Фото из открытых источников

Имеет ли Киев сегодня достаточно возможностей для построения многоуровневого диалога со странами Ближнего Востока? Да не просто диалога, а достижения конкретных политических и экономических целей? Все настолько сложно, как и сам ближневосточный регион. Ранее Украина продавала сюда оружие, зерно, а о политических аспектах особо не заморачивалась. Однако после 2014 года ситуация изменилась, агрессия России заставила Киев искать внешнеполитических союзников по всему миру. Международное право никто не отменял, а в ООН каждый голос важен. Однако с Ближним Востоком найти точки соприкосновения нам очень тяжело, ведь фактор России здесь превалирует.

* * *

Разность внешнеполитических позиций ближневосточных стран в ООН по Украине можно увидеть на примере их голосований за наши резолюции о территориальной целостности в 2014 и о ситуации с правами человека в АРК и Севастополе в 2016 годах.

В первом случае "за" украинскую инициативу проголосовали - Кувейт, Катар, Иордания, Саудовская Аравия и Турция. "Воздержались" Ирак и Египет, а Иран, Израиль, Оман, Йемен и ОАЭ не голосовали. Во втором случае "за" проголосовали Израиль, Катар, Турция, Саудовская Аравия и Йемен. "Против" – Иран. Ирак, Египет, ОАЭ, Иордания, Кувейт и Оман "воздержались", а Ливан не голосовал.

Сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Александр Демченко связывает результаты этих голосований, прежде всего, со стремлением ближневосточных стран "дистанцироваться от украинского кризиса, избежать критики любой из сторон и не быть втянутыми в конфронтацию России и Запада".

Новости по теме: На дне: Что делают украинские дипломаты в России?

Однако существует и другой аспект – у ряда стран региона есть и свои территориальные проблемы, что обусловливает весьма осторожную их позицию в ООН. "Также многие ориентируются на своих внешнеполитических покровителей (США, РФ, Китай). Сумма этих факторов и дает особенности различных голосований", - считает Алексей Роговик, руководитель Free Voice Information Analysis Center. Руководитель "Программ исследования проблем международной безопасности" Совета внешней политики "Украинская Призма" Анна Шелест добавляет, что "права человека для многих арабских стран - это очень болезненный вопрос. Поэтому, с одной стороны, это большая проблема, что они не голосуют. Но голосования "воздержался" - это уже очень хорошо для нас. Главное, что они не поддерживают российскую сторону. Здесь не только вопрос очень серьезной работы россиян на Ближнем Востоке, еще с советских времен. Это и вопрос боязни, что нормы той или иной резолюции затем будут возложены на их ситуацию".

Согласно информации украинского МИД, на Ближнем Востоке политические задачи нашим дипломатам ставятся одинаковые - "это активизация политического диалога, взаимодействие в рамках международных организаций (в т.ч. учитывая наш статус непостоянного члена СБ ООН), поддержка в вопросах суверенитета и территориальной целостности Украины и противостоянии агрессии России". При этом главный акцент делается на информационно-разъяснительную работу и имиджевые мероприятия. Украина, как страна, не имеющая в регионе никакого политического или экономического веса, ничего более существенного предложить не может.

Востоковед и журналист ТАСС Марианна Беленькая утверждает, что у Киева "нет сейчас возможности составить политическую конкуренцию РФ на БВ, и никак повлиять Украина на это пока не может", поскольку "вряд ли кто сейчас в этом регионе воспринимает Украину всерьез как самостоятельную политическую силу".

Москва, учитывая свой геополитический вес в регионе, активно влияла на позиции некоторых ближневосточных стран по Украине. Показательной стала позиция иранцев, которые вообще не голосовали за территориальную целостность Украины, а по крымскому вопросу стали единственной ближневосточной страной, выступившей "против" украинской инициативы.

Интересно также и то, что инициативу России по борьбе с героизацией нацизма в 2014 г., украинский контекст которой накануне голосования придал Путин, выразив опасение тем, что Запад исподтишка поддерживает русофобские настроения в Украине, все страны Ближнего Востока поддержали, кроме Турции, которая "воздержалась".

