(c) 112.ua / Ирина Сампан

Сейчас противник пересек государственную границу и перешел в наступление. Сначала на территорию страны вошли его разведывательные группы, после чего одно подразделение наступает в направлении обороны второго механизированного батальона союзников. В настоящее время ведется бой за первую линию обороны.

Цель противника – объединиться с группами сепаратистов, которые действуют на украинской территории, и продолжить наступление в направлении города Х. Задача украинской армии и союзников – не дать противнику пройти линию обороны, не дать объединиться с сепаратистскими группировками и защитить город Х.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

Для борьбы с армией противника действует многонациональная дивизия, которая состоит из трех бригад – украинской, польской, литовской; для подавления групп сепаратистов выслана рота Нацгвардии. Ей на помощь приходит еще одна десантно-штурмовая рота. Группировки, действия которых направлены против целостности государства, должны быть ликвидированы.

Новости по теме: Рейтинг армий мира: Как Украина оказалась на 30 месте?

Примерно такой сценарий украинско-американских учений Rapid Trident ("Быстрый трезубец") проходят уже вторую неделю на Яворовском полигоне во Львовской области. В учениях задействованы представители 15 стран, из украинских подразделений привлечены военнослужащие 30-й и 95-й бригад ВСУ.

Цель этих учений одна - обретение совместимости украинских вооруженных сил с силами НАТО. Стандарты НАТО – это не нечто эфемерное и не "просто, чтобы было лучше, чем есть". Чтобы было понятнее – это как ГОСТ, государственные стандарты, они едины для всех членов Альянса, от питания до планирования операций и ведения боевых действий. Например, формируя штурмовую группу для зачистки здания с 4 военнослужащих (британец, американец, литовец и немец) командир только распределяет роль каждого, не объясняя по полчаса, что кому надо делать. Они уже это знают.

"Ты – первый". Если я первый, то я врываюсь в помещение и становлюсь в первый правый угол, потому что так учат в НАТО всех, кто первым заходит в здание. "Ты – второй". Если я второй, значит, я врываюсь в помещение, выпускаю очередь во врага, который в конце комнаты, и становлюсь в следующий угол, потому что так учат по стандартам во всех “натовских” армиях. И так далее. И “стремиться к стандартам НАТО” – это о том, чтобы с украинскими военнослужащими было одинаково легко работать, планировать, отдавать приказы и выполнять боевые задачи.

Поэтому ключевыми становятся вопросы – готовы ли военнослужащие стран-членов Североатлантического альянса воевать где-нибудь в каких-нибудь условиях с украинскими военнослужащими, и насколько украинское войско или отдельные его представители подготовлены к боевым действиям бок о бок с американцами, немцами, эстонцами, французами.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

Пока военные вместе с министром обороны радовались открытию нового Центра имитационного моделирования (о нем потом), журналисты искали, где бы его отрыть сенсацию и предательство. Одни допрашивали американцев, “когда же уже нам дадут Джавеліни”, другие бегали за военными из Молдовы, которые “ослушались своего президента и приехали в Украину на учебу”, а третьи решили подловить министра Полторака на вопросе “а правда, что нашим в АТО запретили рыть окопы?”. Сенсации так и не получилось, потому что военнослужащие из Штатов некомпетентны говорить за Трампа о предоставлении летального вооружения, молдаване не комментировали политику тоже, сказав лишь: “Мы ничего не нарушали, это был приказ министра обороны и распоряжение Кабмина”, а Степан Полторак улыбнулся в ответ на вопрос об окопах и заверил, что “это не соответствует действительности”.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

Вот немного мнений партнеров об украинской армии, и, наоборот, что говорят украинцы о тех, кто помогает ВСУ. Стоит учесть, что американцы уже не тренируют украинцев, а непосредственно лишь наблюдают за украинскими инструкторами, которые проводят занятия, а потом указывают им на их ошибки. Об этом рассказала капитан Кайла Кристофер, офицер отдела по связям с общественностью 45-й пехотной бригадной боевой группы “Объединенной многонациональной тренировочной группы – Украина”, которая здесь на полигоне тренируется вместе с подразделением 95-й аэромобильной бригады.

