banner banner banner banner

Украина в отражении взрыва в Бейруте. Последствия трагедии для нашей страны и ошибки, которые не хочется повторять

Украина в отражении взрыва в Бейруте. Последствия трагедии для нашей страны и ошибки, которые не хочется повторять
112.ua

Анна Пешкова

Журналистка

В течение последних нескольких дней весь мир, затаив дыхание, следит за тем, что происходит в Бейруте. Мощность взрыва, уничтожившего полгорода, поражает воображение. Очевидцы говорят, люди "взлетали как птицы", а ударную волну почувствовали даже на Кипре. Пока разбирают завалы, счет идет на вторую сотню погибших.

Пока под обломками города не нашли ни одного украинца. Собеседница 112.ua рассказывает, что ее жениха-ливанца во время взрыва придавило бетонной плитой, а она сама успела отскочить в сторону. Правда, различные источники утверждают, что в порту могли находиться корабли с нашими гражданами и украинским зерном, хоть МИД это и отрицает.

Однако Украины в этой истории больше, чем кажется. Как минимум потому, что невольными виновниками трагедии стали одесситы. А еще трагедия несет прямые последствия для нашей экономики, политики и безопасности. Но обо всем по порядку.

Украинские моряки в плену Ливана

Теплый осенний день 2013 года. Небольшой теплоход с названием Rhosus выходит из порта Батуми со скромным экипажем из 8 человек. А еще - с почти 300 тоннами селитры на борту. Место назначения - Мозамбик. Но, волею судьбы, семь украинцев и русский капитан до него не доплывут.

Спустя некоторое время после отправки моряки понимают, что судно, говоря профессиональным языком, не мореходное. В нем оказалась брешь. До Мозамбика плыть в таких условиях и с таким грузом слишком долго и опасно. Остается только просить какой-то из ближайших портов их принять, чтобы можно было провести ремонтные работы и относительно безопасно двигаться дальше. Портовые службы всегда помогают морякам, и в Бейруте команду приняли на стоянку.

Как можно догадаться, дальше судно не поплыло. Судовладелец, россиянин по паспорту (впрочем, у него было и второе гражданство) Игорь Гречушкин денег на ремонт не дал. Томившиеся в ожидании моряки были готовы уплыть и на развалине. Только вот им этого сделать не дали. За стоянку нужно было уплатить портовой сбор, а судовладельца и след простыл. По вине своего работодателя экипаж застрял в порту чужой страны.

Новости по теме

По словам капитана судна Бориса Прокошева, Гречушкин и раньше показывал себя как человек расчетливый и, мягко говоря, безразличный. По приезду на пароход Прокошева сразу смутило, что меняется весь экипаж. Члены старой команды объяснили свою синхронность тем, что не хотят плыть в Мозамбик. Якобы, это слишком далеко и долго, а они скучают по своим семьям. Настоящая же причина оказалась гораздо прозаичнее: Гречушкин не выплачивал команде зарплаты.

Факты невыплат зафиксированы Международным профсоюзом моряков, который выделил некоторым членам старой команды компенсации. Почему моряки молчали о ситуации - непонятно. Видимо, опасались, что для них не найдется замены, и придется оплатить "самоволку" из собственного кармана. На грузовых компаниях часто происходят такие инциденты, когда моряки недостаточно внимательно читают контракты и потом попадают на деньги. Нельзя исключать и того, что экипажу заплатили за молчание "налом".

Несмотря на промелькнувшую тень сомнения, Борис Прокошев заступает на судно капитаном. Оно ему уже знакомо: раньше он работал там 4 месяца. Правда, в иной должности. Хозяева тогда были другие - киприоты. Капитан полагал, что с соотечественником дела пойдут даже лучше.

Но первое впечатление его не подводило. Судовладец экономил даже на питании моряков. По словам Прокошева, в погоне за дополнительным заработком Гречушкин приказал погрузить на судно тяжелую дорожную технику. Аргументы о том, что она могла бы попросту провалиться в трюм из-за веса, были владельцу неинтересны. Он требовал каким-то образом укрепить люк и все равно принять груз. Моряки отстояли свою позицию, к своему счастью и к горю ливийцев. Может быть, если бы судно тогда стало неисправным, катастрофы удалось бы избежать.