Алексей Роговик убеждён, что это голосование было успешной провокацией русских, ведь "страны публично не могут голосовать против такого документа. И поэтому Украина вместе с ее немногочисленными союзниками была поставлена в неловкое положение. Это был ответ на резолюцию по территориальной целостности, чтобы продемонстрировать немонолитность международной поддержки Украины".

Петр Порошенко и Бениамин Нетаньяху
Администрация Президента Украины

В то же время Россия - это не единственный камень преткновения в работе Киева с ближневосточными странами в формате ООН. Иногда украинцы сами совершали недальновидные поступки, о чём свидетельствует наше голосование в декабря 2016 г. "за" Резолюцию СБ ООН № 2334, касающуюся деятельности по созданию израильских поселений на территории Западного берега р. Иордан. Результаты такого волеизъявления украинской стороны повлекли отмену запланированного на декабрь прошлого года визита украинского премьера в Израиль, где планировалось сдвинуть с мёртвой точки переговорный процесс по ЗСТ. Тогда Израиль продемонстрировал очень жесткую реакцию на голосование в ООН, досталось как США, так и Украине. Киев оказался между двух огней – Бараком Обамой и Бениамином Нетаньяху – и поступил весьма не мудро. И хотя в Израиле понимали, что голосовала Украина под диктовку Белого Дома, все равно это не уберегло Киев от публичной порки.

Хотя Россия и ставит нам палки в колеса на Ближнем Востоке, Киев может играть на сирийских противоречиях нашего северного соседа и стран региона. Турция, Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ, Кувейт категорически не согласны с россиянами по поводу будущего Сирии, в той или иной мере поддерживают местную оппозицию, с которой воюют российские и сирийские войска. Эти страны ориентированы на США. С ними можно строить отношения, не гнушаясь использовать местные геополитические проблемы. К тому же Турция активно поддерживает крымских татар, которые пострадали от аннексии полуострова РФ. И хотя президент этой страны Реджеп Эрдоган идет по авторитарному пути, на внешнеполитической арене наши интересы совпадают. В принципе статистика двусторонних встреч говорит, что в Киеве это и так понимают.

Среди ближневосточных стран только Турция рассматривается Киевом как ключевой экономический партнер и стратегический союзник. Она фигурировала в программах правительств Арсения Яценюка и Владимира Гройсмана, в частности в контексте приоритетной задачи — подписания Соглашения о создании ЗСТ. Гуманитарная составляющая сотрудничества касается защиты прав крымских татар на оккупированном полуострове.

Эксперты придерживаются мнения, что ставка Киева на Турцию как стратегического союзника сделана абсолютно верно, потому что только через Анкару Украина имеет шанс создать некоторый геополитический противовес России в ближневосточном регионе.

Новости по теме: Как Украина вмешалась в выборы в США и теперь страдает от этого: Перевод статьи Politico

Так, Марианна Беленькая убеждена, что Украина способна составить политическую конкуренцию РФ на Ближнем Востоке только через Турцию: "Тут можно было бы при определенном раскладе разыгрывать крымскую и черноморские карты. Да и при любом раскладе Киеву надо заходить в регион через Анкару и играть на противоречиях в регионе - если хочет соперничать с Москвой".

После химатаки в Сирии и ударов Трампа "Томагавками" по авиабазе Асада Эрдоган опять обострил свою риторику по Сирии. Турция вновь призывает к свержению поддерживаемого Россией президента Сирии Башара Асада, а также к созданию зон безопасности и закрытию сирийского воздушного пространства. В свою очередь, позиция Анкары по Сирии вызвала гнев Москвы, которая угрожает экономическими санкциями.

"Московский комсомолец пишет", что страны вновь оказались на пороге ссоры. "Это отчетливо продемонстрировала публичная порка, устроенная турецким МИДом российским дипломатам из-за убийства солдата-турка курдским снайпером. Но и других сигналов хоть отбавляй. Недавние переговоры в Москве прошли гораздо хуже, чем это пытались представить два президента. И если Владимир Путин пока оправдывает прозвище "крепкий орешек", данное ему Дональдом Трампом, то действия Эрдогана показывают, что он вот-вот сорвется", - пишет газета.