“Я могу только положительное сказать об украинских инструкторах, они очень мотивированы, у них очень хорошая подготовка, а вот уровень подразделений, которые приезжают сюда на тренировки, является различным. Поэтому инструкторам приходится оценивать их уровень и модифицировать тренировки согласно их уровня, но к 2020 году у нас цель – полностью передать воспитание в руки украинских инструкторов, чтобы мы 100% только наблюдали”, - отметила пресс-офицер.

По ее словам, американские военнослужащие тоже многому научились у своих украинских коллег.

“Ваши солдаты очень хорошо маскируются, потому что им приходится воевать в таких условиях, а у нас совсем другой опыт, который мы получили в Афганистане и в Ираке. И также они очень хорошо импровизируют”, - добавила госпожа капитан.

Так, импровизировать украинские бойцы умеют. В первые годы войны так импровизировали, сами удивлялись, как оно все работает. Да и сейчас приходится импровизировать, особенно со старой советской техникой.

“Я очень поражен рвением к обучению украинских солдат. Мы партнеры уже в течение длительного времени. Я поражен, как они улучшили свою работу на индивидуальном уровне и на уровне индивидуальных учений. Я ожидаю увидеть большего взаимодействия между нашими военнослужащими, опять же начиная от индивидуального уровня, командных штабов и до бригады”, - делится впечатлениями от учений представитель американского контингента господин Миллер.

Часть бойцов 95-й бригады, которые сейчас проходят обучение, имеют опыт в зоне АТО. Для большинства это первая и единственная модель ведения боя. У американцев свой опыт, того же Афганистана или Ирака, и он совсем другой. На вопрос, не возникало конфликтов на почве “мы и так все сами знаем”, капитан Кристофер ответила, что случаи такие были.

“Да, мы сталкивались с такими подразделениями, которые находились на этой территории, с такими солдатами, которые отказывались и не очень охотно учились тому, что мы им показывали. Но мы разговариваем с ними, особенно с теми, которые имеют опыт в АТО, и пытаемся понять их понимание ведения боя и рассказываем о тренировках, которые мы проводим, и наше понимание. Пытаемся все это совместить и найти эффективную модель. И мы тоже рассказываем о нашем опыте в Ираке, и наши солдаты уже не так сопротивляются. Мы стараемся построить отношения на каком-то личном уровне, никому ничего не навязываем, объясняем, поэтому личный контакт очень важен”, - объясняет офицер.

Кстати, Кайла – одна из 20 американских офицеров на этих учениях на территории Центра миротворчества и безопасности. На вопрос о том, есть ли отдельные условия для женщин, она рассказала, что “если на территории городка, то женщины и мужчины могут находиться как в разных комнатах, так и в одном помещении, но тогда комната может быть поделена на женскую секцию и мужскую. Или в здании им отводится отдельный этаж. Если это полевые условия, то женщина может спать в боевой машине”.

В пятницу украинские военнослужащие демонстрировали уже изученные и отработанные навыки перед высокопоставленными гостями, представителями армий 15 стран, и журналистами. Несколько эпизодов на разных локациях: отражения атаки диверсионно-разведывательной группы, эвакуация вертолетом, прорыв через блокпост, зачистка и ликвидация противника в зданиях и другие элементы. Под взрывы, выстрелы, дымовые шашки.

Кроме ВСУ, к учениям привлечены 103 представителя Национальной гвардии Украины. Больше половины из них прошли зону проведения АТО, имеют боевой опыт. На учениях Rapid Trident-2017 подразделение НГУ выполняет ряд задач, в том числе несения службы на блокпостах, как и в реальной жизни. По плану, у нацгвардейцев еще осуществление сопровождения колонн ВСУ и ряд других задач.

