banner banner banner banner

Президент ищет совесть нации: Зачем ОП спецсовет и к чему здесь Черновол

Президент ищет совесть нации: Зачем ОП спецсовет и к чему здесь Черновол
112.ua

Наталья Лебедь

Журналист

Никто не сравнится в способности придумывать экзотические информповоды с министром юстиции Денисом Малюськой. Последняя идея, которая посетила его светлую голову, заключается в том, что меру пресечения для подозреваемого должен выбирать… искусственный интеллект. И пока министр с умным видом рассуждает о таком "софте", другие члены Зе-команды тоже стараются, как могут.

Например, руководитель офиса президента Андрей Ермак анонсирует создание общественного диссертационного совета при главе государства. Эта институция будет рассматривать резонансные дела, такие как касающееся бывшего нардепа Татьяны Черновол.

Услышав о такой перспективе, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник буквально хватается за голову. "Дело Черновол этот совет даже комментировать не имеет права. До вступления законного решения по нему. Иначе это будет рассматриваться как давление на судей. И когда Ермак говорит о подобном, он просто не понимает, на каких принципах основывается демократическое правосудие", – настаивает Бортник.

Новости по теме

Впрочем, замысел Банковой касается не только Черновол. По словам Ермака, новый совет "будет работать во многих направлениях, в том числе с семьями бойцов, которые погибли на Донбассе, а также относительно реабилитации воинов и контроля процессов обмена". Как видим, это – уже совсем другое направление, которое абсолютно не касается инцидентов с Черновол или кем-то еще.

Подробнее функционал нового учреждения Ермак не объясняет, но добавляет, что совет будет состоять "из действительных героев войны на Донбассе, активистов, авторитетных людей, которые являются "совестью нашей нации". Он же анонсирует и то, что запустят этот проект уже совсем скоро.

С вопросом, что стоит за подобными заявлениями, 112.ua обратился к экспертной среде.

Контроль или заигрывание

По поводу того, зачем президенту понадобился спецсовет, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко выдвигает две версии. Первая: "Возможно, президент хочет установить своего рода контроль над правоохранительными структурами. Хотя это не его работа, а работа парламента".

"Но, скорее всего, в итоге все будет так, как с временными следственными комиссиями Верховной Рады – они существуют, якобы что-то расследуют, но довольно редко доводят дело до логического завершения. Потому что их данные, их выводы нельзя использовать в суде. Так же будет и со спецсоветом", – отмечает эксперт.

Вторая версия – создание некоего мозгового центра, ответственного за информационную политику власти и за "правильное" восприятие ее социумом. Подобное предположение имеет право на существование, хотя, как говорит Петренко, "подводить общественное мнение к тем или иным рефлексиям – это задача политических технологов, которые работают "под прикрытием" и не слишком афишируют свою деятельность".

"Потому что если надо, чтобы операция по вбрасыванию тех или иных мнений или позиций прошла успешно, о ней никто не должен знать. Поэтому даже если речь идет о создании аналитической группы, которая будет формировать определенный информационный мейнстрим, то и в этом случае я не вижу логики, ведь нам сразу открыли все карты. А если по сути, то группа быстрого реагирования должна была работать на президента и раньше", – добавляет Петренко.

"Я понимаю, что, видимо, была поставлена пиар-задача наладить общественную коммуникацию, но таким способом это точно не делается, – включается в дискуссию руководитель центра "Третий сектор" Андрей Золотарев. – Попутно можно организовывать какие-то слушания или еще что-то, но формировать подобное на постоянной основе – это и устаревший, и слишком дискредитированный путь".

"Под каждую конкретную задачу можно и нужно привлекать узкоспециализированные круги, но если нужна, например, правовая квалификация, то к чему здесь писатель или кто-то подобный? К подобным курултаям может быть только скептическое отношение. Если надо разрушить правовую систему – то команда Зеленского на верном пути", – убежден Золотарев.

Несколько иначе видит ситуацию политолог Евгений Булавка. "Зеленский постоянно создает параллельные институты к уже существующим. Для чего? Чтобы самому себе добавлять пиарные или коммуникативные бонусы. Потому что при президенте уже и так работает достаточно различных учреждений – та же комиссия по вопросам помилования – на случай, если надо отпустить какого-либо осужденного преступника. Но хайпы и желание привлечь внимание провоцируют его на постоянное придумывание чего-то нового", – настаивает Булавка.

В истории со спецсоветом "сказывается желание Зеленского сыграть в отца нации. Но все, что у него получается, это косплей с советских времен, когда наиболее успешные доярки и трактористы что-то там советовали генеральному секретарю ЦК КПСС. Однако подобные институты являются абсолютно лишними", – добавляет он.

Наконец, еще одну версию относительно мотивов, которые движут президентом и руководителем его офиса, выдвигает цитированный выше Руслан Бортник: "Это попытка позаигрывать с правыми и с ветеранской средой. Власть чувствует себя заложником этих политических группировок. И в любом случае правовой статус такого совета является нулевым. Никаких решений он принимать не сможет, сможет разве играть роль инструмента влияния со стороны правых на Офис президента".

"Впрочем, увидим, каким будет его состав. Если туда придут люди с безупречной репутацией, то ничего плохого не будет. И совсем другая ситуация, если совет заполнят люди, известные своим радикализмом. В этом случае он превратится в пятно позора, которое заклеймит Офис президента", – говорит он.

А совесть есть?

