banner banner banner

Тюрьма все ближе: Что Минкульт подготовил для журналистов

Тюрьма все ближе: Что Минкульт подготовил для журналистов
Министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский 112.ua

Наталья Лебедь

Журналист

Информационная сфера не дает покоя команде президента Зеленского точно так же, как и сфера земельная или избирательная. Самое интересное, что, идя на выборы, нынешний глава государства ни словом не обмолвился о том, что планирует "покращення" для журналистов.

Очевидно, решение пришло спонтанно. Возможно, вследствие того, что журналисты не спешат купать президента в "теплой ванной". Критическое отношение к нему вырывается наружу и в соцсетях, на которые до сих пор не распространялось влияние государства. Сейчас эту лазейку предлагают залатать, взяв под контроль даже посты в "Фейсбуке" или "Телеграмме".

Реакция на предложенные изменения является глубоко отрицательной – со стороны как самих медийщиков, так и оппозиционных к власти политиков. Черновик законопроекта о дезинформации, который Министерство культуры предложило к обсуждению, сравнивают с "диктаторскими законами" Януковича от 16 января 2014 года.

По иронии судьбы, Минкульт выступил со своей инициативой 17 января – с разницей в один день и шесть лет после принятия "диктаторского" пакета. В чем еще заключаются различия в обуздании прессы от Януковича и Зеленского? 112.ua прочитал законопроект и делится с читателями наиболее значимыми моментами.

Главный враг – дезинформация

Все 130 страниц законопроекта посвящены в основном дезинформации. В борьбе за информационную гигиену Минкульт предлагает различать дезинформацию как таковую и недостоверную информацию. Отличие заключается в тематике сообщений. Недостоверная информация – это ложные, неполные или искаженные сведения о лицах, фактах, событиях или явлениях.

А если такие новости касаются вопросов, представляющих общественный интерес (например, национальная безопасность, территориальная целостность, суверенитет, обороноспособность Украины, права украинского народа на самоопределение, жизнь и здоровье граждан, состояние окружающей среды), то это уже дезинформация.

"Дезинформация – это то, где фигурирует государство. Где нет государства, это недостоверная информация", – расшифровывает министр культуры Владимир Бородянский в интервью "Детектор медиа".

При этом сатира, пародия, недобросовестная реклама или оценочные суждения, если имеется хотя бы минимальная фактологическая основа, дезинформацией считаться не будут.

Диана Дуцик, бывший исполнительный директор ОО "Детектор медиа", специалист в сфере медийной грамотности и права, на своей фейсбучной странице замечает, что подобное определение дезинформации является неполным и упрощенным. К тому же, оно полностью исключает российский контекст влияния.

"Дезинформацию никогда не рассматривали лишь как недостоверную информацию. Если мы только развенчиваем или разоблачаем недостоверные факты, мы апеллируем к рациональным аргументам. Это, безусловно, тоже надо делать, но... Те, кто изучает это явление, очень хорошо знает, что даже правдивая информация, помещенная в соответствующий контекст, может дезинформировать аудиторию, побуждая ее принимать ошибочные решения.

Дезинформация – это прежде всего то, что работает с эмоциями и страхами аудитории, поэтому она не только работает через новости, но и в значительной степени через развлекательный контент, а также использует все новейшие медиатехнологии", – пишет Дуцик.

Новости по теме

И продолжает: "Закон никоим образом не призван противодействовать российской информационной агрессии. Он сужает определение дезинформации к "недостоверной информации по вопросам, представляющим общественный интерес". И это фундаментальная ошибка. В законе ничего нет о новых методах информационной борьбы, которую применяет против Украины страна-агрессор Россия, там ничего нет о том, как избежать российского информационного влияния на украинское информационное поле".

К сказанному известная журналистка и медиаэксперт Наталья Лигачева добавляет злободневный вопрос. К примеру, в ситуации с вояжем президента Зеленского в Оман, данные о цели которого старательно замалчивались, кто и как будет определять полноту предоставленной журналистами информации? Вопрос риторический, хотя формальный ответ на него существует. Для разрешения споров и конфликтов будет создана должность некоего Уполномоченного, о котором речь дальше.

