскую групп "За будущее", созданную в интересах Игоря Коломойского. Из всех "слуг народа", задействованных в этом комитете, лишь пятеро одобрили этот законопроект. Остальные были против или уклонились от заседания.

Впоследствии поползли упорные слухи о том, что за саботаж депутатам платили по 30 тыс. долл. Эту информацию распространил экс-нардеп Сергей Лещенко, а глава фракции "Слуги народа" Давид Арахамия ее подтвердил. Он сказал, что у него есть непрямые доказательства подкупа нардепов, а еще обещал предоставить тому свидетеля плюс пройти детектор лжи.

Так это или нет – возможно, будет установлено в дальнейшем. Вот только какую тень отбрасывает поведение членов комитета на принимаемые ими законы?

Поставить комитет на паузу

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник говорит нам о том, что проблему с подозреваемыми в коррупции членами финансового комитета можно легко решить. Была бы на то воля главы украинского парламента.

"В руках руководства парламента находится решение о возможном перенаправлении части законопроектов, ранее "расписанных" на финансовый комитет, другим комитетам. Например, бюджетному или иному, близкому к решению экономических вопросов. Такая практика существует, и решает эти вопросы глава парламента фактически на собственное усмотрение. Именно он "расписывает" законопроекты на комитеты, исходя из собственного понимания их сути. Сейчас он может временно исключить финансовый комитет из работы над законами или, по крайней мере, направлять туда те документы, где финансовый комитет не выступает главным", – утверждает Бортник.

Впрочем, добавляет он, "главным образом свое слово в этом скандале должны сказать правоохранительные органы. Без такого слова мы можем либо напрасно заблокировать работу части органов Верховной Рады, либо позволить им и в дальнейшем продуцировать коррупционные решения".

"Тут вопросы к спикеру, – отмечает основатель аналитического центра "Институт Горшенина" Кость Бондаренко. – Он, рассматривая суть того или иного законопроекта, решает, кому его направить. Существует довольно тонкая грань, что в чьей зоне ответственности. В исполнительной власти то же самое – иногда возникают сомнения, чья это юрисдикция – министерства экономики или министерства финансов".

Фото из открытых источников

Итак, при желании финансовый комитет можно было бы вывести из игры. Хотя бы на время. Иначе встанет логичный вопрос: если его члены запятнаны, можно ли считать полезными законы, принятые по их рекомендации? Хотя в то же время "вряд ли сигналы о том, что уже рекомендованные комитетом законы должны быть пересмотрены, поступят со стороны "Слуги народа". Законопроекты сформировали негативное к себе отношение, в частности, и со стороны ФЛП. Возможно, ситуацией сейчас воспользуется оппозиция, которая разыграет карту коррупционного скандала. С точки зрения политтехнологий именно так и следует поступать. Но приведет ли это к пересмотру уже принятых и непопулярных у населения законов? Маловероятно", – считает заместитель директора украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко.

"Не исключаю, – продолжает он, – что сейчас финансовому комитету следовало бы поменьше проявлять инициативу, но комитет как таковой очень важен, а потому возможность поставить его на паузу не представляется легко реализуемой. Что тогда будет делать власть? Скорее всего, переключать внимание социума на другие темы. Например, на отведение или неотведение украинских войск из Золотого".

Вместо подобных манипуляций с общественным мнением гораздо лучше и полезнее было бы работать в условиях гласности и открытости. Эту мысль в комментариях нашему изданию развивает политолог Евгений Булавка. "Работу финансового комитета сложно прекратить, но можно приостановить. Во всяком случае до выяснения всех деталей скандала. В предыдущих созывах была практика проводить прямые трансляции заседаний комитетов – чтобы у журналистов и экспертов не возникало к их работе никаких вопросов. Но поскольку уже сейчас значимую проблему – обвинения в коррупции – свели к шоу с полиграфом, ожидать серьезных выводов не доводится. Конвейер продолжает работать, а "бешеный принтер" переходит в режим коррупционного принтера. Ничего удивительного в этом нет: ведь если для Коломойского министры – дебилы, то народные депутаты – вообще никто", – говорит он.

