Reuters
 

На днях командующий Корпусом стражей исламской революции генерал Мохаммед Али Джафари заявил, что в случае применения в отношении Ирана американского законодательства о новых санкциях США придется поискать новое место для своих военных баз на расстоянии далее 2 тыс. км, чтобы не попасть в радиус поражения иранских ракет. Офицер добавил, что если США признают КСИР террористической организацией, то вооруженные силы Ирана будут воспринимать американскую армию в качестве угрозы, равносильной террористам из ИГИЛ, в любой точке земного шара.

Иранское руководство берет пример с Ким Чен Ына

Риторика иранских политиков и военных все больше напоминает линию поведения верховного руководителя КНДР Ким Чен Ына. Вопреки новым, более жестким санкциям со стороны США и Евросоюза, Китая и других стран, Ким Чен Ын отказывается сворачивать ракетно-ядерную программу Северной Кореи. В феврале - сентябре этого года КНДР провела 12 запусков баллистических ракет и испытала ядерную боеголовку предположительной мощностью 100 килотонн. Северокорейские ракеты пролетали над территорией Японии. Ким Чен Ын неоднократно угрожал применить ядерное оружие против США, Южной Кореи, Японии, Австралии, грозился запустить ракеты в направлении острова Гуам, где находятся американские военные базы. Наблюдая за безнаказанностью КНДР, неэффективностью международных санкций как средства принуждения и нерешительностью США и их союзников перейти от дипломатии к военной силе, руководство Ирана решило действовать, как Ким Чен Ын. Иранские власти всем видом демонстрируют США и их региональным партнерам в лице Израиля, Саудовской Аравии, что Ближний Восток - это сфера интересов исламской республики, которая, как и Северная Корея, хочет производить баллистические ракеты как средство сдерживания и запугивания.

Слова генерала Джафари можно трактовать как угрозу применить военную силу, если США будут вводить новые санкции против Ирана вопреки условиям "ядерной сделки 2015 г., которую признал Совбез ООН. Тогда Иран, США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия договорились о том, что в обмен на замораживание ядерной программы международные санкции будут сняты пошагово. В резолюции № 2231 речь лишь о запрете на разработку баллистических ракет, способных нести ядерный заряд, но не о полном запрете ракетной программы. ЕС полностью снял санкции с Ирана. США в 2015 г. отменили эмбарго на закупку нефти из Ирана и разморозили половину иранских активов (50 млрд долл.). После "ядерной сделки" Иран активизировал разработку баллистических ракет. С октября 2015 г. были проведены испытания пяти баллистических ракет средней и малой дальности. В сентябре 2017 г. была испытана ракета средней дальности "Хорамшахр" с радиусом поражения 2 тыс. км. Администрация республиканцев вернулась к политике санкций против Ирана. В феврале были введены санкции, которые коснулись 25 юридических и физических лиц, связанных с ракетной программой. В июле под санкции попали еще 16 иранских фирм и граждан. В Конгрессе США был принят в обеих палатах законопроект о санкциях против РФ, КНДР и Ирана, который подписал президент Дональд Трамп.

Заявление генерала Джафари стоит воспринимать как негласную позицию иранского руководства. В сентябре президент Ирана Хасан Роухани подчеркнул, что в планах Ирана - увеличить военную мощь, в том числе "ракетные возможности", для защиты страны. Духовный лидер аятолла Али Хаменеи считает, что нет ничего важнее для самообороны Ирана, чем баллистические ракеты. Он обвиняет США в дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке, отрицает, что целью антитеррористической коалиции против ИГИЛ является борьба с терроризмом. Аятолла Али Хаменеи, который в 1981-89 гг. занимал пост президента страны и является одним из "отцов" исламской революции, придерживается антиамериканской позиции. У аятоллы своё видение расстановки сил на Ближнем Востоке. Иран делает ставку на укрепление своего влияния в регионе вместе с Россией и режимом президента Башара Асада в Сирии. КСИР оказывает Асаду поддержку в борьбе с ИГИЛ и оппозицией. Иран не признает право на существование Израиля. Со времен исламской революции иранские ортодоксы рассматривают возможность распространить теократическую модель государственного устройства Ирана в соседние страны. Такие попытки предпринимались в ходе войны с Ираком в 1980-88 гг. Сейчас Иран оказывает поддержку повстанцам-хуситам, которые хотят свергнуть светскую власть в Йемене и править по законам шариата.

