Правительство Афганистана предлагает легализацию "Талибана". Но это ничего не даст

США 16 лет воюют в Афганистане с талибами, однако до сих пор не признали их террористами. На Западе понимают, что у афганской проблемы нет военного решения. Невозможно прийти и физически уничтожить такое явление, как "Талибан". Поэтому американцы и поддерживаемое ими правительство Афганистана ищут примирения с талибами и предлагают им легальное приобщения к политическому процессу в стране. Но происходит это в ситуации, когда правительство не контролирует половины территории своей страны. Очень маловероятно, что "Талибан" пойдет на переговоры со слабым центральным правительством. Талибы готовы ждать, пока американцы уйдут из страны, и тогда они вернут власть в свои руки

Правительство Афганистана предлагает легализацию "Талибана". Но это ничего не даст
Ашраф Гани Reuters

США 16 лет воюют в Афганистане с талибами, однако до сих пор не признали их террористами. На Западе понимают, что у афганской проблемы нет военного решения. Невозможно прийти и физически уничтожить такое явление, как "Талибан". Поэтому американцы и поддерживаемое ими правительство Афганистана ищут примирения с талибами и предлагают им легальное приобщения к политическому процессу в стране. Но происходит это в ситуации, когда правительство не контролирует половины территории своей страны. Очень маловероятно, что "Талибан" пойдет на переговоры со слабым центральным правительством. Талибы готовы ждать, пока американцы уйдут из страны, и тогда они вернут власть в свои руки

Президент Афганистана Ашраф Гани 28 февраля в своей речи обратился к "Талибану" и предложил "прекратить многолетнюю вражду". Президент говорил о возможности признания "Талибана" частью политического процесса в случае заключения перемирия. Талибам предложили афганские паспорта, штаб в Кабуле, обмен заложниками и снятие санкций. "Лидеры и участники "Талибана"! Решение в ваших руках. Согласитесь на мир, давайте сядем за стол переговоров и будем строить эту страну вместе", - заявил Гани. Взамен талибы должны всего лишь признать афганское правительство и конституцию.

Фактически лидер Афганистана предложил талибам легализацию и участие в политической жизни страны в обмен на мир. Талибам, которых ряд стран признает террористами, против которых коалиция во главе с США вела настоящую войну. Почему Гани готов признать террористов и может ли это положить конец страданиям среднеазиатской страны?

Для того чтобы лучше понимать нынешнюю ситуацию, стоит немного вспомнить историю. Движение "Талибан", или "Исламский эмират Афганистан", как они сами себя называют, возник в 1994 году на юге Афганистана в преимущественно пуштунских районах.

Этническая карта Афганистана Фото из открытых источников

Его основу составили "талибы" - ученики религиозных школ медресе. Отсюда и название движения, данное западными СМИ. Талибы своей бескомпромиссной борьбой с криминалитетом и местными полевыми командирами приобрели значительную популярность среди местного населения и благодаря поддержке пакистанских спецслужб довольно быстро набрали вес. Захватывая все новые и новые территории, уже в 1996 году они взяли штурмом столицу Афганистана Кабул. Впоследствии они заняли большую часть страны и взяли власть в свои руки. Правительство "Талибана" признают ОАЭ, Саудовская Аравия и Пакистан, они имеют представительство в ООН и даже летают на переговоры в США.

Дорожная полиция во времена правления Талибана, 1996 год Фото из открытых источников

Впрочем, приход к власти талибов не принес покоя Афганистану. Сопротивление талибам продолжал оказывать "Северный альянс" во главе с "Пенджшерским львом" Ахмадом Шах Масудом. Отряды "Северного альянса", как нетрудно догадаться из названия, действовал на севере страны, в основном таджикских районах. Ахмада Шах Масуда 9 сентября 2001 года подорвут смертники, пришедшие под видом журналистов, а 16 сентября от полученных ранений он умрет.

Ахмад Шах Масуд Фото из открытых источников

Однако это не поможет "Талибану" разгромить "Северный альянс", потому что 11 сентября 2001 года произойдет теракт во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке, а уже 7 октября начнется операция коалиционных войск "Нерушимая свобода", ставшая ответом на отказ талибов выдать американцам лидера "Аль-Каиды" Усаму бен Ладена. "Талибан" потерпел сокрушительное поражение, что и неудивительно, учитывая то, что он воевал со странами блока НАТО. Правительство талибов было свергнуто. Для "Талибана" наступает черная полоса. Они теряют контроль над территорией, тысячи бойцов и почти все среднее звено командования. Впрочем, полностью разгромить талибов не удается, часть отступает в горы, часть перебирается в Пакистан в так называемую "Зону племен", где они образуют "Кветтскую шуру" - правительство "Талибана" в изгнании. Оправившись от первых поражений и получив подкрепление из Пакистана, талибы с 2003 года начинают наращивать количество и масштабы атак против сформированных при поддержке США афганских сил безопасности и войск НАТО. Так, начиная с 2005 года резко выросли потери коалиционных войск – в сравнении с 2004 годом более чем в два раза.

Потери коалиции в Афганистане по годам http://www.icasualties.org

Переломным моментом стал рубеж 2005-2006 гг., который показал, что талибы оправились и снова наступают, черная полоса для "Талибана" закончилась, а началась она для коалиционных и правительственных войск. Пик потерь коалиции пришелся на 2010 год, когда она потеряла убитыми 711 солдат. Начиная с 2011 года потери коалиции уменьшаются, но связано это не со снижением активности боевых действий, а с постепенным выводом войск, инициированным президентом США Бараком Обамой. Обеспечение безопасности и борьба с талибами ложится на плечи правительственных войск. Отныне большинство потерь будет на их счету.

У этого успеха талибов есть две составляющие:

- коалиционные войска все больше переключались на войну с повстанцами в Ираке;

- новое поколение командиров "Талибана", что в корне изменило стратегию войны.

Война в Ираке требовала все больше ресурсов, так как десятки разнообразных группировок вели партизанскую войну с правительственными войсками и силами коалиции. Именно в горниле этой войны возникает группировка "Исламское государство Ирака", предтеча печально известного ИГИЛ. Операция в Ираке становится приоритетом для командования коалиции, соответственно на этот театр перенаправляется значительная часть сил и средств.

Что касается молодого поколения талибов, то они изменили стратегию и откорректировали тактику. Во-первых, они взяли на вооружение терроризм. В начале войны атаки смертников были для Афганистана штукой нетипичной и, скорее, исключением. Теперь же смертники (федаины, как их называют "талибы") стали основным оружием для атак в городах. Количество атак возросло до сотен в год. Так, в 2005 году они совершили 21 атаку с участием смертников, а в 2006 - уже 141. В сельской же местности они перешли к планомерному захвату территорий и – самое главное! – у установлению параллельной структуры власти. Талибы всячески демонстрировали преимущество собственной системы, которая весьма контрастировала с коррумпированной и неэффективной властью центрального правительства, которое так и не смогло создать действенный кабинет и консолидировать страну. Также было немного ослаблен режим на контролируемых территориях, талибы разрешили носить западную одежду и даже учиться женщинам, чего во времена первого правления "Талибана", основанном на шариате, не было. Также был изменен подход к формированию командования на местах. Так, командирами в населенных узбеками и таджиками районах на севере Афганистана стали назначать выходцев из местных племен. Таким образом, талибы смогли заручиться поддержкой своих ранее непримиримых противников и получили возможность значительно пополнить свои ряды и наносить мощные удары правительственным войскам не только в базовом регионе на юге, но и на севере. Так, в течение 2015-2017 гг. они несколько раз на непродолжительное время захватили город Кундуз, тем самым демонстрируя неспособность правительства контролировать ситуацию. Здесь же на севере произошла смертоносная для военных атака талибов. 21 апреля 2017 года 10 смертников атаковали базу 209-го армейского корпуса в Мазари-Шарифе. В этой атаке, по разным данным, погибли от 140 (признанных правительством) до 256 солдат. Талибы утверждают, что убили по меньшей мере 500 правительственных солдат.

Неутешительно выглядит и динамика контроля над территорией. Так, по данным бюро Специального инспектора по восстановлению Афганистана, количество контролируемых правительством районов сократилась с 72% в ноябре 2015 года до 52% в феврале 2017 года. Сейчас "Талибан", по разным данным, контролирует полностью или частично половину районов страны.