Найти и обезвредить?

Уполномоченный по вопросам информации будет назначаться Кабмином. Поле деятельности этого чиновника – необъятно. Он призван искать в медиа "зраду", то бишь дезинформацию, и жестко ее обезвреживать.

Кроме этого, он сможет вытребовать данные о владельцах СМИ. Даже если речь идет об анонимном Телеграмм-канале. Механизм получения информации в последнем случае – совершенно непонятен, но никто не может запретить Минкульту мечтать.

Наконец, Уполномоченный наделяется исключительным правом вызвать к себе (на допрос?) журналистов и требовать от них пояснений, а также раскрытия источников информации. Даже более того: со своими запросами Уполномоченный сможет адресоваться к любому физическому лицу, сообщившему те или иные данные (проще говоря, напечатавшему пост в ФБ, который не понравился представителю власти).

Найдя дезинформацию, Уполномоченный потребует ее опровержения. Важный момент: текст опровержения Уполномоченный будет составлять сам. Обжаловать его невозможно – медиа обязано разметить спущенные сверху возражения в полном объеме. А объем может превышать первоначальную публикацию максимум в три раза. Если же речь идет не об опровержении, а о разъяснении, то оно может быть больше в 5 раз, то есть вылиться в гигантскую "простыню", которую должны разместить печатные или электронные СМИ.

Если же "полюбовно" договориться не получится, Уполномоченный имеет право обращения в суд. А суд может заблокировать сообщение в Интернете (если речь идет о виртуальных СМИ) или даже заблокировать весь сайт. То же – и для мессенджеров, вот только опять же не понятно, как у Бородянского представляют себе блокировку Телеграмм-канала или и сети в целом.

Однако суд может не только это. Самое интересное начинается дальше, когда речь идет о санкциях для наиболее строптивых медийщиков. За распространение дезинформации станут наказывать гривной, исправительными работами и тюремным заключением. Тысячу минимальных зарплат (сейчас это 4 723 000 гривен) придется заплатить за каждый случай дезинформации, если сам распространитель согласился ее опровергнуть. За первые два такие случая наказывать не будут, а вот с третьего начнут. Если распространитель дезинформации откажется от опровержения, сумма штрафа удвоится.

За систематическое массовое распространение дезинформации могут оштрафовать на 85-170 тысяч гривен или присудить от одного до двух лет исправительных работ. Но что следует считать массовым, авторы законопроекта не уточняют.

Дезинформация с использованием ботов или сети фейковых аккаунтов – это уже серьезный криминал. За решетку можно сесть на 2-5 лет. Финансирование этого карается еще серьезнее – 3-5 лет лишения свободы. И максимальный срок 5-7 лет можно получить за повторное массовое распространение дезинформации, или же в том случае, если оно совершено группой лиц или повлекло за собой тяжкие последствия.

Институт массовой информации обращает внимание на то, что такой подход "уравнивает ответственность создателей фейков и тех, кто им поверил и просто переставил информацию. Это является нарушением справедливости и соразмерности наказания в зависимости от степени общественной опасности деяния. Проще говоря, нельзя считать одинаковым уровень влияния, а соответственно, и уровень общественной опасности создания фейка, например, о военной или экологической угрозе и перепечатку такой "новости" в соцсетях со стороны напуганных граждан. Поэтому и реагирование государства должно быть разным".

Новости по теме

ИМИ также отмечает, что объемы полномочий Уполномоченного не могут не настораживать. И это при том, что в законопроекте не прописан механизм контроля за самим Уполномоченным. "Законопроект сводит все регулирования в этой сфере к деятельности государственного Уполномоченного по информации. Причем без надлежащего контроля за его деятельностью со стороны общественности и без возможностей предотвращения злоупотреблений властью и служебным положением", – говорится в заявлении ИМИ.

