Пропавшие без вести на Донбассе: Что даст новый закон о правовом статусе таких лиц

Через четыре года после горячей фазы войны на востоке, когда там без вести пропало больше всего людей – участников боевых действий и гражданских лиц – в Украине наконец приняли законопроект, который регулирует проблемы, которые оставались нерешенными все эти годы. Вчера, 30 июля, закон подписал президент Петр Порошенко. Документ должен решить наиболее острые из проблем – отсутствие единого реестра пропавших без вести лиц и проблемы идентификации останков. Будут ли работать нормы законопроекта, будет зависеть от того, как они будут имплементированы на практике

Пропавшие без вести на Донбассе: Что даст новый закон о правовом статусе таких лиц
Фото из открытых источников

Елена Голубева

Журналист, 112.ua

Через четыре года после горячей фазы войны на востоке, когда там без вести пропало больше всего людей – участников боевых действий и гражданских лиц – в Украине наконец приняли законопроект, который регулирует проблемы, которые оставались нерешенными все эти годы. Вчера, 30 июля, закон подписал президент Петр Порошенко. Документ должен решить наиболее острые из проблем – отсутствие единого реестра пропавших без вести лиц и проблемы идентификации останков. Будут ли работать нормы законопроекта, будет зависеть от того, как они будут имплементированы на практике

Сколько ведомств, столько и реестров

Президент Петр Порошенко 30 июля подписал закон "О правовом статусе лиц, пропавших без вести". Законопроект регулирует пробелы действующего законодательства в части надлежащего регулирования правового статуса лиц, пропавших без вести, вводит единую систему учета таких лиц, предусматривает право на пенсию на особых условиях, написал в Facebook соавтор законопроекта народный депутат Алексей Рябчин. "Вопрос с пропавшими без вести полноценно не был урегулирован с 2014 года. Меня удивляет позиция правительства, ведь оно должно было решить вопрос еще до принятия депутатского законопроекта", - сказал он в комментарии 112.ua

Новости по теме

Рекомендации по созданию механизма, который будет регулировать на национальном уровне процедуру поиска лиц, пропавших без вести, предоставлялись еще в мирное время делегацией Международного Комитета Красного Креста. Создать специализированный правительственный орган, которому было бы поручено заниматься координацией работы всех государственных и неправительственных организаций, работающих в проблематике лиц, пропавших без вести; рассмотреть вопрос о принятии специального закона о пропавших без вести лиц, в 2015 году отмечала Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ). В частности, об этом говорилось в Резолюции 2067. Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине в своих докладах неоднократно обращала внимание на значительное количество лиц, пропавших без вести в связи с вооруженным конфликтом на территории Украины, подчеркивая отсутствие информации о таких лицах у их родственников, которые их разыскивают, говорится в тексте пояснительной записки к законопроекту. Несмотря на это, никакие рекомендации не были должным образом выполнены. "Вопрос лиц, пропавших без вести, в полной мере не относится к компетенции ни одного из министерств или других центральных органов исполнительной власти и не координируется на общегосударственном уровне. Отдельные мероприятия в этом контексте не имеют системного характера", - отмечается в записке. 

В настоящее время поиском пропавших без вести занимаются Нацполиция, СБУ, Управление гражданско-военного сотрудничества ВСУ в рамках проекта "ЭВАКУАЦИЯ-200" (поиск пропавших без вести военнослужащих и транспортировки тел или останков из зоны АТО – сейчас ООС), рассказал 112.ua начальник отдела розыскной работы Управления гражданско-военного сотрудничества Вооруженных сил Украины Владислав Кравченко: "Работы по поиску пропавших без вести ведутся постоянно. До сих пор часто поступает информация о вероятных неучтенных захоронениях, как на подконтрольной, так и неподконтрольной территориях. Поисковая группа гражданско-военного сотрудничества постоянно работает в зоне проведения ООС, именно в районах предполагаемых захоронений. Также представители группы выезжают на временно оккупированные территории. Сейчас это происходит реже, чем в 2014-2015 годах, поскольку таким поездкам часто предшествуют сложнейшие переговоры. Разрешения на работы в некоторых районах от оккупационной власти не удается получить и поныне".

Одна из самых серьезных проблем - отсутствие единого реестра пропавших без вести. "Каждое ведомство ведет свой. Отдельный реестр ведет Нацполиция, свой реестр имеет Министерство обороны (в отношении военнослужащих ВСУ), имеет реестр и Объединенный центр при СБУ (в его реестр входят не только пропавшие без вести, но и военнопленные). Материалы центра используются во время минских переговоров", - рассказал Кравченко.  

