banner banner banner banner

Сократить всех: Как Саакашвили видит реформы в Украине

Сократить всех: Как Саакашвили видит реформы в Украине
112.ua

Наталья Лебедь

Журналист

Готовясь стать главой исполнительного комитета Национального совета реформ при президенте Украины, Михеил Саакашвили, в числе других технических задач, получил также задание реформировать судебную систему Украины. Следует заметить, что суды у нас перманентно реформируют и не было еще власти, которая бы не взялась за пертурбации в данной сфере. Отчитываясь о выполнении своего ТЗ, грузинский новатор представил свой концепт отреформированного правосудия. Его главный лейтмотив – сокращение инстанций всех возможных уровней: как, собственно, самих судов, так и тех структур, которые осуществляют над ними контроль.

Новости по теме

Новация первая: 200 судов вместо 764

Саакашвили предлагает ликвидировать административные, хозяйственные и общие суды, а вместо них создать окружной центр правосудия. В общем из 764 судов должно остаться 200, "в которые будет облегчен доступ  и процедура будет намного быстрее и прозрачнее". "Кроме этого, будет Высший административный суд, в который граждане будут обращаться относительно решений государственных органов, Высший антикоррупционный суд, Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности", – заявил Саакашвили.

Идея, в принципе, не новая. Не так радикально, как об этом говорит Саакашвили, но ликвидировать суды начали еще на экваторе президентства Петра Порошенко. Согласно тогдашней реформе, Верховный суд Украины был признан единой кассационной инстанцией. Это означало, что все существующие на тот момент высшие суды ликвидируются, а кассационные дела, которые в них рассматриваются, перенаправляются на рабочие столы новоизбранных судей Верховного суда.

Порошенко предупреждали: речь идет о 50-70 тысяч кассаций. Даже при условии формирования 100% состава суда на каждого судью будет распределено более 580 кассационных жалоб. А если суд будет заполнен только наполовину, количество дел превысит тысячу.

И это не считая новых дел, которые будут поступать в регулярном режиме. С такой нагрузкой работа высшей судебной инстанции может быть надолго заблокирована - и откроется широкое поле для злоупотреблений из-за произвольного определения очередности рассмотрения "зависших" дел.

Но обывателю всегда нравится, когда кто-то сокращает чиновничий аппарат. Поскольку последний, по общему убеждению, лишь паразитирует на "рядовых гражданах". Поэтому, в принципе, идея Саакашвили может понравиться многим. Потому что мало кто способен понять простую вещь: меньше судов не означает меньше дел. Меньше судов означает большую нагрузку на одного судью. И длинные очереди за правосудием.

Новация вторая: меньше контроля

Следующий пункт, о котором говорит Саакашвили, это – потребность в устранении "множественности" системы контроля судов: ликвидировать Высший совет правосудия, Высшую квалификационную комиссию судей и Государственную судебную администрацию, вместо этого — создать единый орган судебного контроля. Этот орган будет выполнять следующие функции: 1) отбор и переаттестация судей, 2) рассмотрение дисциплинарных дел по жалобам на судей, 3) мониторинг добропорядочности судей, 4) обеспечение финансовой независимости судов.

Однако здесь есть интересный момент: президент Зеленский подвергается сейчас жесткой критике активистов за то, что надумал убрать из этой матрицы один-единственный элемент. Согласно законопроекту №3711, который внес на рассмотрение Верховной Рады президент, из концепции судебной реформы изымается упоминание о комиссии по вопросам добропорядочности и этики, которая должна была осуществлять надзор над Высшим советом правосудия.

Неизвестно, представляют ли интерес подобные нюансы для Саакашвили, но сам он идет значительно дальше и отстаивает идею ликвидации всей контролирующей надстройки. Хотя, с другой стороны, им был упомянут единый орган судебного контроля, призванный заменить старые институты.

Новация третья: альтернативное правосудие

Еще одна новация от Саакашвили – "альтернативное правосудие". Речь идет о создании институтов третейского суда и применении медиации. Непонятно, как в эту схему впишутся суды присяжных, возможно, их оставят для рассмотрения обвинений в особо тяжких преступлениях. В Конституции Украины, принятой в 1996 году, прописано институт суда присяжных, который, однако, до сих пор по-настоящему не заработал.