О многом также свидетельствует недавний запрет Анкары на поставки ряда наименований российской сельхозпродукции (пшеница, кукуруза, подсолнечное масло и шрот), что фактически означает введение экономических санкций против российского импорта. Местные газеты видят альтернативу российским товарам в украинском импорте.

На фоне этого Киев в 2017-м уже дважды встречался с турками (встреча глав МИД, где стороны договорились о въезде-выезде граждан по внутренним паспортам, и встреча премьеров, где достигнута договоренность до конца текущего года завершить переговоры о ЗСТ, о взаимной защите инвестиций, а также об избежании двойного налогообложения).

Но Киеву не надо расслабляться. Эйфория в этих отношениях неуместна и опасна, поскольку внешняя политика Анкары весьма изменчива. "Турция принципиально меняла свою политику три раза за последний год. По Крыму ее позиция будто бы остается неизменной, но по другим вопросам она больше похожа на маятник. До сбитого российского самолета, после и сейчас", - объясняет Алексей Роговик.

При дальнейшем ведении Киевом политического диалога с Турцией также не следует забывать о недавнем обострении отношений между Анкарой и ЕС, чтобы не допустить какой-нибудь очередной дипломатический ляп, как это было с голосованием по израильским поселениям.

Петр Порошенко и Реджеп Эрдоган
Администрация Президента Украины

Менее динамичными являются отношения Киева с Израилем, что весьма странно, учитывая влияние еврейского лобби в Украине. Украинско-израильская активность на высшем уровне в последние годы носила скорее протокольный характер. Координация действий государственных институтов в 2016 г. была в основном направлена на выполнение одной конкретной задачи — создание ЗСТ. Хотя с декабря прошлого года Киев непроизвольно "нарисовал" для себя ещё одну задачу, которая теперь имеет для нас первоочередное значение. Это нормализация диалога с Израилем после голосования за Резолюцию СБ ООН № 2334.

Эксперты считают, что после голосования израильтяне слегка охладели к нам, а Нетаньяху зачастил с визитами в Москву. В этом году РФ провела уже две встречи с израильской стороной, одна из которых прошла в Москве между Путиным и Нетаньяху. Этот визит привлек внимание, прежде всего, двумя обстоятельствами: возможным посредничеством израильского премьера в нормализации отношений между США и Россией и обсуждением ситуации в Сирии с особым акцентом на иранское присутствие там. 

Несмотря на это, Киеву всё же удалось частично выровнять диалог с Израилем в марте 2017-го, по результатам проведения 5-го раунда переговоров по ЗСТ, а также достигнутой договорённости о проведении в мае этого года официального визита украинского премьера в Израиль.

По мнению профессора политических наук Зеэва Ханина, Киев может усилить собственные позиции на Ближнем Востоке только лишь путём расширения своего торгового присутствия в регионе, а достичь этого можно, по его мнению, только путём формирования серии зон свободной торговли, в т.ч. с Израилем.

"Это давно уже назревший шаг между двумя нашими странами, который позволит в числе прочего активизировать взаимные капиталовложения и обмен технологиями. Но это всё должно делаться при правильном дипломатическом обеспечении, мобилизации поддержки Украине в голосованиях по актуальным для Киева темам, включая понимание места Украины в новых блоках и союзах и соответствующее её поведение на мировой арене. С целью, например, не допускать таких контрпродуктивных шагов, как поддержка антиизраильской резолюции в СБ ООН", - считает эксперт.

МИД среди перспективных направлений для усиления украинских позиций на Ближнем Востоке в 2017 г. в числе прочих выделил иранское направление. "Украина заинтересована в сотрудничестве с Ираном, учитывая необходимость диверсификации поставок энергоносителей. Кроме того, иранский рынок представляет значительный интерес для отечественного машиностроения, легкой и пищевой промышленности", - говорится в сообщении министерства.

Согласно информации посольства Украины в Иране: "Сотрудничество между Украиной и Ираном происходит по стратегической формуле, высказанной президентом Роухани во время встречи с министром иностранных дел Украины Климкиным в мае 2016 г., по которой Украина обеспечивает продовольственную безопасность Ирана, а Иран в свою очередь способствует обеспечению энергетической независимости Украины".

Следовательно, как сообщает посольство, основным приоритетом работы украинских дипломатов в Иране ныне является активизация двустороннего диалога с Тегераном во всех сферах в условиях постепенной отмены международных санкций в ходе имплементации Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе Ирана (СВПД).

Стоит также обратить внимание на общую активизацию двусторонних контактов в 2016 г. между Киевом и Тегераном.

Так, 26-27 октября 2016 г. в Киеве прошли политические консультации на уровне заместителей министров иностранных дел. Имели место сразу три официальных визита украинских министров в Тегеран: два визита министра энергетики и угольной промышленности и один визит главы МИД.

Анна Шелест считает, что "на 2017 год мы действительно можем улучшить взаимоотношения с Ираном и активизировать их, поскольку наконец-то сняли с них санкции".

Тем не менее Иран – это хоть и вынужденный, но самый важный союзник России в регионе. Кроме того, санкции при Дональде Трампе могут и не быть сняты. И еще – Украина пока не сможет использовать иранские углеводороды, поскольку не решены логистические проблемы. В общем, это все работа на перспективу. Но, учитывая, что уже в этом году к власти в Иране могут вернуться крайние консерваторы, все усилия могут оказаться тщетными, а Иран вновь закроется и будет обложен санкциями.

* * *

В предыдущем разделе мы уже частично зацепили экономические интересы. Украина не имеет значительного политического веса на Ближнем Востоке, но теоретически может создать экономический вес, расширяя торговлю со странами этого региона. Мы уже на пути создания ЗСТ с Турцией и Израилем. Не помешали бы такие же зоны и с другими странами.

Страны Ближнего Востока заинтересованы в украинском сырье и продовольствии (прежде всего, товарах металлургии и сельского хозяйства). Интерес для арабских стран также представляет сотрудничество с нами в сфере военно-технического сотрудничества и авиастроении. Кроме этого, мы – это ещё и солидная научная база, технологии, плодородные земли и квалифицированный персонал.

Госстат

За последние годы Киеву удалось достичь определенных результатов в экономической сфере на ближневосточном направлении.

Среди практических шагов, например, стоит отметить Меморандум о сотрудничестве в развитии портовой отрасли с ОАЭ, соглашение между ГП "Антонов" и Taqnia Aeronautics (Саудовская Аравия) относительно координации в организации самолетостроения. Но наиболее продуктивным и перспективным всё же является сфера АПК.

Фото из открытых источников

Важность украинского продовольствия для Ближнего Востока точно описал в своей работе Александр Демченко. Он утверждает, что обеспечение поставок дешевого украинского зерна для стран региона - вопрос первостепенной важности, т.к. от этого зависят поддержание уровня жизни значительной части населения и социально-политическая стабильность в некоторых странах региона. Возникновения кризисных ситуаций в Украине автоматически влекут за собой перебои с продовольствия, поскольку заставляют арабских трейдеров покупать дорогостоящую пшеницу США и Канады. Всемирный банк в своё время подтвердил, что украинский кризис 2014 года создал продовольственную проблему для арабских государств. В группу риска тогда попали Иордания, Йемен, Египет и Ливан, закупающие у Украины 50% импортной пшеницы и кукурузы.

Сегодня экспорт украинской сельхозпродукции на Ближний Восток состоит из поставок зерновых культур (35-40% всего экспорта Украины в регион); жиров и масел животного или растительного происхождения (15-20%); семян и плодов масличных растений (5-10%); разнообразных пищевых продуктов (3-4%).

Также аналитики отмечают общее увеличение объемов торговли в 2016 г. между Украиной и Катаром, Кувейтом, Иорданией, Ливаном, Оманом и Бахрейном по сравнению с тем же периодом 2015 г. В то же время они сходятся во мнении, что уровень нашей торговли со странами Ближнего Востока пока незначителен и не достиг уровня 2013 года. В т.ч. со странами украинского приоритета - Ираном, Израилем и стратегическим партнёром Турцией.

Представитель ТПП Украины в ОАЭ, глава компании UCCI Group Дмитрий Рахматуллин объясняет низкую эффективность украинской торговли с ближневосточными странами отсутствием у государства единой стратегии по развитию бизнес-отношений со странами этого специфического региона. По его мнению, в результате "создаются множество Ассоциаций, Союзов, Хабов и прочих объединений, которые оттягивают на себя часть функционала, но не несут в себе целостности и законченности. Не имея целостного видения и стратегического видения, подобные пробы выхода отрицательно влияют на имидж страны в целом. Особенно среди арабского мира, где много традиций, переходящих из поколения в поколение, как в ведении бизнеса, так и в межгосударственных отношениях", - объясняет эксперт.

К примеру, сейчас Турция обложила российскую пшеницу высоким налогом. Местные СМИ пишут, что альтернативой может стать украинское зерно, но проблема в его качестве. Турция закупала в России пшеницу с содержанием протеина более 12,5%, которая считается качественной пшеницей. Но из 20 млн т собираемой в Украине пшеницы такой лишь 300-500 тыс. т. И этого недостаточно для того, чтобы удовлетворить одну лишь Турцию, не говоря уже о других странах.

Опрошенные нами эксперты и участники рынка утверждают, что потенциал торгово-экономических отношений между Украиной и странами БВ, прежде всего, в сфере АПК значительно выше того, который мы наблюдаем на сегодняшний день.

Например, неосвоенным, но потенциально выгодным является ближневосточный рынок халяльной и кошерной продукции, который Украина, исходя из собственных производственных возможностей, могла бы обеспечить в избытке. Эксперты обращают внимание на то, что в случае постановки руководством нашей страны стратегической задачи по продвижению халяльной продукции на Ближний Восток для нас откроется громадный рынок всех арабо-мусульманских стран. По некоторым оценкам, сегодня он достиг объема свыше 3,5 трлн долл. Прогнозируется, что до 2020 г. он вырастет до 6,5 трлн долл., и это только в арабо-мусульманских странах. Примечательно, что Бразилия на сегодняшний день является главным поставщиком мяса в арабо-мусульманские страны (куриное мясо — 69%, говядина и баранина — 50,4%). Украина имеет преимущество как в качестве продукции, так и в логистике из-за удобного геополитического расположения. Так почему же нашим аграриям не откусить кусочек такого бизнес-пирога?

Ближневосточный регион представляет для Украины интерес не только как рынок сбыта металла и агропродукции. Он открывает нам возможности для диверсификации поставок арабских энергоресурсов, а также интересен значительным инвестиционным потенциалом. В таких странах, как Египет, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия главными отраслями промышленности являются нефтяная, нефтехимическая и газодобывающая. В условиях украинского кризиса и продолжения конфронтации с Россией этот регион мог бы стать для нас неоценимым партнёром. Но пока на этом направлении Киеву похвастаться нечем. Даже если говорить не о прямых поставках углеводородов в Украину, а хотя бы о добыче или разведке проектов в других странах украинскими компаниями.

В качестве оправдания стоило бы привести в пример украинско-египетское сотрудничество в энергетической сфере, поскольку в Египте, по данным украинского посольства, мы осуществляем один из крупнейших инвестиционных проектов за рубежом по разработке нефтегазовых месторождений.

Так, ещё в 2012 г. в Каире состоялось подписание двух концессионных соглашений на проведение разведки, разработки и эксплуатации месторождений нефти и газа на территориях проектов Wadi El Mahareeth и South Wadi El Mahareeth. Извлекаемые ресурсы, по оценке ДП "Науканафтогаз", составляют не менее 363,82 млн т. Наши вложения в рамках этого проекта за последние годы составили в общей сложности 240 млн долл.

Тем не менее в конце прошлого года руководитель "Нафтогаза" Андрей Коболев в своем комментарии изданию "НефтеРынок" заявил о вероятном выходе нашей страны из данного энергетического проекта.

Определённые шаги Киев предпринимает на иранском направлении. Согласно информации посольства Украины в Иране, знаковым событием прошлого года можно считать начало поставок в Украину ПАО "Укртатнафта" иранского сжиженного газа. Но его объёмы пока незначительны и составили всего 13 тыс. т. газового конденсата, приобретенного в National Iranian Oil Co.

