Свободы.net: Как ввести цензуру, прикрываясь спасением страны

"Те, кто готов пожертвовать основополагающей свободой ради приобретения ограниченной временной безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности" Франклин Делано Рузвельт "Четыре свободы"

Свободы.net: Как ввести цензуру, прикрываясь спасением страны

112.ua

Редакционный блог

"Те, кто готов пожертвовать основополагающей свободой ради приобретения ограниченной временной безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности" Франклин Делано Рузвельт "Четыре свободы"

Выборочное наказание Нацсоветом по вопросам телевидения и радиовещания телеканала "112 Украина", который транслировал скандальный выпуск "Шустер live" с Максимом Шевченко, публичное "помилование" телеканала "24" за отказ транслировать скандальное ток-шоу в дальнейшем, предупреждение телеканалу "Эспрессо TV" за трансляцию выступления президента России Владимира Путина (впоследствии канал прошел процедуру отмены санкции) и телеканала News One за интервью объявленного в розыск бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова говорят только об одном – в медиапространстве такой же бардак, что и в стране в целом. И поскольку в Украине власть состояние войны называет антитеррористической операцией, в ближайшее время государственные органы, отвечающие за информационную политику, не будут инициировать законопроекты, регулирующие медиапространство во время иностранной агрессии и устанавливать параметры допустимого присутствия вражеских пропагандистов и идеологов в украинских СМИ. В адрес Министерства информационной политики уже полетели публичные обвинения от большинства СМИ и экспертов за желание переложить целиком и полностью свою ответственность за происходящее на СМИ, которые в условиях юридического "бедлама", отсутствия чётких юридических границ что можно и что нельзя в условиях т.н. гибридной войны, оказывается, обязаны руководствоваться исключительно этическими и патриотическими соображениями в своей деятельности. Новых законов военного времени нет, и похоже, не появится, а руководствоваться существующими становиться опасно. В этой связи предупреждения Нацсовета (который власть тоже использует, чтобы переложить с себя ответственность, поскольку это регуляторный, а не законодательный или исполнительный орган) только запугивают СМИ, формируют имидж "жертв" оппозиционных медиа, ведут к цензуре. "У нас цензурой в соответствии с законом считается любой запрет на упоминание определенных лиц или организаций", - напоминает медиаюрист Татьяна Котюжинская в своем видеоблоге, и добавляет, что ограничения на распространение информации может накладывать только суд. Более того, госпожа Котюжинская видит в действиях Нацсовета препятствование журналистской деятельности Савика Шустера. Канал "112 Украина", комментируя предупреждение, тоже заявил о зарождении цензуры.

Казус Шустера-Шевченко

Выпуск "Шустер live", транслируемый телеканалами "112 Украина" и "24", обернулся скандалом в связи с пятиминутным включением по скайпу в прямом эфире российского журналиста Максима Шевченко, который произносил и отстаивал типичные российско-пропагандистские позиции про "карательную операцию" и "братоубийственную войну" на Донбассе.

Первый замглавы Нацсовета Ольга Герасимьюк во время заседания по этому вопросу без обиняков заявила, что "прямой эфир – это сфера национальной безопасности". Основатель "Савик Шустер студии" и ведущий "Шустер live" Савик Шустер в своем открытом письме среди прочего, заявил следующее: "… Да, мы можем запретить "слова ненависти", но мы никогда не воплотим в жизнь это правило в прямом эфире. Мы прервем или выключим человека только после того, как он произнесет такие слова".

Вопрос любых ограничений свободы слова, в том числе прямых эфиров политических ток-шоу, должен находиться не в плоскости целесообразности. СМИ имеют коммерческие цели и общественные задачи. Шустер всегда давал зрителя телеканалам, которые его транслировали, именно по причине высокой провокационности контента. Сузить повестку дозволенного демократическое государство обязано законами и подзаконными актами. Иначе это уже не демократия, а злоупотребление своим правом на ограничение. Власть и так зачастую необоснованно списывает все на интересы национальной безопасности и объявляет каждого, кто осмеливается ее критиковать, чуть не соратником Кремля. Обществу необходимо продемонстрировать четкую грань, которая отделяет защиту национальных интересов от борьбы с инакомыслием и тоталитаризмом.

Что касается самоцензуры, в демократических странах она тоже существует, в основном из-за соображений политкорректности или из-за учета существующих законов касательно ограничений свободы слова. Размышления о политических последствиях своих сообщений и нежелание рисковать приводит к самоцензуре. Во время войны в Персидском заливе журналисты добровольно отдавали свои материалы на согласование военным, чтобы случайно не разгласить военную тайну. Т.е. это акт доброй воли с целью не допустить негативных последствий, это власть ума над эмоциями.

Что говорит европейское законодательство?

Свобода слова – фундаментальное право каждого из нас и пользоваться этим правом можно, как кому заблагорассудится. Это право не зависит от фиксации в законах, но такая фиксация помогает гарантировать нашу свободу высказываний и защитить ее, если происходят нарушения. Право это не абсолютное, в демократическом обществе его реализация связана с обязательствами и ответственностью и даже может быть ограничена. В Евроконвенции по правам человека (ч.2 ст.10) перечислены интересы, по которым свобода слова может быть ограничена. Это национальная безопасность, территориальная целостность или общественная безопасность, для предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья или морали, для защиты репутации или прав других людей, для предотвращения разглашения конфиденциальной информации, для поддержки авторитета и беспристрастности суда. Принцип Евроконвенции "Нет свободы для врагов свободы", по сути, сведен к добросовестному использованию свобод. Если кто-то хочет использовать гарантированные Конвенцией свободы во вред другим – его право должно быть ограничено, а к виноватому должны быть применены санкции. Речь идет об ограничении злоупотреблением свободой слова в таких уязвимых вопросах как религиозные, национальные чувства людей, защита морали, репутации и т.п. Согласно статье 18 Евроконвенции, наложение ограничений на реализацию прав следует толковать узко и исключительно для предусмотренной цели. Применение ограничений не является лишением права, а формой предотвращения распространения информации, если речь идет о мере пресечения, или формой ответственности, если информацию уже распространили. Т.е. должны быть на уровне государства законодательно закреплены нормы наказания за злоупотребление свободой слова. Государство своими решениями запрещает/останавливает/ограничивает распространение информации. И вмешательство в свободу слова должно быть предусмотрено законом. При этом закон должен быть четким, однозначным, заблаговременно обнародованным.

Датский журналист 31 мая 1985 года опубликовал в газете свою статью, осветив в ней расистские настроения группы молодых людей одного из микрорайонов Копенгагена, которые называли себя "зелеными куртками". По этой публикации редакторы одной из телепрограмм захотели сделать документальный фильм. Журналист пригласил троих молодчиков для телеинтервью. Во время интервью гости прибегли к оскорбительным дерзким замечаниям в адрес иммигрантов и национальных меньшинств Дании. Их высказывания подпадали под действие криминального кодекса, и они все были осуждены. Криминальное следствие было начато и против журналиста, который решение суда обжаловал в Страсбурге, утверждая, что он не имел намерений пропагандировать расистские настроения в своей программе, а только хотел продемонстрировать своим зрителям существование таких настроений, и тем самым присоединиться к дискуссии на эту тему в обществе. Европейский суд обратил внимание на обстоятельство, что журналист не поощрял молодчиков, ни одним намеком не дал понять, что разделяет их взгляды. Европейский суд заметил следующее: "Репортажи, что базируются на интервью – не имеет значение, отредактированных или нет – есть одним из самых важных средств, с помощью которых пресса может играть свою самую важную роль часового в обществе…наказание журналистов за содействие распространения заявлений, сделанных другим лицом в процессе интервью, может серьезно помешать СМИ делать свой вклад в обсуждение проблем общественно важной тематики, если только речь не идет о серьезнейших ситуациях" ( См. решение по делу "Обзервер" и "Гардиан" от 26.11.1991г. п.59).

Раб не хочет свободы, а хочет стать господином

Ярким проявлением  желания ограничить свободу слова в Украине стал опубликованный законопроект 2225 от  24.02.2015 (автор - нардеп от "Народного фронта" Константин Матейченко из Артемовска), в котором предлагаются изменения в Уголовный кодекс Украины (статья 339). В случае принятия за, цитирую: "за умышленные действия по подрыву авторитета государства и его органов власти", в том числе – за "... циничное, пренебрежительное отношение и неприятие как отдельных структурных элементов системы государственного управления (его соответствующих органов), так и государства в целом, что в дальнейшем может повлечь за собой нарушение устоявшихся социальных норм и правил организации общественного и государственного строя и жизни - наказывается исправительными работами на срок до двух лет или арестом до шести месяцев или лишением свободы на срок до трех лет".

Фактически критика любого органа госвласти в метафорической форме может привести журналиста в тюремную камеру на 3 года. По словам других "фронтовиков", фракция не рассматривала этот документ, но само появление такого предложения от депутата правящей коалиции наталкивает на мысли, что в Украине жив дух "драконовских" законов от 16 декабря 2013 года.

И, напоследок, пример из практики в стране, гордящейся своей демократией и верховенством права. Во время одной из пресс-конференций в Белом доме, посвященной трагичным событиям 11 сентября 2001 года, Госсекретарь США Кондолиза Райс официально обратилась к представителям СМИ с просьбой воздержаться от трансляций в эфире кадров с изображением Бен Ладена, чтобы не помочь ему передать своим сообщникам знак для начала новых атак. Заметьте, с публичным обращением, просьбой (не приказом) к медиа позаботиться в своей деятельности об общественной безопасности и почувствовать за это ответственность. С того времени утекло много воды. Шокированная падением "башен-близнецов" и напуганная угрозой повторения подобных терактов Америка приняла Патриотический Акт (USA Patriotic Act) (2001 год), Акт наблюдения за террористами (Terrorist Surveillance Act) (2006) и Акт защиты Америки (Protect America Act) (2007) и ввела специальные правила поведения для общенациональных печатных изданий, теле- и радиоканалов. Правительство США убедило общество расстаться с частью своих конституционных прав и свобод в обмен на гарантии безопасности. Во всяком случае, у интересующихся граждан сегодня нет иллюзий по поводу, кто, как и под каким предлогом лишил СМИ части самостоятельности, используя их как инструмент в руках правящей элиты.

Медиаэксперт Людмила Петрив для 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...