“Мы ежедневно общаемся с нашими партнерами, делимся опытом. Они учатся кое-чему у нас, потому что некоторые страны не имеют опыта ведения гибридной войны”, - рассказал накануне представитель Нацгвардии Украины Василий Дудурич.

Война, как говорится, войной, а обед по расписанию. Несколько видов салатов, гарниров, мяса. Овощи, фрукты, соки, чай. Львовский полигон, вместе с некоторыми другими учебными центрами, не так давно перешел на новую систему питания. Тоже по стандартам НАТО, кстати.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

(c) 112.ua / Ирина Сампан

“В зоне АТО за минувшие сутки ситуация остается неспокойной. Никто из украинских военных не погиб. Подробности – от нашего корреспондента прямо с передовой... ”. На стене висит телевизор, фоновым звуком шли передачи. На них никто не обращал внимания. Начались новости, в частности из зоны АТО, десятки голов поднялись, кое-кто прекратил жевать. Боец в окопе держит в руках простреленную каску и на камеру рассказывает, как она спасла ему жизнь. Сюжет закончился за три минуты, некоторые военнослужащие за столом начали рассказывать свои истории из АТО, некоторые - обсуждать услышанное в телевизоре, молодежь продолжала жевать салат.

Сценарий учений не раскрывали, чтобы сами военные не знали, что именно будет происходить.

“Все действия противника, которые мы видим на системе имитационного моделирования, для нас это неожиданность, мы должны реагировать на них соответственно обстановке, которая складывается, мы не имеем возможности заранее спланировать свою войну. То есть она спланирована, но как поведет себя противник, мы можем узнать в ходе реального времени”, - объясняет начальник секции G3 Сергей Чигирин, склонившись над картой условных боевых действий.

Господин Чигирин вспомнил “систему имитационного моделирования”. Поэтому это еще один стандарт НАТО, который Украина вместе с партнерами разработала и совершенствует последние два года. В ту же пятницу министр обороны Степан Полторак на территории Международного миротворческого центра открыл Центр имитационного моделирования. Подчеркнув, что такое событие – это “очередной шаг к получению критериев, которые нужны ВСУ для вступления в Альянс” и что это праздник для украинских вооруженных сил.

Почему так радовался министр, а точнее, что для армии означает эта система имитационного моделирования, рассказал один из ее разработчиков, военнослужащий ВСУ Марат Утюшев.

"Это система систем, которая объединяет все информационные потоки от всех сенсоров, от всех информационных систем, которые сейчас существуют на фронте. Система позволяет в реальном времени осуществлять обмен информацией с наблюдательных пунктов, с дронов, с автоматических сенсоров и давать эту информацию тем, кто принимает решения на поражение, на перемещение войск: на планирование боевых действий. Она позволяет обмениваться короткими сообщениями между должностными лицами военного управления с помощью встроенного в эту систему чата (как "Телеграмм"). Система имеет очень мощный уровень киберзащиты, шифрование и все меры предосторожности”.

То есть, проще говоря, это интерактивная карта, на которую оперативно отражается все, что происходит в зоне конфликта и на передовой линии в частности. Действует она, начиная с уровня "батальон" и секторов АТО и заканчивается Генштабом, министром обороны, секретарем СНБО и президентом. Каждый пользователь имеет свой аккаунт, и есть общий чат, беседа, где можно очень быстро доносить информацию. Например, комбат что-то обнаружил в зоне своей ответственности, он ставит условную отметку на карту, описывает, что это такое, и эту информацию мгновенно видят все, в штабе бригады, в штабе АТО и в ГШ.

Тай Шепард, спецсоветник по оборонным компьютерным системам
(c) 112.ua / Ирина Сампан

По словам Марата Утюшева, партнеры пока относятся к системе робко, поскольку для коллег из разных стран это новый неизученный проект. Однако ей уже два года, полтора года она работает в зоне АТО. НГУ уже подключилась к такого интерактиву. Сейчас на него планируют перейти ГосЧС, ГПСУ, СБУ.