Танкер для транспортировки СПГ
Фото из открытых источников

Что касается привлечения арабских инвестиций в украинскую экономику, то на этом направлении также особых прорывов не наблюдается.

В то же время некоторые эксперты считают, что Киеву для ускорения процесса привлечения арабского капитала стоило бы содействовать в открытии в Украине банка со стопроцентным арабским капиталом. За реализацию такой инициативы в январе этого года высказался президент Украинско-арабского делового совета Эмад Абу Алруб.

Емад Абу Алруб также заявил, что в ходе первых заседаний Украино-арабский совет пока решает тактические задачи – нарабатывает повестку своей работы, а также налаживает контакты между украинскими и арабскими деловыми кругами. Главная же стратегическая цель Украино-арабского делового совета - способствовать привлечению в Украину не менее 100 млрд долл. инвестиций. Жаль, что он не уточнил, к какому году они планируют привлечь этот фантастический объем.

* * *

При своем большом экономическом потенциале ближневосточный регион не определён как приоритетное направление внешней политики Украины, кроме разве что Турции. Заинтересованность им со стороны украинских властей носит эпизодический характер. В большинстве стратегических документов, которые определяют внешнюю политику Украины, до сих пор нет упоминания о Ближнем Востоке, что доказывает отсутствие стратегического измерения во взаимоотношениях с этими странами. Это в свою очередь отражается и на работе украинских дипломатов в ближневосточном регионе, приводит к несвоевременности их ротаций, недофинансированию посольств и постановке неконкретных задач.

На сегодняшний день в ряде стран региона сложилась ситуация, когда украинские послы назначались либо не своевременно, либо давно уже пересидели свой положенный срок.

Например, в Египте руководителя украинского диппредставительства не было с марта 2014-го по январь 2015-го, в Иране – с апреля 2014-го по декабрь 2015-го, в Ливане – с апреля 2014-го по август 2016-го. В Израиле, Иордании, Кувейте и ОАЭ послы не менялись с 2010 г.

Сроки ротации, по мнению Анны Шелест, весьма условны. "Нормальным считается, если ещё на год продлевают работу посла или даже на второй срок. Но 2010-й – это конечно перебор", - говорит она.

Также не надо забывать о плачевном финансовом положении страны и недофинансировании диппредставительств.

Но главной проблемой украинской дипломатии на Ближнем Востоке эксперты всё же считают несистемность в работе украинской власти на данном направлении, в основе которой лежит отсутствие единой стратегии, то есть видения того, чего же мы хотим достичь в действительности. Как результат - опытным дипломатам приходится выполнять неконкретные задачи и несвойственные им функции, навязанные из Киева.

"Требовать от послов выполнения несвойственных им функций, ожидать от них абстрактный результат и, как следствие, предполагать их соучастниками проблем, из-за которых Украина не может иметь длительные коммерческие отношения с арабским регионом, – неправильно и ошибочно", - считает Дмитрий Рахматуллин.

Алексей Роговик связывает отсутствие системы в деятельности Украины на ближневосточном направлении с тем, что "мы долгое время оставались заложником внешнеполитической дихотомии (ЕС-Россия), поэтому все остальные регионы были второстепенными - принесены в жертву недальновидности".

По мнению Анны Шелест, бессистемность не связана только лишь с этим регионом, эта проблема характерна для всех направлений международной деятельности нашей страны. "В Украине сегодня в принципе нет общего документа, который бы стратегически видел внешнюю политику страны. Закон Украины "Об основах внутренней и внешней политики" фактически не уделяет внимания внешней, а другие документы, такие как Стратегия национальной безопасности или Военная доктрина, не могут этого делать", - говорит она.

По её словам, подготовкой большей части статей, касающихся стратегии украинской внешней политики, должны заниматься сотрудники НИСИ (Национальный институт стратегических исследований при президенте Украины, - ред.), "но, как часто бывает, если есть кому писать, то пишут, если нет - не пишут. А так как Одесский филиал НИСИ закрыли ровно 2 года назад, а именно он специализировался на странах Ближнего Востока, то и писать некому".

Эксперты, с которыми нам удалось поговорить, настойчиво рекомендуют Киеву разработать Стратегию внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Украины минимум до 2030 года.

Павел Горин