Отсутствие единого реестра приводило к возникновению разногласий. В частности, в 19-м докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) по ситуации с правами человека в Украине за период 16 мая - 15 августа 2017 года отмечалось, что количество пропавших без вести с начала конфликта на Донбассе в общедоступных базах данных Нацполиции Украины и Главного управления НПУ в Донецкой области отличалось на 170 человек. "В условиях отсутствия эффективной координации между органами государственной власти и обмена информацией между правительством и вооруженными группами общедоступные данные о количестве пропавших в зоне конфликта существенно отличаются", - говорилось в документе.

В конце 2017 года глава СБУ Василий Грицак сообщил, что с начала боевых действий на Донбассе более 400 человек пропали без вести. Сообщалось, что по состоянию на конец мая пропавшими без вести считали 56 детей, 33 из них до сих пор разыскивают. Именно среди военнослужащих с 2014 года пропавшими без вести считается 85 человек, сказал 112.ua Кравченко: "В основном это военные, которые исчезли в 2014-2015 годах во время событий в Иловайске, Дебальцево".

Неопознанные тела

Еще одна проблема, которая особенно остро стоит из-за отсутствия координации между ведомствами – идентификация найденных в захоронениях останков. "Почти в половине случаев с найденными останками тел военнослужащих есть проблемы с идентификацией. То есть, есть совпадение по ДНК-экспертизе, но родственники отказываются признавать, что останки действительно принадлежат человеку, которого они разыскивают. В частности, несмотря на совпадения по ДНК-экспертизе, что собственно является основанием для следственных органов НПУ, СБУ прекратить розыск пропавшего без вести, у родственников возникают вопросы относительно различий в антропологии, одонтологии и такое другое (разбег по росту, состояния ротовой полости)", - говорит Владислав Кравченко.

По его словам, речь идет о разногласиях между выводами судебно-медицинских экспертов с прижизненными признаками погибшего. Подход к решению проблем неидентифицированных останков тел военнослужащих должен быть комплексным. Чтобы его обеспечить, Управление гражданско-военного сотрудничества по собственной инициативе собирало круглые столы, рассказал Кравченко. Он подчеркнул, что участие в них для представителей ведомств не было обязательным.

Законопроектом "О правовом статусе лиц, пропавших без вести" предусмотрено создание Комиссии по вопросам лиц, пропавших без вести, как консультативно-совещательного органа при Кабмине. Комиссия будет вести Единый электронный реестр, в который по представлениям будут вноситься данные пропавших без вести военнослужащих и гражданских лиц. В Комиссию войдут представители Минобороны, следственные органы НПУ, СБУ, представители судебно-медицинской экспертизы Минздрава, МВД (подразделения, которые проводят ДНК-экспертизы) и другие. "Это позволит обеспечить комплексный подход к решению проблемных вопросов семей пропавших без вести", - уверен Кравченко. В отличие от круглых столов, участие в комиссии для чиновников будет обязательным. 

Комиссия из представителей от министерств и ведомств должна быть сформирована в 3-месячный срок после того, как законопроект вступит в силу.

Впрочем, будет ли должным образом работать все это на практике, в большой степени будет зависеть от правительства, отмечает соавтор законопроекта нардеп Алексей Рябчин: "Реализация всех предусмотренных законопроектом положений теперь зависит только от того, как теперь их будет имплементировать и реализовывать правительство. В частности, правительство должно ввести предусмотренную нормами законопроекта эффективную координацию между органами исполнительной власти, создать полноценный реестр лиц, пропавших без вести, и наполнить его данными. То, что закон подписан, это первый важный шаг, но после него должна состояться серьезная работа правительства. Уже множество раз мы имели дело с тем, что например, парламент упрощал процедуру начисления пенсий перемещаемым лицам, а правительство ее наоборот усложняло".

Имеют определенные опасения из-за законопроекта и представители волонтерских организаций. В частности, в ВОО "Союз народная память" опасаются, что возможности негосударственных поисковых групп по розыску пропавших без вести будут ограничены из-за предусмотренного законом требования собирать сведения и информацию исключительно по согласованию с Национальной полицией Украины, а для установления контактов с юридическими и физическими лицами на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях нужно будет получать разрешение комиссии. "Не понятно, почему для сбора информации о пропавших лицах поисковые группы должны получать согласование Национальной полиции и не понятно, для чего ограничивать поисковые группы в общении с юридическими или физическими лицами на оккупированной территории, если такие права существуют у любого лица, которое не входит в поисковую группу в силу обще-разрешительного принципа", - подчеркнул юрист организации Тарас Боргун. 

Елена Голубева

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров