В Киргизии была известной журналисткой, а в Украине стала бомжом: Как беженцы ищут убежище в нашей стране

Официально в Украине сейчас проживает около 2,4 тыс. искателей убежища – людей, которые находятся в процессе получения статуса беженца. По данным ООН, на самом деле их в три раза больше – примерно 6,5 тыс. Однако какими серьезными ни были бы причины для их бегства и обращения за защитой в Украине, статус беженца получают не более 12-15%. Многие искатели убежища обжалуют негативные решения миграционной службы в судах и пребывают в полулегальном состоянии в стране более 5 лет.

В Киргизии была известной журналисткой, а в Украине стала бомжом: Как беженцы ищут убежище в нашей стране
112.ua

Ксения Цивирко

Журналист

Официально в Украине сейчас проживает около 2,4 тыс. искателей убежища – людей, которые находятся в процессе получения статуса беженца. По данным ООН, на самом деле их в три раза больше – примерно 6,5 тыс. Однако какими серьезными ни были бы причины для их бегства и обращения за защитой в Украине, статус беженца получают не более 12-15%. Многие искатели убежища обжалуют негативные решения миграционной службы в судах и пребывают в полулегальном состоянии в стране более 5 лет.

По данным Государственной миграционной службы Украины, на сегодняшний день "счастливыми обладателями" удостоверения беженца являются около 1800 человек и еще почти 800 человек признаны лицами, нуждающимися в дополнительной защите. За все время деятельности миграционной службы такие статусы были присвоены около 6 тысячам иностранцев, многие из которых уже получили украинское гражданство и полностью интегрировались в наше общество.

Однако украинская статистика по беженцам меркнет рядом с, например, Германией (где проживает почти 1,5 млн беженцев) или Турцией (количество беженцев достигает 4 млн). По словам экспертов, в среднем Украина признает беженцами не более 18% искателей убежища, а раньше эта цифра вообще достигала 2-4%. "На самом деле вся процедура признания статуса беженца Государственной миграционной службой нацелена как раз на то, чтобы этот статус никому не присваивать и не предоставлять убежище. Это такой себе секрет Полишинеля. Все об этом знают, но никто не говорит", - считает координатор проекта "Без границ" Максим Буткевич. В свою очередь в миграционной службе заявляют: большинство заявителей являются экономическими мигрантами и просто хотят таким образом недобросовестно обезопасить себя от дальнейшей депортации.

Сложности начинаются на границе

Для людей, которым пришлось покинуть границы родного государства в поиске безопасного для жизни пристанища, сложности начинаются уже на посту украинской пограничной службы. По закону, даже если беженец нелегально пересек границу, с паспортом или без него, сотрудники погранслужбы обязаны принять у него соответствующее заявление. Но, по сообщениям международных правозащитных организаций, эта норма часто не соблюдается, в особенности если иностранец не владеет украинским, английским или русским языком. В таком случае человеку грозит депортация обратно туда, откуда он так отчаянно хотел сбежать.

Новости по теме

При этом в пограничной службе сообщают: "Для того, чтобы пограничники поняли, что лицо желает получить статус беженца, этот человек должен тем или иным образом проявить свое желание. В случае явно выраженного желания лицу предоставляют памятку и "таблицу языков" (текст "я разговариваю на таком-то языке" на 62 языках с указанием языка на английском). После определения языка, который понимает искатель убежища, персонал обращается в соответствии с заключенными контрактами в бюро переводов, и к соискателю убежища прибывает переводчик. Также пограничники могут привлекать с их согласия носителей языков, которые в настоящее время находятся в пограничном подразделении". Однако все это, как правило, слишком энергозатратный процесс для пограничников, с учетом того, что изъявившего желание получить убежище иностранца должны уже в течение суток передать сотрудникам миграционной службы.

В Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Украине (УВКБ ООН) сообщают, что больше шансов на законное обращение у тех, кто перед приездом информирует об этом правозащитные организации. Однако, например, в 2017 году более 40 человек, известивших УВКБ ООН о своем намерении получить статус беженца в Украине, все равно не пропустили через государственную границу. Кроме того, заявление о признании беженцем или лицом, которое требует дополнительной защиты, вместе с анкетой нужно заполнять на украинском языке, что довольно проблематично для граждан других государств. 

Если беженец попал на территорию Украины легальным способом – например, по визе или приглашению, – он должен в течение 5 дней обратиться в миграционную службу с соответствующим заявлением, причем принимать их уполномочены только в 12 территориальных отделениях ГМС.

"Во Львове нам отказали в приеме такого заявления. Сказали ждать, пока истечет законный срок пребывания – 90 дней. Хотя по закону мы должны сразу же обратиться. Мне кажется, им [сотрудникам] просто было лень этим заниматься", - рассказывает искатель убежища из Российской Федерации Алексей Дьячков.

При этом, согласно исследованию БФ "Право на защиту", во многих отделениях миграционной службы сотрудники отказываются рассматривать заявление иностранца, если со дня его прибытия в Украину прошло больше 5 дней. В законодательстве такой нормы нет, и по большому счету заявление можно подавать когда угодно (за исключением нелегального пересечения границы), лишь бы были четкие доказательства и основания для получения защиты.

"В Украине есть две формы предоставления убежища: статус беженца и статус лица, которое требует дополнительной защиты. Украина присоединилась к Конвенции ООН 1951 года в 2002 году, и с тех пор статус беженца могут получить люди, которые доказали факт персонального преследования на почве религиозных, политических взглядов, принадлежности к социальной группе, расе и так далее. А статус лица, которое нуждается в дополнительной защите, получают люди, которые покинули территорию своей страны из-за вооруженных внутренних и внешних конфликтов, то есть где имеет место не персональное, а массовое притеснение прав человека. В Украине чаще всего предоставляют последний статус. Оба статуса дают одинаковые права, такие же, как и у украинцев, за исключением права участвовать в выборах. Однако человек со статусом беженца имеет право получить украинское гражданство через три года на льготных правах, а со статусом лица, нуждающегося в дополнительной защите, - только на общих основаниях", - объясняет особенности отечественного законодательства по вопросам беженцев адвокат Алексей Скорбач.

Новости по теме

Вместе с заявлением сотрудники миграционной службы забирают у иностранца национальный паспорт и взамен выдают "справку об обращении за защитой в Украине". Это единственный документ, который легализует пребывание иностранца в Украине на все время рассмотрения его заявки – а этот процесс может тянуться годами. Сперва его выдают на месяц: за это время сотрудники миграционной службы должны удостовериться в личности просителя убежища, провести с ним интервью и проверить, имеет ли он право вообще на получение особого статуса. После того, как принято положительное решение об оформлении документов личного дела, эту справку продлевают на шесть месяцев, и за это время искатель убежища, чтобы узаконить свое пребывание на территории Украины, должен где-то зарегистрировать свое место пребывания.

"Это ненормальное требование украинского законодательства, на мой взгляд. Где можно зарегистрировать свое место жительства, если ты только что приехал из другой страны? Арендодатели не горят желанием официально кого-то регистрировать. Мне повезло: мне с этим помог товарищ. А так обычно людям приходится регистрироваться в центрах для бездомных", - рассказывает беженец из РФ Алексей Ветров.

Представились СБУ, схватили и вывезли в Россию

В течение трех месяцев с обладателем "справки об обращении за защитой в Украине" должны провести еще одно интервью. Возможно, не последнее: материалы личного дела искателя убежища могут отправлять на проверку сотрудникам СБУ, Министерства иностранных дел, а также в разные общественные объединения для изучения всех обстоятельств дела и наличия оснований для отказа в предоставлении защиты (если иностранец совершил тяжкое преступление неполитического характера до прибытия в Украину; совершил преступление против мира и действия, противоречащие целям ООН; уже имеет статус беженца в другой стране). Чиновники территориального отделения должны также тщательно изучить ситуацию в стране происхождения искателя убежища и только после детальной проверки всех фактов (которые, согласно положениям ООН, следует трактовать всегда в пользу потенциального беженца) составить письменную рекомендацию по делу. Именно на основании этой рекомендации, которую вместе с папкой отправляют в Киев, принимается окончательное решение: предоставлять статус беженца или нет. По словам правозащитников, такая "экспертиза" проходит непрофессионально.

Новости по теме

"В своей доказательной базе, изучая личное дело беженца из Таджикистана, они использовали информацию с туристических сайтов и с сайта президента Таджикистана. Как эта информация может объективно освещать события в той стране? Такое чувство, что они исходят с той позиции, как обосновать принятое с самого начала решение об отказе", - считает Максим Буткевич.

Так, за первое полугодие 2019 года миграционная служба отказала в убежище 190 лицам, а статус беженца подтвердила только в 19 случаях и еще в 28-ми предоставила статус лица, нуждающегося в дополнительной защите. При этом искатели убежища получают письменный отказ без указания мотивации такого решения. Это можно будет выяснить уже в судебном порядке, причем на обжалование дается всего пять дней.

"Некоторые искатели убежища обжалуют решения по кругу чуть ли не 10 лет. В прошлом году я делал запрос в миграционную службу. Отказалось, 39% принятых ими решений суд отклоняет. Это при том, что суды у нас, как правило, стараются защитить сторону государства, а не беженца. Представьте, насколько неэффективен этот орган! Раньше суды обязывали миграционную службу пересматривать материалы дела заново (а потом эти решения опять обжаловались в судебном порядке), но в последнее время уже обязуют принять положительное решение о признании беженцем или лицом, которое нуждается в дополнительной защите. При этом ни один сотрудник ГМС не понес ответственности за свое незаконное решение. В суде они аргументируют свое решение так: на имя искателя убежища есть уголовное дело, он должен понести за это криминальную ответственность. А преследований в той стране нет. Пару лет назад я защищал одного беженца-блогера из России. Предоставили все доказательства преследований и его оппозиционной деятельности, в том числе факт наличия большой публики и свидетельство тысяч репостов его записей. В суде же миграционная служба заявила, что об этом человеке никто не знает и что в действительности он не может являться объектом для политического преследования. Доходило все до смешного: сотрудники киевского отделения миграционной службы не знали, кто такой Навальный и чем он вообще в России занимается", - жалуется адвокат Алексей Скорбач.

Эксперты считают, что такое халатное отношение к своим обязанностям вызвано не только низкой квалификацией госслужащих, но и тем, что они следуют негласному указанию не предоставлять беженцам убежище в Украине. Мол, если будем больше выдавать положительных решений, тем больше к нам "повалят". С этим убеждением ярко контрастируют масштабы эмиграции из Украины, которые значительно превосходят количество зарубежных беженцев: так, только в 2015 году в странах ЕС украинцы подали 22,4 тыс. ходатайств об убежище, что на треть больше, чем 2014, а в 2017 году Государственная миграционная служба выдала украинцам почти 5,2 тыс. разрешений на ПМЖ, при том, что обращались за получением такого разрешения далеко не все наши соотечественники. 

"Мы в Украине уже почти три года. Уехали из Таджикистана. Там сейчас власть преследует и всячески подавляет сторонников оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана. Так вот сколько мы ни общались с людьми, еще ни один человек из Таджикистана не получил статус беженца здесь. Поэтому, что нас ждет, мы не представляем", - рассказала на правах анонимности молодая таджичка, которой пришлось оставить и дом, и семью на родине.

Новости по теме

В Украину большинство беженцев приехали из Афганистана, Сирии, Сомали, Ирака. По словам правозащитников, из стран СНГ приезжали и раньше, но рассчитывать на получение убежища стало возможно только после начала вооруженного конфликта с Россией, так как дипломатические отношения с тех пор поменялись.

Однако спецслужбы СНГ до сих пор сотрудничают на виду у всех, поэтому многим беженцам из постсоветских стран в Украине небезопасно. "Например, известный случай. Владимир Егоров из Тверской области проводил антикоррупционные расследования, на его дом были совершены нападения. В 2017 он приехал в Украину и попросил убежище. Обратился в черниговское территориальное управление ГМС. Потом ему оттуда позвонили, чтобы он пришел на собеседование. Но Егоров так и не дошел — его просто схватили и вывезли в Беларусь. Люди представились сотрудниками СБУ", - сообщает Скорбач.

И по словам экспертов, и по заверениям самих беженцев, такие случаи не единичны. Однако в Украину все равно едут: одни верят, что Майдан победил, других привлекает родственная культурная и языковая среда. А из стран Африки и Ближнего Востока сюда часто попадают по ошибке, не всегда осознавая разницу между Европейским Союзом и Европой. Однако для некоторых категорий людей статус беженца получить не проблема. "В узких кругах есть сведения, что удостоверение беженца стоит 6-10 тыс. дол. А для людей, которые спасаются от уголовных преследований, эта услуга может стоить и в 10 раз дороже. Например, если бизнесмен совершил экономическое преступление, то с получением статуса беженца процедура международного розыска останавливается", - говорит юрист, пожелавший остаться неназванным.

На грани закона и жизни

После того, как искатель убежища получил справку об обращении за защитой в Украине, он становится предоставлен сам себе: где хочешь, там и живи; чем хочешь, тем и питайся. Для того, чтобы официально устроиться на работу, работодатель должен получить соответствующее разрешение на трудоустройство иностранца, особенностью которого является обязательство платить не менее 10 минимальных зарплат. Часто искатели убежища не могут устроиться даже нелегально, поскольку работодателей отпугивает языковой барьер и угроза заплатить штраф (от 10 до 20 минимальных зарплат). В любом случае для трудоустройства нужно иметь идентификационный код, чтобы оформить банковскую карту, и в этом вопросе тоже далеко не все гладко.

"На самом деле идентификационный код получить можно, но для этого нужно обратиться в налоговую службу с паспортом. А поскольку паспорт забирают в миграционной службе, надо успеть все сделать до подачи заявления на получение статуса беженца. Если заявление подано, то можно попытаться договориться с сотрудниками миграционной службы, чтобы они предоставили хотя бы нотариально заверенную копию паспорта. Все зависит от человеческого фактора – часто люди идут навстречу. Однако если действие паспорта просрочено, то уже ничего получить нельзя. Чтобы продлить действие национального паспорта, нужно обратиться в посольство, а туда, само собой, никто не пойдет: это означает, что отношения с государством продолжаются и вы обращаетесь за его защитой. А это уже служит причиной для прерывания процедуры предоставления убежища", - объясняет Скорбач.

Новости по теме

Кроме того, искатели убежища должны на равных правах с другими иностранцами оплачивать медицинские услуги и даже вызов скорой помощи. Однако в некоторых случаях эту стоимость в конце концов компенсируют партнерские организации УВКБ ООН. "Мы не можем помочь всем, но самым уязвимым категориям населения, которые не могут рассчитывать на помощь государства, мы помогаем. Среди прочего у нас с 2017 года действуют так называемые гранты на самообеспечение. Мы помогаем открыть малый и микробизнес беженцам и искателям убежища. В основном это касается заведений быстрого питания, парикмахерских услуг, швейного дела, сельского хозяйства, а также мы предоставляем курсы повышения квалификации", - сообщает советник по вопросам долгосрочных решений Представительства Агентства ООН по делам беженцев в Украине Елена Турчин.

Тем не менее в отдельных случаях искателям убежища помогает и государство. Уязвимые категории – в основном женщины и дети – могут получить у миграционной службы разрешение на проживание в "пункте временного размещения беженцев" (ПВРБ). Таких пунктов в Украине три – в Закарпатье, Одессе и Яготине (Киевская область) – и рассчитаны они всего на 430 человек. При этом сейчас в них проживают около 260 иностранцев, в основном – многодетные семьи. Все они имеют право проживать в ПВРБ только полгода, а дальше миграционная служба принимает решение о том, продлевать этот срок или нет. За время своего проживания искатели убежища должны адаптироваться к местной культурной и языковой среде и научиться себе зарабатывать на жизнь. Однако курсы украинского языка государство не предоставляет: их для потенциальных беженцев тоже устраивают партнерские организации УВКБ ООН.

Впрочем, самая малость базовых потребностей все-таки обеспечивается средствами из госбюджета. "На продукты питания на каждого человека в среднем в день приходится 35 грн. Выдаем продуктовые наборы мы 4 раза в месяц, учитывая, что детям положены молочные продукты с ограниченным сроком хранения. Все нормы по калорийности и составу предусмотрены соответствующим постановлением Кабмина. То же касается и медикаментов. Чистящие средства и средства гигиены, а также одежда Кабмином не предусмотрены, но ими обеспечивают искателей убежища партнеры УВКБ ООН. Нашим жильцам, например, БФ "Рокада" выдает карточки магазина Metro, и там они закупают себе нужные товары из бытовой химии и средств гигиены", - рассказывает директор ПВРБ в г. Яготин Татьяна Бельченко. 

Здание ПВРБ в г.Яготин имеет два жилых крыла, но в эксплуатацию пока что введено только одно, рассчитанное на проживание 101 человека 112.ua

Этот пункт, как и все остальные, представляет собой общежитие с отдельными жилыми блоками. Впрочем, изначально в Яготине это здание и должно было стать общежитием для чернобыльского медицинского училища. После присоединения Украины к Конвенции по беженцам ООН тогдашний Государственный комитет по делам национальностей и миграции в 2003 году принял решение сделать из этого здания пункт временного размещения беженцев. Реконструкция длилась почти 10 лет, да и сейчас не закончена: на сегодняшний день в эксплуатацию введено только одно крыло здания на 101 койко-место. Тем не менее условия там больше похожи на гостиничные: в "номерах" на две комнаты есть своя уборная и ванная. "Иногда мы отдаем целый блок семье. Ведь по мусульманским обычаям не положено, чтобы женщина из одной семьи принимала душ с чужой женщиной. У нас тут все по-особенному. Один из наших жильцов договорился с местными и иногда забирает на убой барашка. Они [жильцы] на заднем дворе обустроили место с мангалом и печью для плова. Иногда даже нас угощают", - рассказывает Бельченко.

В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках.
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках. 112.ua
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках.
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках. 112.ua
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках.
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках. 112.ua
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках.
В каждом блоке есть большая общая кухня. Посуда для приготовления еды выдается администрацией. Выданные продуктовые наборы хранятся в отдельных для каждой семьи холодильниках. 112.ua

В яготинском пункте проживает 76 человек, из них 45 – дети, причем некоторые из них недавно здесь родились. Несмотря на "вавилонское смешение", дети быстро адаптируются и находят общий между собой язык. Большинство из них ходят в местные детский садик и школы, а некоторые уже решают, в какой колледж поступить. В то же время взрослые этим обеспокоены: неизвестно, какой вердикт им вынесет завтра миграционная служба, а детям надо получать образование. Но больше всего их беспокоит денежный вопрос. По словам директора ПВРБ, из всего "жилого состава" работает только четверо мужчин: то ли потому, что работу найти тяжело, то ли потому, что на полном обеспечении можно от нее отдохнуть. Однако сами искатели убежища говорят, что в Яготине с работой тяжело, ведь даже местные жители каждый день едут на работу в столицу в набитых до отказа электричках. Некоторые отчаянные постояльцы пункта размещения беженцев находят иные пути: перепродают на местном рынке по сниженной цене выданные им продуктовые наборы.

Рядом с кухней – отдельный
Рядом с кухней – отдельный "хозяйственный" блок. Жильцы тут стирают одежду. Здесь же находятся душевые кабинки и туалет, но ими никто не пользуется: так как они есть и в жилых "номерах" 112.ua
Общая комната отдыха
Общая комната отдыха 112.ua
Новый, еще не заселенный жилой номер. Он состоит из двух комнат, небольшой прихожей, ванной комнаты и клозета
Новый, еще не заселенный жилой номер. Он состоит из двух комнат, небольшой прихожей, ванной комнаты и клозета 112.ua
Новый, еще не заселенный жилой номер. Он состоит из двух комнат, небольшой прихожей, ванной комнаты и клозета
Новый, еще не заселенный жилой номер. Он состоит из двух комнат, небольшой прихожей, ванной комнаты и клозета 112.ua
В ПВРБ есть также и медицинский пункт. При надобности медсестра даже делает уколы
В ПВРБ есть также и медицинский пункт. При надобности медсестра даже делает уколы 112.ua

Местные жители возмущаются, что чужих беженцев государство кормит, а о своих беженцах с востока Украины в этом плане не позаботилось. И тем не менее все равно покупают у них пакеты гречки, расфасованный сыр и макароны. "Я об этом неприятном инциденте знаю, - говорит Татьяна Бельченко, - и беседу уже с ними провела. Но за всеми не уследишь".

