Фото из открытых источников

В Верховной Раде готовится очередной заход для решения языкового вопроса. Судя по новому законопроекту, на сей раз парламентарии намерены разобраться с языками всерьез и надолго.

Зачем нам такой документ?

9 июня 2017 года в Верховной Раде зарегистрирован доработанный проект "Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного". Авторами документа выступает многочисленная группа депутатов, в просторечье проект ассоциируют с парламентарием фракции "Народного фронта" и председателем профильного парламентского комитета Михаилом Княжицким.

Новая языковая стратегия ощущается в тексте законопроекта буквально с первых абзацев.

Во-первых, уточняется и усиливается статус украинского языка. В соответствии со ст. 1, это единый государственный (официальный) язык, источником такого статуса является государствообразующее самоопределение украинской нации (п. 2 ст. 1). Статус украинского языка является неотъемлемым элементом конституционного строя Украины как унитарного государства и определяется исключительно Конституцией Украины.

Во-вторых, в соответствии с этим четко очерчены и разграничены сферы применения украинского и всех других языков в Украине. Например, в п. 2 ст. 2 подчеркнуто, что действие закона (пока еще проекта) не распространяется на сферу частного общения и религиозных обрядов.

В-третьих, сильнее ощущается акцент на практическом использовании украинского языка как инструмента сохранения унитарности Украины. Скажем, в соответствии с пп. 6-7 ст. 1, порядок функционирования украинского языка не может регулироваться подзаконными актами. Иными словами, местным властям в отношении языков - ни-ни. Любые попытки введения в стране официального многоязычия трактуются как действия, направленные на раскол страны, межэтническое противостояние и вражду и на насильственное свержение конституционного строя.

Новости по теме: Нацполиция проверяет заявление Олега Скрипки о "языковом гетто"

Важнейший момент содержат пп. 8-9 ст. 1 проекта. В соответствии с ними, публичное унижение или презрение по отношению к украинскому языку соотносится с надругательством над государственными символами Украины и соответственно карается. Также запрещается (или карается) создание препятствий, ограничений для применения украинского языка.

Таким образом, язык превращается в мощнейший политический инструмент. Но не столько для раздражения умов, сколько для переплавки территории и социума в некое идеологически единое целое, что роднит этот проект с прибалтийским аналогами, которые использовали язык как инструмент сохранения государственности и суверенитета.

Госсфера станет украиноязычной?

Возможно, от обширности авторского коллектива доработанный проект все же остается несколько эклектичным. Сохранены жесткие требования к гражданам (и соискателям гражданства) знать и владеть государственным языком (ст. 4).

Все государственные служащие - от президента до служащих государственных и коммунальных учреждений и организаций - обязаны свободно владеть государственным языком. Для президента, премьера, министров, руководителей высшего звена (глава НБУ, генпрокурор, глава СБУ и т. п.), а также для депутатов сделана оговорка, что для них обязательно владение украинским языком в объемах, необходимых для выполнения своих обязанностей. Требования к владению языком устанавливает Нацкомиссия по стандартам государственного языка, а проверяет - Центр украинского языка.

Однако для публичных мероприятий в государственных и коммунальных учреждениях возможны послабления, поскольку, как сказано в п. 2 ст. 9, если организатор заседания считает, что мероприятие должно состояться с применением другого языка, он обязан обеспечить синхронный или последовательный перевод на украинский язык, если хотя бы один участник потребует этого.

Также если речь идет о правоохранительных органах, возможен вариант применения иного, приемлемого для сторон, языка, если лицо, с которым общается правоохранитель, не понимает украинского языка. На таможне при пересечении границы иностранцами контроль (приграничный, таможенный и иные виды) может быть осуществлен как на украинском, так и на другом языке, "которым владеет должностное лицо или служащий".

Эти послабления слабо увязываются с общей жесткой тональностью проекта и, вероятно, свидетельствуют о мучительном поиске компромиссного варианта.

Что будет в садиках и школах?

В предыдущем варианте проекта особо впечатляли главы о применении государственного языка в публичных сферах (образование, культура, наука, СМИ и т. п.). И именно здесь попытки найти компромисс особенно заметны.