Индекс доверия и журналисты второго сорта

И, возможно, наибольшее возмущение экспертной среды вызвало положение о расслоении журналистов на "профессиональных" и просто "распространителей информации". Как отмечает Лигачева, ко второй категории можно де-факто отнести все население Украины.

Что же касается "профи", то к ним будут отнесены все те акулы пера, которые получат соответствующее удостоверение. Причем в буквальном смысле. Корочки "профессионального журналиста" будет выдавать некая Ассоциация профессиональных журналистов, пока еще не существующая, но обязанная возникнуть. Учредителями Ассоциации станут пять журналистских организаций, НСТУ и юрлица, входящих в систему государственного иновещания Украины. Все физические лица, примкнувшие к Ассоциации, и получат драгоценные удостоверения. Остальные будут жить с "волчьим билетом".

Профессиональный журналист сможет "собирать информацию в зонах чрезвычайных ситуаций, в том числе районах стихийного бедствия, катастроф, в местах аварий, массовых беспорядков, местах проведения антитеррористических операций и операции Объединенных сил, военных действий". Он будет более защищен при проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении него и сможет рассчитывать на компенсацию при ранении во время работы.

Трогательный момент: законопроект обещает профессиональному журналисту погребение за счет работодателя. Это если он "сгорел на работе", то есть умер при исполнении служебных обязанностей. А если выжил – то ежегодный отпуск в 36 календарных дней также за счет "босса".

В целом "профи" имеют ряд преференций: это и физическая защита в виде телохранителей, и ускоренное рассмотрение дела в судах. Почему последнее важно? Потому что информационный Уполномоченный может заблокировать сайт или остановить печать прессы еще до обжалования владельцами медиа подобного решения в суде. А судебные разбирательства у нас могут длиться очень и очень долго.

Зато "обычные" журналисты не будут иметь никакой защиты вообще. Их могут бить и прессинговать, и такие противоправные действия не станут трактоваться как покушение на свободу слова. "Непрофессионалам" могут также массово отказывать в аккредитации органы государственной власти, в частности, парламент. Это приведет к тому, что доступ в кулуары и ложу прессы Верховной Рады получат избранные, и фотографировать переписку депутатов с проститутками или ощупывание ими гениталий будет некому. Это то, что касается отдельных представителей профессии.

Что же касается масс-медиа в целом, то СМИ смогут претендовать на получение так называемого "индекса доверия". Это словосочетание означает, что ресурс соответствует прописанным в законодательстве требованиям. Получение "индекса" добровольное, для этого нужно соответствовать следующим критериям: 1) распространять достоверную информацию, 2) соблюдать правила профессиональной этики, 3) иметь прозрачную структуру собственности, 4) соблюдать права на ответ и опровержение недостоверной информации или дезинформации.

Новости по теме

"Индекс" действует год, а затем проверку придется проходить снова. Получить его повторно не получится в том случае, если Уполномоченный трижды или чаще обращался к медиа с заявлениями об опровержении дезинформации или праве на ответ.

"Ключевая идея Минкульта – введение по сути лицензирования журналистской профессии", – комментирует подобные положения председатель Национального союза журналистов Сергей Томиленко. Его возмущает и то, что, декларируя самоуправление журналистов, законодатели считают возможным прописать деятельность Ассоциации профессиональных журналистов Украины в 20 статьях.

"Проект Минкульта является очевидно враждебным к украинским журналистам и имеет целью установить контроль над медиа и журналистами. Бороться с дезинформацией путем цензуры и "зачисток" информационного пространства от неудобных и неручных журналистов и медиа – это точно не демократия", – резюмирует Томиленко.

Реакция и комментарии

И Томиленко – не единственный, кто был, мягко говоря, шокирован предложенными законодательными новациями. Бывший владелец медиа-ресурсов, а ныне – нардеп от "Европейской солидарности" Николай Княжицкий отмечает, что часть норм в представленном документе заимствована у России, а часть – у Китая. Копирование российских правил проявляется в попытках взять под контроль соцсети и в угрозах блокировки, адресованных провайдерам. Что же касается китайского опыта, то он связан с "индексом доверия".