На что способны иранские ракеты?

Иран развивает свою ракетную программу с начала 90-х, и первые разработки были осуществлены на базе советского тактического ракетного комплекса "Луна-М" и северокорейской баллистической ракеты "Нодон". Сегодня на вооружении у иранской армии находится 11 видов баллистических ракет радиусом поражения от 150 до 2 000 км. Три ракеты находятся в разработке. Кроме недавно испытанной ракеты "Хорамшахр", среднюю дальность имеют баллистические ракеты "Седжил" (2 тыс. км) и "Шахаб-3" (1,95 тыс. км). Крылатая ракета "Сюмар" имеет радиус поражения 2-3 тыс. км. В радиус поражения иранских ракет попадают не только близлежащие страны Ближнего Востока, но и государства Южной Азии, запад Китая, Восточная Африка, европейская часть России и половина Европы, включая Украину. Также Иран проводит испытания мощных неядерных боеприпасов. По информации командующего военно-воздушными силами и военно-космическими войсками КСИР Амира Али Хаджизаде, в сентябре 2017 г. иранские военные испытали 10-тонную авиабомбу, которую уже успели окрестить "отцом бомб". "Матерью всех бомб" считается сброшенная этой весной на позиции исламских экстремистов в Афганистане сверхмощная неядерная авиабомба GBU-43.

В отличие от Ким Чен Ына, который ограничивается лишь учебными запусками баллистических ракет, чтобы поиграть на нервах у соседей и Запада, иранские руководители уже нашли боевое применение своим разработкам. В июне этого года КСИР запустил баллистические ракеты "Зульфикар" дальностью полета 750 км из провинции Курдистан. Ракеты пересекли воздушное пространство Ирака и ударили по позициям ИГИЛ в сирийской провинции Дейр-Эз-Зор. По мнению вице-адмирала США Кевина Донегана, Иран поставляет йеменским повстанцам-хуситам противокорабельные и баллистические ракеты, морские мины. Помимо иранского оружия, хуситы используют модифицированные йеменцами версии советских ракет Р-17 ракетного комплекса 9К72 "Эльбрус" - "Вулкан". В течение 2017 г. хуситы несколько раз обстреливали из баллистических ракет территорию соседней Саудовской Аравии, которая проводит военную операцию против хуситов в Йемене. На днях их ракета упала в округе Джизан на юго-западе королевства, а в январе – в пригороде Эр-Рияда. Иран поставил около 30 неуправляемых ракет "Зильзалль" и пусковых установок к ним ливанской террористической организации "Хезболла", которая периодически обстреливает населенные пункты Израиля.

Фото из открытых источников

Угрозы генерала Джафари в адрес США небезосновательны. В прицел иранских ракет попадают американские военные базы и объекты в странах Персидского залива. С 2003 г. в Катаре находится американская военно-воздушная база в н. п. Эль-Удейд, где размещены 120 военных самолётов и 10 тыс. военнослужащих. Авиабаза используется для вылетов в Афганистан, Ирак и Сирию. Американские военные расквартированы в Кувейте (15 тыс. чел.), Бахрейне (7 тыс. чел.), ОАЭ (5 тыс. чел.), Омане (200 чел.). Все эти страны находятся на расстоянии менее 2 тыс. км от Ирана и попадают в радиус поражения существующих баллистических ракет.