В интернете также есть самые нелестные отзывы о компании россиянина, которая называлась Teto Shipping.

/odessacrewing.kamrbb.ru

Но вернемся к восьми морякам, сидящим на судне. Четверых из них ливанские власти отпустили практически сразу, а вот другая четверка пробыла на этом судне бесплатными охранниками целых 11 месяцев. Платить за обслуживание судна ливанские власти не хотели, поэтому забрали у моряков документы, чтобы они не могли покинуть борт и присматривали за судном, пока идут судебные тяжбы. Иного выхода у экипажа не было, ведь если бы он не поддерживал состояние аварийного судна, оно бы попросту затонуло вместе с людьми.

Сложно описать, как на психику влияет столь длительное пребывание в порту. Согласно Конвенции о труде в морском судоходстве, находиться в море более 11 месяцев вообще нельзя. Моряки были на грани. Капитан говорит, что никаких денег и продуктов от судовладельца команда не получала. Люди питались за свои собственные деньги и за счет порта.

До сих пор Гречушкин должен капитану 60 тысяч долларов, стармеху – 50 тысяч, третьему механику – около 20, боцману – около 10. Отсудить невыплаченные деньги было крайне сложно, так как иск нужно было бы подавать по месту нахождения судовладельца, на тот момент - на Кипр.

Интересно, что Гречушкин периодически выходил на связь с командой, но "разводил руками": денег, мол, нет. Это при том, что за перевозку селитры ему заплатили миллион долларов. Капитан судна полагает, что именно из-за этого россиянин и бросил Rhosus. Судно просто того не стоило. За доставку ведь уже заплатили. А если сдать его на металлолом, за корабль можно было получить всего 350 тысяч долларов.

Чем больше стояло судно у причала, тем больше рос долг Teto Shipping перед Ливаном. Можно было отпустить судно восвояси, но власти Ливана решили хотя бы "отбить" портовый сбор. Селитру конфисковали и поместили на склад в порту. Это было гарантией получения денег. Украинцы были в тисках между жадностью судовладельца с одной стороны и властей Ливана с другой.

Из открытых источников

От безысходности украинцы продают часть топлива, нанимают адвоката и подают в суд на ливанские власти. Возвращения украинцев на родину добилось украинское консульство совместно с Фондом помощи морякам "Ассоль", председатель наблюдательного совета которого Светлана Фабрикант и рассказала нам большинство из вышеизложенных фактов.

"Нас меньше волновал груз. Для нас было важно вернуть моряков домой. В итоге судно два года назад благополучно затонуло у ливанских берегов. Оно не может стоять столько времени, особенно учитывая, что оно и так было не на ходу. А судовладелец, видимо, вышел сухим из воды", - говорит Фабрикант.

Член экипажа Rhosus с семьей после возвращению домой timer-odessa.net

СМИ пишут, что Игорь Гречушкин все еще живет на Кипре вместе со своей женой Ириной, а его 20-летний сын учится в Шотландии. Комментировать эту историю семья отказывается.

В поисках виновных

Взрывоопасный груз хранился на складе с 2014 года. Почему нитрат аммония, который является удобрением, все это время никак не использовали, не запахали им поле или просто не уничтожили, - непонятно. Ведь власти Ливана понимали, что эти 300 тысяч тонн селитры примерно эквиваленты 3 тоннам тротила.

Поставщиком был грузинский "Рустави Азот", получатель - международный банк Мозамбика. Таможенным оформлением должна была заниматься Fabrica de Explosivos, которая производит коммерческие взрывчатые вещества. То есть грузу, который перевозили украинские моряки, изначально суждено было стать взрывчаткой.

Как произошло, что он все-таки загорелся - мы можем только догадываться. Кто-то говорит, что это просто человеческий фактор, а кто-то считает, что ничего не может происходить просто так. Особенно после того, как Дональд Трамп в своем комментарии об этой ситуации использовал слово "атака". И хоть американское военное ведомство опровергло наличие данных о внешнем вмешательстве, заявление президента вызвало множество теорий о произошедшем. Новость о взрыве в Ливане уже сама по себе наталкивает на подозрения о военных действиях, ведь ситуация в регионе очень напряженная.

Отчасти, для Трампа такое заявление выгодно, ведь он зациклен на противостоянии с Ираном. В Ливане есть союзники этой страны, которых в США считают террористами. Но, с другой стороны, он выстраивал свою кампанию на том, что не начал ни одну войну и выводит американцев из всех возможных горячих точек, начиная от Афганистана. А в случае внешнего вмешательства придется увеличивать присутствие в регионе.

Если событие можно оправдать человеческой глупостью, с большей долей вероятности именно такое объяснение будет правдивым. За две недели до взрыва генеральный прокурор Ливана составил доклад о ненадлежащем хранении селитры. В стене склада была дыра, из-за которой не закрывалась дверь и внутрь могли попасть посторонние люди.

Подумать только: дыра. В стене. Ведь это не судно, в котором может быть брешь, а склад, за состоянием которого должен быть глаз да глаз. Скорее всего, вещества, которые плохо лежали, попросту начали разграблять. Только теперь комиссия потребовала заделать брешь и выставить охрану. Скорее всего, во время сварки искра попала на взрывчатые вещества, которые хранились на складе, и огонь поджег злосчастный груз.

Говорят, что на складе вместе с селитрой хранилась пиротехника. Местные жители также больше верят именно в версию о халатности. Они утверждают, что в стране плохо соблюдается техника безопасности, да и электрическая система города оставляет желать лучшего.

Кто же должен за это ответить? Оппозиция во главе с бывшим премьером Саадом Харири, Прогрессивная социалистическая и Правохристианская партии говорят, что виновато нынешнее правительство. А Христианский свободный патриотический фронт и шиитское движение винят "попередников", того же Саада Харири, который многие годы игнорировал проблему хранения веществ.

Премьер-министр с первых минут заявил, что в течение суток объявит, кому принадлежал ангар номер 12. Но уже прошло более трех суток полной тишины.

"Значит, склад находится под влиянием сильных людей. Раз премьер не называет имена, он их боится. Одно из двух: либо эти люди связаны с Ираном, либо с Россией. Если бы это были Израиль или Америка, произошедшее бы сразу списали на них. Франция же - первая страна, которая предложила помощь, и сейчас она выжидает", - делится своим мнением в эфире 112 Мохаммад Фараджаллах, главный редактор портала "Украина по-арабски".

Но это лишь предположение. Остается ждать результатов расследования, в рамках которого сейчас допрашивают 16 служащих порта. От него будет зависеть и внутренняя, и внешняя политика страны.

Какими будут последствия для Украины

Своя рубашка ближе к телу. Если оценивать эффект от происходящего для нашей страны, то, конечно, главные последствия - для украинских граждан, которые проживают в Ливане.

Три десятка украинцев уже обратились в посольство нашей страны за небольшой финансовой поддержкой из-за повреждений их жилищ. Рассчитывать на деньги от самого Ливана пока трудно - страна и без того в экономическом кризисе. Власти ограничиваются только планами временно ликвидировать налоги на алюминий, чтобы люди могли заменить себе окна. Ну а пока, по словам украинцев, славяне помогают друг другу с передержкой.

Из менее очевидных последствий - коронавирусные. О Covid-19 в тотальной панике, кажется, все забыли. В среднесрочной перспективе украинцы могут столкнуться с низкой доступностью медицины. В регионе случаев коронавируса немного, но разрушения больниц ставят под удар возможность справиться с предполагаемых вспышкой.

Взрыв окажет некоторое влияние и на экономику нашей страны. Украина для Ливана - один из крупнейших поставщиков пшеницы. Конечно, есть и намного более крупные рынки, на которые мы завязаны: тот же европейский, российский (даже в условиях войны), турецкий.  После взрыва изменится логистика, и некоторую долю экспорта мы можем потерять. Придется искать или альтернативные маршруты поставок, или новые рынки. Другие страны-конкуренты Бейрутского порта, возможно, захотят перетянуть эти маршруты на себя.

Есть и политический аспект. С самим Ливаном у Украины отношения развиты неплохо, но никогда не будет лишним их усилить. Зеленский уже отреагировал на ситуацию: Украина обещала направить помощь Ливану. Правда, пока что без конкретики. Мол, поможем, чем сможем.

Эксперт Института будущего Илия Куса считает, что грядет морально-репутационная гонка, в которой нам стоит принять участие. Многие страны захотят помогать Ливану, ведь Восточное Средиземноморье - потенциально важный регион. Самая очевидная помощь - гуманитарная, ведь в Ливане сложилась плачевная ситуация с медициной. Может быть, внешние игроки приложат руку и к компенсациям пострадавшим за квартиры. Также в порту в момент взрыва было много муки, и без руки помощи со стороны соседей Ливан уже через неделю может оказаться без хлеба.

"Турция подсуетилась и направила в Бейрут 400 тонн пшеницы, спасательную команду, лекарства, продовольствие и экстренную команду медиков для помощи в больницах.
Аналогичные маневры наблюдаются со стороны Ирана, Франции, ОАЭ, Катара, Кувейта и даже Сирии. Совершенно очевидно, что после взрыва в регионе началась гонка за гуманитарное превосходство", - пишет эксперт в соцсети.

В своем глазу не видим и соринку. Уроки Бейрута

Эксперты считают, что наша страна с высокой долей вероятности может пережить нечто подобное. Учитывая системность нашего управления и высокую квалификацию правителей от схожего масштаба катастроф нас спасают только большие просторы.

Бейрут - совсем небольшой город, всего 19,8 км². Это в два раза меньше самого маленького областного центра Украины - Ужгорода. Там все на расстоянии вытянутой руки. А вот размер Балаклеи - уже ближе к Бейруту, всего 35 км².

Те, кто следил за эпопеей со взрывами на украинских складах, наверняка испытали дежа вю. В 2017 году были полностью разрушены 5 домов, больше 250 - повреждены. Эвакуировали едва ли не все население Балаклеи. К счастью, никто не погиб, а 3 тысячам семей в итоге заплатили компенсации. Город еще примерно полгода восстанавливали, потратив на это 200 миллионов гривен, но качество проведенных работ оставляло желать лучшего. Конечно, в случае Бейрута такой суммой не отделаться.

Новости по теме

Затем в 2018 году сдетонировали уже собранные боеприпасы. В конце прошлого года вновь были взрывы: во время разминирования погибли двое саперов, несколько военных получили травмы. Даже сейчас в Балаклее люди продолжают жить как на пороховой бочке. Все еще длится разминирование, и когда оно закончится - предусмотреть невозможно, ведь саперы работают в очень сложных условиях. Не исключено, что даже после зачистки территория вновь будет использоваться как склады.

Конечно, взрывы в Украине были гораздо слабее, чем в Ливане. В Бейруте зафиксирована мощность в 400-500 килотонн. Сравнить такую силу можно с 2-3 Хиросимами. Хотя это будет не совсем корректно, ведь у атомного взрыва совсем другие поражающие факторы. Но важна не мощность, а сами прецеденты. Можем ли мы с уверенностью утверждать, что наша страна сделала выводы после произошедшего?

Учиться на своих ошибках хорошо, но на чужих - еще лучше. Государственная служба чрезвычайных ситуации и департамент защиты экономики, входящий в СБУ, должны проверить, выполнятся ли нормативы хранения взрывчатых веществ. На момент написания статьи Зеленский уже дал соответствующее распоряжение.

Но проблема не только в складах. Украина рискует превратиться в полигон для хранения опасных веществ. Атомные отходы пока хранятся в России, но скоро договор заканчивается, и для них понадобится хранилище у нас. Кроме того, ни одна из наших свалок не отвечает экологическим стандартам. Сортировки нет, поэтому на полигоны попадают токсичные продукты химической и нефтеперерабатывающих отраслей. Они являются источником свалочного газа, который вызывает загорания и взрывы.

Также звучат инициативы о ввозе на таможенную территорию Украины иностранных пестицидов и их хранение и перевозку в течение 2 лет после завершения срока регистрации. Будут ли соблюдаться правила пожарной безопасности в течение этих двух лет? Вопрос риторический.

Неудивительно, что в разрезе безопасности Евросоюз смотрит на нас с большим опасением. Не исключено, что уже спустя несколько месяцев в страну будут присылать комиссии, чтобы контролировать технологически опасные мероприятия и все, что связано с критической инфраструктурой. Второй Бейрут Европе под боком не нужен.

Анна Пешкова

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>