“Мы построили ее за 6-7 месяцев, сейчас добавляем сервисы. Карты мы делаем с космической съемки и адаптируем к потребностям армии”, - добавил господин Утюшев. "На сегодняшний день мы используем те подходы, которые в НАТО будут использоваться в 2020 году. Мы уже их используем, чтобы не проходить этот путь, не тратить время и деньги, потому что в 2020 году, когда мы должны быть интероперабельными с НАТО, чтобы не переделывать системы”, - добавил он.

Построили здание Центра моделирования за средства украинского Министерства обороны, а вот оборудование закупали США и потратили они на это более 22 млн долларов. Такие данные озвучил Степан Полторак на брифинге для украинских и зарубежных медиа и заверил, что подобные центры будут открывать и на территории других учебных центров.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

И журналистов не очень интересовал центр моделирования (ну разве что сколько он стоил), у них была возможность задать министру другие вопросы – про погибшего бойца, об открытии огонь в ответ, о НАТО, о "Джавелинах" и тому подобное. Вопросы были разными.

- Степан Тимофеевич, есть часть добровольцев в зоне АТО, которые не хотят ни в ВСУ, ни в МВД. Какая политика Минобороны относительно таких формирований, которые не контролируются ни одной официальной структурой?

- Это моя личная позиция и позиция Министерства обороны, моих коллег. Люди, у которых есть оружие, должны принадлежать структуре военной или правоохранительной. Других подразделений в Украине не должно быть. Поэтому мы готовы сегодня всех людей, которые хотят с оружием в руках защищать Украину, принимать в ряды вооруженных сил на законных основаниях и мы их всегда ждем.

Американцы одобрительно качали головой.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

Министр обороны отчитался, что инвентаризация вооружения в ВСУ проходит ежемесячно. "Мы контролируем и отслеживаем то, что у нас осталось, у нас есть четкое понимание, что у нас много чего нам не хватает, - заверил Степан Полторак. - У меня нет никаких претензий от наших партнеров о наличии той техники и оснащения, которые они нам предоставили”.

Американцы снова одобрительно качали головой. И некоторым журналистам необходимо было в очередной раз спросить о "Джавелинах".

"Что касается оборудования, то на протяжении последних лет Америка помогала Украине оборудованием, которое помогает сохранить жизнь военнослужащим. Это оборудование, которое используется чисто в целях обороны государства, в том числе аптечки первой помощи и радары для определения сил противника", - ответил руководитель американского контингента в рамках проведения операции (JMTG-U) "Объединенной многонациональной группы по подготовке – Украина" полковник Дэвид Джордан.

Он добавил, что группа JMTG-U будет находиться в Украине до 2020 года, пока “Украина самостоятельно не возьмет на себя эту ответственность. Относительно других вопросов, то это касается политики на государственном уровне”.

(c) 112.ua / Ирина Сампан

- Итак, господин полковник, насколько подготовлена украинская 95-я бригада к натовскому стандарту?

- "На протяжении 55 дней подразделение 95-й бригады прошло подготовку по стандартам НАТО. Это подготовка от индивидуального уровня до батальонного уровня. Все военнослужащие, которые прошли подготовку, отвечают стандартам НАТО, и мы в любой момент готовы стать рядом с ними”.

Пока что такими навыками обладает несколько сотен военнослужащих в многотысячной украинской армии. Для участия в операциях НАТО за пределами Украины, видимо, этого достаточно, для повышения боеспособности украинского войска и реформирования системы отечественного оборонного ведомства – очевидно, нет. Полный переход на стандарты НАТО планируется завершить к 2020 году. За относительно короткий срок необходимо реформировать еще логистику, системы управления, документооборота, обеспечение и многое другое. Хочется верить в слова министра Полторака, что “противник никогда больше не застанет нас врасплох”.

Ирина Сампан