Карта контроля территорий в Афганистане на конец 2017 года. Белым цветом выделены территории под контролем Талибана, черным - правительства Афганистана, синим - спорные территории, красным - ИГ Nors For Studies

Очевидно, не сумев победить талибов за 16 лет, правительство не сможет этого сделать и сейчас. Каждое весеннее наступление боевиков – это серьезный вызов для правительственных сил. В Афганистане талибы пользуются серьезной поддержкой населения, а центральное правительство многие считают марионетками США. Дошло до того, что лидер "Талибана" Хайбатулла Ахунзада призывает афганцев сажать больше деревьев, задаваясь даже вопросами экологии. В условиях, когда США выводили свои войска из Афганистана и демонстрировали нежелание дальше оставаться в этом "болоте", угроза со стороны талибов заставляла правительство искать примирения с оппонентом. Впрочем, такие переговоры идут довольно давно, и каждый раз талибы просят одного – полного вывода иностранных войск из страны. Без поддержки альянса центральное правительство может долго не протянуть, а это открывает талибам путь к власти.

Как это ни странно, но в отличие от Канады, например, США так и не признали "Талибан" террористической группировкой. Хотя пакистанские структуры талибов Вашингтон считает террористами. Почему же группировка, которая виновна в гибели почти 2,5 тыс. американских военных и более тысячи бойцов американских союзников не признана террористами? Ответ прост и сложен одновременно. С террористами не ведут переговоров, а события последних 16 лет показали, что военного решения эта проблема не имеет. Поэтому признание "Талибана" террористической группировкой значительно уменьшит возможность для маневров для внешнеполитического ведомства США, а также создаст значительные репутационные риски. Конечно же, формальных переговоров за круглым столом никто с талибами не проводит, но на неофициальном уровне контакты продолжаются и переговоры ведутся. Об этом неоднократно заявляли как представители талибов, так и правительство Афганистана.

Спецназ талибов очень хорошо вооружен и обучен Эль-Амара

А что же по поводу переговоров думают сами талибы? Ответа на призыв президента Гани на официальных ресурсах "Талибана" нет, и он вряд ли появится. И вот почему.

26 февраля медиаагентство "Талибана" "Эль-Амара" обнародовало заявление политического офиса "Талибана", в котором талибы обратились к Госдепу США. В заявлении приветствуется желание США мирно решить конфликт, а также сказано, что война – это не выбор талибов, и она им навязана. А самое главное, талибы призывают Госдепартамент США напрямую говорить с "Талибаном" через "мирный канал". О каких-то договоренностях с правительством Афганистана вообще не идет речь. Просто талибы не считают их субъектом процесса, а всего лишь оккупационной администрацией, которая выполняет функции на месте, но не способна самостоятельно принимать решения. Вот поэтому и обращаются напрямую к американцам.

Новости по теме

Самый главный вопрос заключается в том, пойдут ли талибы на договоренность с правительством, учитывая его слабость, и что взамен попросят. Атакуя правительственные войска по всей территории страны, устраивая теракты возле посольств в "зеленой", то есть безопасной зоне Кабула, проникая на базы НАТО и ведя многодневные бои, они демонстрируют, что контролируют ситуацию и сами выбирают цели. То есть они не обороняются, а наступают. Контроль над половиной территории страны и возможность захватывать новые районы – серьезный козырь, особенно учитывая то, что контроль над другими территориями сохраняется правительством благодаря солдатам коалиции. Сколько еще американцы будут принимать участие в войне, которая и так уже является самой долгой в истории страны? Не стоит ли подождать, когда они уйдут, и силой захватить власть? В последнее время талибы проявляют изрядную гибкость, и создание Политического офиса является тому подтверждением. Поэтому если они и рассматривают возможность политических договоренностей, то лишь как часть своей новой стратегии.

Администрация Трампа, учитывая такую угрозу, увеличивает контингент в Афганистане. Но проблема для Запада заключается в том, что талибы могут партизанить еще довольно долго. Собственно, у них не так уж и много вариантов. Несколько тысяч новых военнослужащих НАТО могут на некоторое время восстановить равновесие и даже отбить определенные территории, но вряд ли они глобально изменят ситуацию. Особенно учитывая опыт предыдущих 16 лет. Талибы это понимают, а потому готовы ждать.

Артем Конопкин

 

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров