banner banner banner

Турецко-сирийский конфликт: Альянс Путина и Эрдогана трещит по швам

Турецко-сирийский конфликт: Альянс Путина и Эрдогана трещит по швам
112.ua

Георгий Кухалейшвили

политолог-международник

Продолжающийся почти 9 лет вооруженный конфликт в Сирии приобрел новый виток. Произошли вооруженные столкновения между сирийскими войсками и турецкой армией на фоне боевых действий в провинции Идлиб – последнем оплоте антиасадовской оппозиции.

Сирийские войска при поддержке России с воздуха уже который год ведут наступление на районы провинций Идлиб, Алеппо, контролируемые группировками "Хайят Тахрир аш-Шам", "Национальный фронт освобождения".

Войска президента Сирии Башара Асада проводили обстрелы данных территорий 10 февраля, и под удар попали турецкие военные, которые находятся там по договоренностям с Россией. Не обошлось без погибших. В ответ турки устроили массированный артобстрел. Погибли свыше 100 сирийских военных. Войска Асада продолжают наступление и взяли в окружение некоторые наблюдательные посты турецких военных.

Турция свозит в провинцию Идлиб бронетехнику и реактивные системы залпового огня. По разным данным, она перебросила туда от 2 до 5 тыс. военнослужащих в качестве подкрепления. Эрдоган пообещал открывать огонь по войскам Асада и кому угодно, если продолжатся обстрелы позиций турецких военных в Идлибе.

Нет единого мнения, на ком лежит ответственность в углублении кризиса. Анкара обвиняет Москву и Дамаск в нарушении договоренностей в Нур-Султане (бывш. Астана) в 2017 г., согласно которым в провинции Идлиб, частично в Латакии, Алеппо, Хаме была создана зона деэскалации, и договоренностей в Сочи в 2018 г. об отводе тяжелых вооружений сторонами конфликта на 15-20 км от линии соприкосновения.

Новости по теме

По договоренностям, турецкие военные взяли на себя роль гарантов мирного процесса. Россия обвиняет во всех грехах Турцию, которая якобы сама допустила данный кризис, поскольку не разъединила радикальных исламистов "Хайят Тахрир аш-Шам" от боевиков "Национального фронта освобождения" и мирного населения, согласно договоренностям в Сочи 2018 г., снабжала противников Асада оружием, боеприпасами и бронетехникой.

В Дамаске и Москве уверены, что спонсируемые Турцией боевики первыми перешли в наступление. Ситуация на северо-западе Сирии остается взрывоопасной и может привести к непредсказуемым последствиям.

Позиция Турции

Как бы Дамаск и Москва ни хотели восстановить контроль над всей территорией Сирии, Анкара не собирается уходить из провинции Идлиб и Алеппо. Данные земли интересуют турецкие власти со времен распада Османской империи, поскольку они были частью вилайета Алеппо.

Первый президент Турции Кемаль Ататюрк отстаивал включение территорий Идлиба и Алеппо в состав Турции в начале 20-х, но тогда Франция настояла на присоединении этих территорий в свой Сирийский мандат. Пользуясь военно-политической нестабильностью, Турция под предлогом зон безопасности и деэскалации сумела восстановить контроль над частью интересующих ее территорий.

Путин уступил Эрдогану эти земли в 2018 г., одобрив ввод турецких военных ради налаживания двусторонних отношений между РФ и Турцией. Вряд ли тогда кто-либо спрашивал об этом режим Асада.

Благодаря участию в сирийском конфликте Турция сумела установить контроль практически над территориями, прилегающими к ее границе. В конце прошлого года турецкие военные оккупировали приграничные северо-восточные земли Сирийского Курдистана. Турция оккупирует районы Идлиба, которые еще не успели захватить сирийские и российские военные.

Среди представителей военной и политической элиты Турции царят экспансионистские настроения. Партнер Эрдогана по коалиции в парламенте глава ультраправой "Партии националистического движения" Девлет Бахчели заявил, что Турция будет в безопасности только тогда, когда ее войска зайдут в Дамаск. Угроза силой — это давно отработанный Турцией прием в отношениях с Сирией.



В 1998 г. турецкие власти пригрозили его отцу экс-президенту Хафезу Асаду провести военную спецоперацию в Сирии, если он добровольно не передаст им лидера курдских сепаратистов Абдаллу Оджалана (что он, собственно, и сделал). Турция пытается заставить Россию и Сирию занять более уступчивую позицию. Министр обороны Турции Хулиси Акар заявил, что если войска Асада не прекратят наступление, то в этом случае для Идлиба есть план В и С.

Детали планов он не уточнил, но, по неофициальной информации, турецкие власти могут объединить Идлиб и оккупированные территории Сирийского Курдистана в одну большую буферную зону.

Контролируя обширные территории Сирии, Эрдоган повышает шансы внести свои коррективы в будущее развитие страны, включая предоставление особого статуса территориям, на которых проживают сирийские туркоманы либо которые находятся под управлением "Национального фронта освобождения".

Пантюркизм, неоосманизм, заигрывание с исламистами в ближневосточных странах – это приоритеты внешней политики режима Эрдогана, который стремиться укрепить влияние в странах, которые ранее входили в состав Османской империи. Турция может использовать оккупированные территории Сирии для того, чтобы переселить туда часть беженцев.