США и Иран зашли в тупик

Угрожая применением силы, иранские политики и военные действуют в ущерб своей стране и создают повод для усиления позиций США на Ближнем Востоке, в которых Израиль, Саудовская Аравия и ряд других светских стран видят противовес и защиту. Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар и США соразмерно реагируют на развитие ракетной программы Ирана. В 2012-14 гг. Катар заказал у США 11 противоракетных комплексов PatriotPAC-3, 12 комплексов THAAD, которые рассчитаны на перехват баллистических ракет. Аналогичные заказы поступали из ОАЭ и Саудовской Аравии. На днях Пентагон одобрил продажу Саудовской Аравии 44 комплексов THAAD и 360 ракет к ним для противодействия угрозе со стороны йеменских хуситов и сдерживания Ирана. По данным издания National Interest, нефтяные монархии ежегодно тратят на оборонный сектор около 98,5 млрд долл., в то время как Иран – 10,6 млрд долл. В разгар ядерной программы Ирана в 2004-11 гг. страны Персидского залива закупили обычных вооружений на сумму 38,5 млрд долл., а Иран – на 1,1 млрд долл. Израиль участвует в совместном проекте с США по развитию многоуровневой системы противоракетной обороны. Созданы комплексы для перехвата ракет малой дальности ("Железный купол"), средней дальности ("Джерико", "Стрела"). У Ирана нет абсолютных преимуществ перед своими региональными конкурентами в военном плане. Наличие баллистических ракет картины не меняет. Хотя не каждая выпущенная ракета может быть успешно перехвачена, о чем свидетельствует горький опыт Израиля и Саудовской Аравии.

Слабым местом Ирана является уязвимость перед международными санкциями. Иранцы – не северные корейцы, и о хорошей жизни знают не понаслышке. Спустя два года после "ядерной сделки" Иран увеличил добычу нефти до 3,5 млн баррелей в сутки, заключил контракты с американской фирмой Boeing и европейским концерном Airbus на поставку 180 самолетов, с французской нефтяной компанией Total на разработку нефтегазового месторождения Южный Парс. После отмены санкций торговля между Ираном и странами-членами ЕС выросла на 44% - с 7,689 млрд евро до 13,763 млрд евро. Евросоюз является третьим торговым партнером Ирана, вторым – ОАЭ. Рост страхов среди арабов и европейцев вокруг ракетной программы Ирана создает почву для восстановления международных санкций, что невыгодно иранским гражданам с экономической точки зрения. По данным Reuters, Иран сообщил странам, участвующим в "ядерной сделке", об открытости к переговорам о ракетной программе, чтобы устранить повод для беспокойства. Возможно, иранские политики ищут пути убедить Запад закрыть глаза на их ракетную программу в угоду бизнес-интересам.

Reuters

В то же время у США нет действенных опций, кроме военной силы, для давления на Иран в одиночку. Американским дипломатам будет сложно убедить Совбез ООН восстановить международные санкции против Ирана. По информации МАГАТЭ, Иран выполняет условия "ядерной сделки" без сучка и задоринки. Фактор ядерной угрозы отсутствует. Баллистические ракеты не являются серьезным аргументом для ввода новых ограничительных мер, поскольку они стоят на вооружении во многих странах мира, в том числе в Израиле и Саудовской Аравии. Россия, которая является постоянным членом Совбеза ООН, может наложить вето на предложения США о новых санкциях, поскольку Иран является ее военно-политическим партнером в сирийском конфликте и емким рынком сбыта российских вооружений.

Односторонние санкции США не обеспечат международной изоляции Ирана. Америка не входит в перечень основных торгово-экономических партнеров Ирана. Крупнейшим бизнес-партнером Ирана является Китай, доля которого составляет 20% (20,3 млрд долл.) в торговом обороте исламской республики (доля ЕС – 13,6%.). Пекин занимает нейтральную позицию в Совбезе ООН по поводу иранской ракетной программы. Экс-президент США Барак Обама допустил ошибку, не потребовав от Ирана отказаться от разработки любых ракет средней дальности. Иран подтвердил своим примером, что в качестве фактора сдерживания и запугивания могут использоваться обычные вооружения без ядерных зарядов. США и Иран находятся в политическом тупике, и обмен угрозами, провокациями может длиться до тех пор, пока одна из сторон первой не пойдет на уступки.

Георгий Кухалейшвили,

политолог-международник