Кстати, о возможном контингенте, который может прийти работать в спецсовет и который Андрей Ермак пафосно называет "совестью нации". "Интересно, кто согласится играть эту роль при президенте Зеленском, да и еще с учетом всех негативных тенденций последнего времени? – спрашивает Евгений Булавка. – Кто согласится быть фоном, на котором Зеленский будет демонстрировать свою человечность? Из известной группы "Первого декабря" туда вряд ли кто-то пойдет. То же касается и других известных интеллектуалов, таких как Маринович, Андрухович, Грицак, Забужко…"

Группа "Первого декабря", упоминавшаяся Булавкой, была создана в 2011-м и состояла из известных лиц во главе, например, с ныне покойными Любомиром Гузаром, Богданом Гаврилишиным, Евгением Сверстюком, Мирославом Поповичем. Хотя группа заявила о старте своей деятельности еще при президентстве Януковича (к которому она, разумеется, находилась в оппозиции), расцвет ее деятельности пришелся уже на эпоху Петра Порошенко. С ним она и ассоциируется, на что указывает, к примеру, Андрей Золотарев.

"Клоунада Порошенко, при котором плодились разнообразные общественные советы, – не лучший вариант для Зеленского. Это будет фактически эмуляция общественной активности", – говорит он.

"Группу "Первого декабря" как яркий пример активной (но однобокой) общественной деятельности приводит и Руслан Бортник. Если идти по этому пути, то надо создавать не еще одно "Первое декабря", а его антипод: "У нас уже есть группа "Первого декабря", которая претендует на роль морального авторитета нации. Но таким авторитетом она является только для своей среды. Приглашение людей из этой группы ничего положительного не даст".

Новости по теме

"Если уж собирать другой совет, то только консолидированный. То есть такой, где рядом с Забужко будет заседать Толочко. Где будут правые и где будут левые. Тогда это будет орган, который сможет посоветовать что-то сбалансированное, а не выражать одну-единственную мысль, которая присуща даже не большинству общества", – считает Бортник.

А вот Богдан Петренко убежден: новый совет будет служить местом своеобразной политической ссылки. Или, если хотите, почетной пенсии. "Из кого будет состоять спецсовет? Проведу такую параллель. Обычно в политсовет партий делегируют уже не очень нужны кадры. Из серии "тяжело нести, трудно бросить". Возможно, есть люди, с которыми Ермаку и Зеленскому не хочется ссориться, то именно их и делегируют в этот совет старейшин. Пусть сидят там "при корочках" и при авторитете и что-то себе анализируют…" – иронизирует Петренко.

Не ваше дело

А вот Евгению Булавке совсем не до смеха. Он, как и Бортник, указывает на то, что если спецсовет все-таки действительно начнет вмешиваться в уголовные производства и будет высказывать по их поводу свое "компетентное" мнение, это приведет к правовому коллапсу.

"Если мы говорим о реагировании там, где речь идет об уголовных делах, то реагировать на них по умолчанию должен суд. А если мы говорим о морали, то президенту не стоит ее приватизировать. Потому что президент – это всего лишь функционер, а не император, на которого равняются подданные. Дай бог ему справиться с его прямыми обязанностями", – отмечает эксперт.

Кроме того, люди, которые окажутся в совете, способны не столько "разрулить" мучительные вопросы, сколько запутать ситуацию и даже скомпрометировать ее своим вмешательством. Особенно если в состав нового органа будут отбирать людей по тому же принципу, по которому в свое время формировали фракцию "Слуги народа".

"Будут ли набирать в совет попсу, то есть людей медийно известных и раскрученных? – спрашивает Булавка. – Вполне может быть. Но это уже не те авторитеты нации, о которых говорится обычно. Формировать, скорее всего, именно так, как подбирали контингент в "Слугу народа", собирая под одной крышей людей известных, но известных своим эпатажем, а не глубиной".

На то, что спецсовет будет не столько помогать правосудию (на что он, собственно, не имеет полномочий), сколько мешать ему, указывает и Андрей Золотарев. "В тех делах, которые должны быть развязаны путем судебного разбирательства, будет нестыковка и с европейскими нормами, и с логикой правосудия. В резонансных делах должен действовать суд, а обеспечить его проведение (без политического или иного влияния) и является обязанностью государства. Представляете картину, когда, например, придут ультрас киевского "Динамо" и будут продвигать свой вердикт по Стерненко?" – говорит политолог.

"А самым обидным является то, что все это "будет на бюджетные средства. И это при нынешних условиях, когда трети бюджета уже нет и когда неизвестно, что мы будем делать во второй половине года", – отмечает он.

С этим согласен и Руслан Бортник. Потому что даже если совет и будет существовать на общественных началах, но с определенной периодичностью должен будет проводить встречи, совещания, семинары или пресс-конференции, за эту "организацию" кто-то должен платить. При этом с большой долей вероятности можно прогнозировать, что этим "кем-то" будет как раз государство. 

В завершение Богдан Петренко неутешительно констатирует следующее: "Буквально пару недель назад Зеленский заявлял о том, что у нас много правоохранительных структур, их надо объединять, чтобы они друг другу не мешали. А тут, оказывается, надо создать еще какую-то структуру. Помню, как один мой знакомый, прочитав у меня словосочетание "логика власти", отметил, что это – оксюморон, потому что эти два слова противоречат друг другу".

Что ж, в нашей нынешней жизни много вещей противоречат друг другу. Хоть в этом власть президента Зеленского если не логическая, то, по крайней мере, последовательна.  

Наталья Лебедь

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>