То, что власть прибегает к закрытым заседаниям парламентских структур (в отличие от, скажем, предыдущей) – вполне прогнозируемо. За запертыми дверями "рассматриваются непопулярные решения, за которые приходится нести политическую ответственность. Или же рассматриваются решения с коррупционногенной составляющей, и их стараются "припрятать" до поры до времени. Но это совершенно детское поведение, потому что все рано или поздно становится известным, но из-за таинственности действия власти воспринимаются еще более критично. То есть власть сама себе оказывает медвежью услугу", – убежден Руслан Бортник.

"Живем в перевернутой реальности: политическая сила, которая шла на выборы с тезисами о максимальной открытости, оказывается наиболее закрытой из всех. Хотя, по сути, никакой политической силы как таковой и не было. Был лишь Зеленский. А теперь задания, которые он ставит перед своей командой, лучше выполнять в темноте – чтобы никто ничего лишнего не увидел", – добавляет к сказанному Евгений Булавка.

И резюмирует: "Если бы нынешняя власть была заинтересована в наведении порядка, она бы предприняла шаги к тому, чтобы восстановить доверие к работе парламентского комитета. Ведь ключевой вопрос заключается именно в этом – в доверии".

Впрочем, нельзя не согласиться и с Костем Бондаренко, который отмечает, что ответственность за ситуацию должна быть поровну поделена и между профильным комитетом, и между депутатским корпусом, и между руководством Верховной Рады. "Не прерогатива комитета писать закон – это прерогатива отдельных депутатов, хотя, конечно, именно комитет дает свои выводы после консультаций с экспертами и так далее. Но я бы не преувеличивал роль парламентских комитетов в коррупционных деяниях, тем более что последние еще не доказаны. То, что комитеты лоббируют сомнительные законопроекты, это уже, скорее, вопрос к парламентскому большинству", – подчеркивает эксперт.   

Анализируя украинские реалии, Бондаренко приходит к неутешительному выводу: "Скандал вокруг взяток и полиграфа абсолютно никак не отразится на работе Верховной Рады и ее органов. Через неделю о нем уже никто и не вспомнит". При этом принятые законы так и останутся принятыми, а те из них, которые пока что пребывают в статусе законопроектов, скорее всего, пройдут горнило Рады.  

Хотя, по справедливости, законы из налоговой обоймы следовало бы отзывать, убежден политолог Антон Кучухидзе. До того момента, когда не будет решен вопрос с коррупцией в комитете, а законодательная или исполнительная власть сможет выйти с комплексной программой реформирования налоговой системы.

"Нужна системная налоговая реформа, а не точечные технологические ходы. Дело не в том, чтобы пока существует недоверие к комитету финансов, ФОПов следует освободить от уплаты налогов. Глобально это ничего не решит. Реформы в других странах, например, в Польше показывают, что экономика должна быть на ходу, а чтобы она была на ходу, начинать следует с понижения, а не повышения налогов. Пока что никто ничего подобного не предложил, потому что властная команда не имеет стройной экономической концепции. А между тем что мешает Кабмину предложить концепт налоговой реформы?".

Если подобный блок идей поступит на обсуждение Верховной Рады и успешно пройдет голосование, то в переходных положениях нового налогового кодекса будет указано, какие действующие законы следует изменить, а какие – аннулировать. "Тогда Кабмину придется упорядочить принятые нормативные акты в соответствии с новопринятым законом", – отмечает Кучухидзе.

Верховная Рада должна была бы принять постановление об отмене налоговых законов, вот только делать это уже поздно – пессимистически настроен экономист Павел Мельник. "Негативный механизм уже запущен. Даже если парламентарии все это остановят, информация о том, какие условия создает Украина для бизнеса, уже попала в отчеты международных кампаний. Они в курсе, что British American Tobaсco сворачивает производство – шансы Украины на размещение инвестиций уже приблизились к шансам Эфиопии", – констатирует эксперт. 

"В период падающей экономики проводить делиберализацию рынков – огромная ошибка. Наоборот – следует разрешить все, что не запрещено. Иначе получим рецессию, падение ВВП и доллар по 40", – предупреждает он.

И все же провести работу над ошибками необходимо. И начаться она должна с очищения парламента от коррупции и пересмотра сомнительных законопроектов.

Наталья Лебедь

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>