"Именно из Китая переписана эта норма. Там, как известно, если гражданин не набрал необходимый рейтинг, который выставляет ему государство за поведение, то ему могут запретить, например, лететь самолетом в другое место или еще как-то ограничить его гражданские права. Точно так же индекс доверия должен заработать каждый гражданин, который будет печататься в соцсетях. Очевидно, что китайская модель является для нас абсолютно неприемлемой", – говорит Княжицкий.

И добавляет: "Этот закон подталкивает страну к тоталитарным проявлениям". Но, кроме прочих своих недостатков, "он не может быть выполнен не только журналистами, но и обычными гражданами". "Кроме того, позорным является введение уголовной ответственности за недостоверную информацию. Я помню, как все радовались, когда была отменена уголовная ответственность за клевету. Известно, что в советские времена по этой статье многие отсидели в концлагерях", – сказал нардеп в эфире телеканала "Прямой".

Коллега Княжицкого по фракции, депутат (а в прошлом – журналистка) Виктория Сюмар обращает внимание на другое обстоятельство: законопроект от Минкульта подрывает основы Конституции. "Я просто хочу напомнить, что Конституция Украины дает украинцам право на информацию в целом, они уже сами должны определяться. Люди у нас умные, и, наверное, могут понять, какая информация является достоверной или недостоверной. Министерство так не считает, оно считает украинцев, очевидно, дебилами, которым именно Министерство должно обеспечить достоверность. Давайте разберемся, что в этом законе является "достоверной" и "недостоверной" информацией, – призывает Сюмар.

"По-моему, этот законопроект – идеальный инструмент для цензуры. Я не знаю аналогов подобных документов. Я думаю, что законы "16 января" – это "детский лепет на лужайке" по сравнению с тем, что нам предлагают сейчас. Я ответственно могу сказать, что нигде в мире таких норм не существует, они были бы очень радикально восприняты, поскольку фактически устанавливают запрет на слово и внедряют блокировки на чрезвычайно высоком уровне", – отмечает Сюмар в видеоблоге.

Новости по теме

А политолог Кирилл Сазонов тем временем акцентирует на том, что ближе ему, как представителю экспертного круга. Если государство может с легкостью контролировать деятельность телеканалов (и воздействовать на них, угрожая лишить лицензии), если так же легко можно прекратить выход печатных СМИ, то значительно труднее будет "разобраться" с блогерами и экспертами. Но и на последних уже найдено управу, информирует Сазонов.

"В экспертных кругах уже ходят разговоры, что телеканалы и сайты получат очень четкий и очень черный список тех экспертов, которых нельзя приглашать в эфир. У которых нельзя брать комментарии для телевидения, радио или сайтов. Список будет периодически обновляться. Потому что нечего спрашивать кого попало – берите комментарии у правильных, хороших экспертов. Не знаете таких? Список тоже пришлют, делов-то. Пару фриков, так и быть, оставят для демократического фона. В РФ уже схема тоже отработана до мелочей", – отмечает Сазонов.

"Эх, не дожил Оруэлл до такого плана по воссозданию в реальности его "Министерства правды", – сетует эксперт. – Сейчас бы умилился. А в Ростове слышен громкий плач и крики – "А что, так можно было?!" А мы не знаем, Виктор Федорович, можно так или нет. Вы пробовали – получилось плохо. Люди хотят тоже попробовать. Вот мы все вместе и увидим, что из этого выйдет…".

Кстати, пробовать будем 28 января. На этот день Минкульт запланировал "широкое обсуждение" своего детища. В каком оно пройдет формате – пока неясно. Но очень хотелось бы, чтобы министр Бородянский собственной персоной вышел к журналистам. Если, конечно, он на такое решится.

Наталья Лебедь

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>