Так, для детских садиков и школ, в которых обучение осуществляется на языке нацменьшинства, а также в частных заведениях может также применяться язык соответствующего нацменьшинства "вместе с государственным". Вузы могут принять решение об изложении некоторых дисциплин на одном из официальных языков ЕС.

В науке все остается жестко, послабление только для официальных языков ЕС, на которых могут быть опубликованы научные статьи. То есть в русскоязычных научных изданиях статьи не будут признаваться.

В то же время в сфере культуры остается правило синхронного перевода или титрования, если использование других языков оправданно художественным замыслом, или в случаях, оговоренных в законе о нацменьшинствах в Украине. Однако лазейки для других языков закрываются, если речь идет об исполнении или воспроизведении словесно-музыкальных произведений. Следовательно, песенный и разговорный жанры подпадают под жесткий языковый формат.

Солидная работа, судя по тексту, была проделана над блоком о фильмах. В новом варианте проекта в фильмах украинского производства допускаются реплики на других языках, но они должны сопровождаться субтитрами или озвучиваться на государственном языке, и суммарно объем таких реплик не должен превышать 15% продолжительности всех реплик. Новация об украинской аудиодорожке для фильмов в интернете. Спустя максимум два месяца такие фильмы обязаны иметь украинскую аудиодорожку, которая закачивается по умолчанию. При этом – сила компромисса! – для пользователей доступны дорожки и на других языках.

Любопытна новация о туристических группах. Само собой разумеется, языком туристического обслуживания является государственный. Тем не менее если есть желание применить другие языки, для этого организовываются отдельные группы.

Как с телевидением и радио?

Украинский язык, в соответствии с проектом, остается обязательным для телевидения и радио, но можно транслировать иностранную продукцию с озвучкой или дублированием. Судя по всему, блок о СМИ был одним из самых спорных, поскольку здесь есть шероховатости. С одной стороны, послабление языкового режима в виде разрешения транслировать иноязычный продукт, но с переводом. Причем особо оговаривается, что речь идет о звуковом ряде.

Новости по теме: Язык победы: Как депутаты украинизировали телеэфир

С другой, требование синхронного или последовательного перевода иноязычных реплик участников прямой трансляции. Исключение только для песен и для случаев непредвиденного использования другого языка участниками прямых репортажей с места событий.

Для научно-просветительских передач сделано послабление в виде возможности их транслировать на языках ЕС.

А что с газетами?

Настоящий компромиссный прорыв достигнут в блоке о печатных СМИ. Им разрешено помимо государственного издаваться на любом другом языке (языках). Но все они должны по названию и содержанию быть полностью идентичными и печататься в один день (п. 1 ст. 21). То же правило действует и для интернет-страниц печатных СМИ, за исключением технических деталей о дате печати.

Однако следующий же пункт статьи 21 (п. 2) содержит требование обязательной возможности подписки таких изданий на украинском языке.

В киосках (местах распространения) украиноязычные варианты СМИ должны составлять не менее 50% продукции (п. 4 ст. 21). При этом если продавец вывесил издание на любом другом языке, он обязан разместить экземпляр того же издания на государственном языке.

Новости по теме: Нацсовет по ТВ оштрафовал 10 радиостанций за несоблюдение квот на украинский язык

Для издателей книг все предельно просто: 50% книг на украинском языке. Исключение составляют словари, одним из языков которых обязательно должен быть украинский, и учебники иностранных языков.

Как со сферой обслуживания?

Далее, судя по тексту, проект не подвергся особо глубинной переработке. Остаются жесткие языковые требования к сфере обслуживания, к информационным материалам (для ознакомления и т. п.), к языкам софта. Разве что в сфере медицины по просьбе пациента может быть применен другой язык, приемлемый для сторон.

Новости по теме: Язык один для всех: Готов ли бизнес в Киеве переходить на украинский?