Захват Идлиба войсками Асада при поддержке России не выгоден турецкой стороне, потому что в Турцию хлынут новые волны беженцев, а вместе с ними разношерстные исламские экстремисты. Одно дело использовать сирийских боевиков как пушечное мясо для военных действий против курдов или отправлять их на помощь правительству Файеза Сарраджа в Ливии.

Совсем другое дело пустить исламских экстремистов в турецкие города, где итак часто происходят теракты. На сегодняшний день 3-миллионный Идлиб уже покинули 700 тыс. человек. Турция использует гибель своих военных и мирных жителей Идлиба в качестве повода для оккупации провинции.

Российско-турецкое недопонимание

Президент РФ Владимир Путин и Реджеп Эрдоган уже много раз обсуждали проблему Идлиба (последний раз - 12 февраля), но прийти к какому-то конкретному решению не могут. Сочинские и астанинские договоренности о деэскалации в Идлибе так и не были реализованы, режим прекращения огня не соблюдается. Москва не идет на уступки Анкаре в Идлибе, чтобы не портить отношения с Дамаском и Тегераном.

Режим Асада – опора российского влияния на Ближнем Востоке. Асад – это ближайший союзник Ирана, чья конфронтация с Америкой пересекается со стремлением Кремля сократить американское влияние в регионе и заполнить образовавшийся вакуум. Иран воспринимает Турцию как конкурента за региональное лидерство, несмотря на то, что турки охотно закупали персидскую нефть. В боях за Идлиб на стороне войск Асада принимают участие до 800 боевиков спонсируемой Ираном группировки афганских шиитов Фатемиюн.

Силы правительства Сирии, въезжающие в деревню Тель-Султан в провинции Идлиб на северо-западе Сирии, 5 февраля 2020 года The Associated Press

В 2017-2018 гг. Москва отдала Турции Идлиб во временное пользование, а теперь забирает назад, дабы посодействовать полному восстановлению территориальной целостности Сирии. Даже после инцидента с гибелью турецких военных войска Асада продолжают наступление. Они захватили шоссе, соединяющее Алеппо с Хамой, Хомсом, Дамаском. Идлиб – это последний оплот антиасадовской оппозиции, с которой Асад не собирается делить власть.

Путин и Асад недооценили Эрдогана, рассчитывали, что турецкие войска сами уйдут из Идлиба. Видимо, в Кремле были уверены, что турецкие власти не станут портить отношения с Россией из-за клочка Земли.

В то же время турки недоумевают, почему Россия готова променять достаточно эффективное партнерство с Анкарой на режим Асада, который находится в международной изоляции. Даже президент США Дональд Трамп, с которым у Эрдогана масса проблемных вопросов, пошел ему навстречу, вывел американские войска с интересующих Турцию территорий сирийских курдов и ограничился охраной нефтяных месторождений на востоке Сирии.

На заре нового кризиса

Повышение градуса напряженности в Идлибе лишний раз подтверждает, что альянс Турции и России является ситуативным, но не стратегическим, поскольку у них не совпадают интересы на Ближнем Востоке. Если между турецкими и сирийскими военными продолжатся боевые действия, тогда отношения России и Турции ждет новый кризис.

Похожий прецедент уже имел место в конце 2015 г., когда Турция сбила российский фронтовой бомбардировщик Су-24, который нарушил ее воздушное пространство. Тогда Путин ввел запрет на поставку из Турции продуктов питания и сельхозпродукции в Россию, распорядился отменить туристические туры на турецкие курорты. Сейчас ситуация зеркальная: погибли турецкие военные.

Новости по теме

Понимая, что без помощи России режим Асада не делает лишних телодвижений, Турция может прибегнуть к мерам давления, чтобы заставить Кремль пересмотреть приоритеты в Сирии. Как вариант, турки могут заблокировать поставки природного газа по газопроводу "Турецкий поток", который "Газпром" запустил в прошлом месяце, заморозить строительство компанией "Росатом" атомной электростанции "Аккую", прекратить сотрудничество в сфере поставок российских вооружений.

Чтобы поиграть на нервах россиян, турки могут провести ситуативное сближение с США. Вашингтон уже пытается извлечь выгоду из противоречий Анкары и Москвы из-за Идлиба. Госдепартамент США отправил в Турцию спецпредставителя по вопросам Сирии Джеймса Джеффри для обсуждения ответных действий на обстрелы сирийских войск.

Госсекретарь США Майк Помпео поддержал турецких военных, призвал Россию и режим Асада прекратить наступление на Идлиб. В России даже появились версии о том, что Эрдоган пошел на конфронтацию с войсками Асада под влиянием США.

Американцы хотят создать почву для нормализации отношений с Турцией и добиться от нее отказа от приобретенных у России противоракетных комплексов С-400, прекращения вмешательства в гражданскую войну в Сирии, от доктрины "Голубая родина" и присвоения обширных вод Средиземного моря, не препятствовать использованию американцами военной базы "Инджирлик".

Вряд ли Эрдоган пойдет на такие шаги, учитывая амбиции превратить Турцию в самодостаточный центр силы на Ближнем Востоке. Максимум, что его интересует от американцев, — это размораживание поставок американских многофункциональных истребителей F-35. Возвращения Турции в фарватер внешней политики США при нынешнем руководстве не будет. Текущие события в Идлибе дают понять, что у Эрдогана нет реальных союзников, а идти на серьезные уступки США и России он не готов.

Георгий Кухалейшвили,

политолог-международник

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>