Потому что, начиная с 1996 года, положение о суде присяжных тщательно фиксируется в каждой новой редакции закона "О судоустройстве". Однако до недавнего времени даже не было четко регламентировано, какие дела подлежат рассмотрению судом присяжных, а какие – судом с участием народных заседателей. Например, в версии закона, проголосованной парламентом в феврале 2002 года, говорилось и о первом, и о втором институте, без уточнения критериев дифференцирования уголовных дел.

А уже в новом УПК, принятом в 2012 году, появилось положение, согласно которому суд присяжных будет рассматривать только тяжкие преступления, в частности те, за совершение которых предусмотрено пожизненное заключение. В дополнение к этому в конструкции Саакашвили предстают "медиаторы", то бишь посредники, как еще одно дополнительное судебное звено или инстанция.

Новация четвертая: прецедентное право

В одном из интервью, которое Михеил Саакашвили дал Ксении Собчак, он с большим пиететом отзывался о британском и американском правосудии. И даже мечтал вслух о том, что было бы неплохо выписать в Украину профессионалов из Лондона или Вашингтона. Не удивительно, что, представляя свою реформу, он кое-что одолжил у британцев - а именно их систему прецедентного права.

Речь идет о следующем. Суть английского общего права (common law) заключается в том, что оно создается судами. То есть судьи в процессе слушаний применяют юридические прецеденты к фактам и обстоятельствам каждого конкретного судебного разбирательства. Проще говоря, если определенный кейс ранее уже рассматривался, судья должен проводить рассмотрение дела в соответствии с тем, как принималось предыдущее решение. В рамках этой системы исключается вариант, что два суда принимают по одному вопросу диаметрально противоположные решения.

Новация пятая: суд в смартфоне

Отдает дань Саакашвили и веяниям последнего времени – провозглашенному президентом курсу на диджитализацию. В дополнение к "государству в смартфоне" он хочет внедрить и "суд в смартфоне". Предполагается, что такая программа будет заниматься автоматическим распределением дел, позволит подавать иск онлайн, а также в режиме онлайн заплатить судебный сбор, передавать доказательства или получать копии судебных решений. Впрочем, как именно это должно работать на практике — Саакашвили не объясняет.

Оно и не удивительно. Потому что это не будет работать никак. Раздел, касающийся перехода правосудия в электронный формат, вызывает особенно бурную критику, даже откровенные насмешки. Источники во властных кругах отмечают, если судебную реформу в целом и "благословил" президент Зеленский, то отдельные ее положения являются исключительно личной инициативой Саакашвили, инициативой, с которой лучше было бы не спешить.

Критика идей

Что касается "диджитализированного" суда, то некоторые его элементы могут иметь место, но лишь некоторые. Ради таких исключений и работает система "Электронный суд", которую запускали еще при Порошенко. Работает, между прочим, совсем не блестяще, не справляясь в полной мере с поставленными перед ней задачами. Но если через "Электронный суд" еще можно, к примеру, подать заявление, то изучение доказательств, допрос свидетелей и тому подобное нуждается исключительно в присутствии офлайн. Есть куча моментов, которые невозможно заменить конференцией в Zoom, и, собственно говоря, делать это и не нужно. К тому же, и интернет-связь в Украине не так безупречна, как о ней думает Саакашвили.

Не всем импонирует и идея с прецедентным правом, да и вообще англосаксонская правовая система, на которую ссылается Саакашвили. Дело в том, что в Британии нет конституции в привычном для нас виде. Есть свод законов, зафиксированных прецедентов и обычаев, которые государство копило, шлифовало и адаптировало под новые реалии на протяжении веков. Зато в Украине за ее короткую историю не сформировали такой прецедентной базы, мы имеем Конституцию, которая заменяет собой британский билль о правах. Как совместить свое и чужое (и надо ли его вообще совмещать) – Саакашвили не объясняет.