Интересен блок о языке политических партий и юрлиц, которые помимо официальных документов обязаны и в письмах в учреждения государственной и коммунальной форм собственности обращаться исключительно на украинском языке. Граждане Украины получают право, обратившись к партиям и юрлицам на украинском, получить соответствующий ответ. В то же время граждане при обращении к юрлицам частного права и партиям могут использовать и другие языки. Ответ они получат, скорее всего, украиноязычный, хотя этот деликатный момент не оговорен в доработанном проекте.

А кто накажет за нарушения?

Соль прежнего проекта – в механизме надзора и контроля. В доработанном варианте остаются языковые инспекторы, Нацкомиссия по стандартам государственного языка (создает Терминологический центр украинского языка) и Центр украинского языка. Последний орган будет иметь эксклюзивное право на выдачу сертификатов уровня владения украинским языком (по результатам экзамена). Стоит подчеркнуть, что именно этот документ, в соответствии с п. 1 ст. 46, будет единственным документом, подтверждающим уровень владения украинским языком. Первый экзамен и сертификат – бесплатно, далее – сколько угодно, но не чаще, чем один раз в полгода. Сертификат действует бессрочно, но Центр может его аннулировать, если были нарушения на экзамене.

Сфера действия языковых инспекторов сужается. В отличие от первого варианта, в доработанном решении о проверке в ответ на жалобу лица или по собственной инициативе принимает Уполномоченный по защите государственного языка. Определение языкового инспектора для проведения проверки осуществляется автоматизированной системой документооборота по принципу случайности или в хронологическом порядке поступления жалоб. Однако права языкового инспектора, в частности на выемку документов, остаются широкими.

И, наконец, четко обозначена сфера компетенции Уполномоченного по защите государственного языка. Это нормативно-правовые акты или акты индивидуального действия органов госвласти, самоуправления, решения суда, образование, наука, СМИ, культура, топонимы и "в других сферах общественной жизни" (ст. 56).

В чем проблема?

Доработанный проект производит двойственное впечатление. Вроде бы основные контроверсионные позиции смягчены, отшлифованы и действительно проработаны. Причем так, что они в нынешнем виде выглядят полезными. Как, скажем, поддержка книгоиздания на государственном языке.

В то же время документ в нынешнем виде распадается на сложносогласуемые между собой блоки. Так, например, если в первом блоке, где терминология, сфера действия и применения государственного языка строго ограничена государственной деятельностью и предприятиями, учреждениями государственной или коммунальной форм собственности, то в статьях о ТВ, радио, СМИ, науке, культуре и сфере обслуживания остались признаки экспансии в область бытового общения, которая этим же проектом выведена из сферы его применения.

Это порождает такое явление, как двойственность (нечеткость) границ применения государственного языка. В первых статьях он обозначен строго как язык официального общения, и с этим нельзя не согласиться. На такую логику указывает требование политпартий и юрлиц общаться в письменном виде с госструктурами исключительно на украинском языке. И с ней не корреспондируется требование к печатным СМИ всех форм собственности иметь украиноязычную версию, что было бы уместным применительно к СМИ коммунальной формы собственности и официальным изданиям.

Есть двойственность и по отношению к печатным СМИ. Если торговые марки остаются в той версии, в какой им гарантирована правовая защита на территории Украины, то СМИ обязаны заиметь украиноязычную версию, если такой не имеют. Название СМИ также может быть торговой маркой. И как быть в таком случае?

Настораживает сфера компетенции Уполномоченного по защите государственного языка, которая, следуя логике, должна быть ограничена официальным общением, перепиской, языком госструктур, органов местного самоуправления и т. п. И уж совсем нелогичным, выпадающим из компромиссной архитектоники законопроекта выглядит приписка о других сферах общественной жизни, куда при желании можно занести все что угодно, вплоть до надписей на заборах.

И, наконец, если следовать букве проекта, в Украине никто из совершеннолетних не знает украинского языка, ведь сертификатов – единственных документов, подтверждающих владение языком и знание его, – у них нет! Значит ли это, что авторы пытаются сделать государственным язык, которым официально никто в стране не владеет, или же это очередной прокол авторов?

Лилия Брудницкая