Именно поэтому многие критики Михеила Николозовича отмечают, что тот берется реформировать систему, о которой имеет достаточно приблизительное представление или даже не имеет никакого. Но и прецедентное право, и электронное правосудие не вызывают того массива гневных комментариев, как желание Саакашвили сократить суды. О том, что одним из возможных последствий может стать нереальная нагрузка на одного судью, уже говорилось выше. Специалисты также отмечают, что при сокращении судов служителям Фемиды придется переквалифицироваться из узкопрофильных специалистов в широкопрофильные и погружаться в те сферы права, которыми ранее они не занимались. И это также, конечно, негативно отразится на качестве их работы.

А что на Банковой?

Но что думает по поводу активности Саакашвили власть? Возможно, она не запрещает грузинскому реформатору фонтанировать неприемлемыми идеями сразу по нескольким причинам. Во-первых, их никто не собирается воплощать. Во-вторых, это своего рода средство для отвлечения от более значимых проблем. А, в-третьих, вполне вероятно, что главное задание Михо лежит не в правовой плоскости, а в укреплении украино-американских связей, к которым он также причастен. Если принять такую версию как рабочую, станет понятным, почему на Банковой закрывают глаза на все его дилетантские прожекты.

Едва прибыв в Украину, Михеил Саакашвили одну из первых своих встреч провел в американском посольстве. Там он переговорил с дипломатами на предмет одной должности, которая уже год как оставалась вакантной. Речь идет о должности посла Соединенных Штатов в Украине – после отставки Мари Йованович это кресло так и оставалось пустым.

Новости по теме

После сложения полномочий Йованович ее временно сменил Уильям Тейлор, а позже – Кристина Квин. С ней тоже беседовал Саакашвили, и вскоре после этого американский президент Дональд Трамп определился с выбором амбассадора. Им стал Кит Дейтон – опытный управленец, который имел опыт работы в военной сфере, разведке и дипломатии. Назначение Дейтона удивительным образом совпало с началом работы Саакашвили. Вряд ли такое может быть стечением обстоятельств, и это, как уже отмечено, одна из вероятных причин снисходительного отношения к "реформам Саакашвили".

"Возвращение Саакашвили – это попытка улучшить имидж Зеленского и власти на Западе, поскольку в коммуникации с западными партнерами возникли проблемы после отставки Гончарука и Рябошапки. Функцию коммуникаторов с Западом на себя переключили представители "Европейской солидарности", "Народного фронта", "Батькивщины", а у Зеленского здесь позиции очень слабые, и он вынужден опираться на "чужих" переговорщиков. Саакашвили должен это исправить, тем более, что сам он может похвастаться неплохими связями по ту сторону границы. И донести, что, несмотря на ряд отставок, Украина остается другом и партнером Запада", – говорит по этому поводу директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Но Саакашвили играет и другие роли. Например, роль "красной тряпки", которой размахивают перед ненавистным Зеленскому Петром Порошенко. Появление в Украине Саакашвили "может быть и пощечиной Порошенко. Тот находится в оппозиции, а его оппонент идет во власть... Но дело в том, что Порошенко играет роль антипода при Зеленском. При этом собственный рейтинг Порошенко довольно низкий, а антирейтинг – высокий, и это спасает Зеленского от нежелательных сравнений с Порошенко. Теперь таким антиподом может стать и Саакашвили", – комментирует заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко.

И главное – то, что с помощью Саакашвили можно будет канализировать любой негатив, который осядет на власти. "Игра Зеленского заключается в создании разнообразных противовесов. Взять хотя бы Верховную Раду: парламент в целом и монобольшинство в частности служит одним из таких противовесов. То же и с Саакашвили. Несмотря на то, что он – сбитый летчик, это достаточно яркий персонаж, который также будет оттягивать негатив от Офиса президента. Возможно, так Зеленскому посоветовали политтехнологи. Пусть Саакашвили – трижды неконтролируемый, но свою функцию громоотвода он выполняет", – убежден Петренко.

Поэтому в случае чего провал судебной реформы можно будет списать на недостаточное усердие или некомпетентность заезжего "реформатора". От подобных игр система украинского правосудия точно не улучшится, но власть выиграет немного времени. Время для нее сейчас – самый главный капитал.

Наталья Лебедь

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>