На заднем дворе постояльцам пункта временного размещения беженцев разрешено не только готовить плов и жарить шашлыки, но даже выращивать овощи. На
На заднем дворе постояльцам пункта временного размещения беженцев разрешено не только готовить плов и жарить шашлыки, но даже выращивать овощи. На "огороде" растут помидоры, кукуруза и кабачки 112.ua
На заднем дворе постояльцам пункта временного размещения беженцев разрешено не только готовить плов и жарить шашлыки, но даже выращивать овощи. На
На заднем дворе постояльцам пункта временного размещения беженцев разрешено не только готовить плов и жарить шашлыки, но даже выращивать овощи. На "огороде" растут помидоры, кукуруза и кабачки 112.ua

Впрочем, такую роскошь — жить в пункте временного размещения беженцев — получают единицы искателей убежища, около 10%. Остальные же имеют свои, скрытые от глаз общественности темные истории выживания, начиная от причин бегства из одной страны и заканчивая сложностями, которые они встретили в Украине.

История №1. Алексей Ветров

"У меня была небольшая сеть магазинов компьютерной техники. Бандиты приходили и предлагали свои "услуги по крышеванию". В России почти все бизнесмены сталкиваются с этим, а отказаться тяжело: эти самые бандиты управляются полицией и ФСБ. Через банковские счета Сбербанка моего магазина они предлагали отмывать бандитский общак, прокручивая деньги через торговлю. Так проверяли работоспособность бизнеса, а затем начали просить проценты с оборота. Когда отказался от сотрудничества, магазины неоднократно обкрадывали. Уголовные дела по этим фактам либо вообще не открывали, либо быстро закрывали, когда свидетели под давлением отказывались от своих показаний. Потом против меня организовали сложную схему с кредитным мошенничеством. Просто отжали бизнес – техники было на 3 миллиона рублей. Квартиру под угрозами тоже пришлось продать. Более того, арестовали даже родительское имущество, которое в конце концов все-таки удалось отстоять. А мамина пенсия до сих пор арестована. Из-за такого положения вещей, полного беспредела и отсутствия правовой защиты в России я с 2011 года стал общественным активистом", - вспоминает свою историю бывший бизнесмен из Нижнего Новгорода Алексей Ветров.

Алексей Ветров 112.ua

Оказавшись лично в тисках "законного беззакония" власти и буквально лишившись всего, он находил жизненные силы в борьбе с системой и вместе со своими единомышленниками проводил мирные антиправительственные митинги. Но в конце концов система поборола его самого: завели уголовное дело за многократное участие в народных протестах без уведомления и согласования с властями, а также за нарушение общественного порядка. 

"В 2014 меня объявили в розыск, задержали в Москве и должны были конвоировать в Нижний Новгород. Но, как бы иронично это ни звучало, для этого не хватило сотрудников правоохранительных органов: все занимались подавлениями митингов в Москве и "охраной общественного правопорядка". Я должен был добровольно приехать на следственный допрос в Нижний Новгород. Но уехал в Беларусь, а оттуда попал в Украину", - рассказывает историю своего побега Алексей Ветров.

Несмотря на наличие всех доказательств политического преследования, сотрудники миграционной службы отказали ему в оформлении статуса беженца. "Я прошел всю процедуру обжалования решений миграционной службы, от окружного суда до Верховного административного суда. Знаете, чем обосновывала свое решение Государственная миграционная служба? "Россия – правовое государство, где политические убеждения и общественная позиция не угрожают свободе и здоровью гражданина". Кроме того, из-за "отсутствия доказательной базы" мне отказали в оформлении статуса беженца и на кассации в 2015 году. Однако УВКБ ООН признал меня "мандатным беженцем". И теперь я нахожусь в Украине, по сути, нелегально, прикрываясь эфемерной защитой ООН, которая на самом деле не имеет никакой законной силы в Украине. Но для правоохранителей все-таки это удостоверение имеет вес. Когда я получил окончательный отказ в оформлении статуса беженца и пошел в винницкое отделение миграционной службы за паспортом, меня там уже ждали сотрудники полиции. Хотели депортировать. Но я им показал документ от ООН, что я мандатный беженец, и они меня отпустили", - вспоминает Алексей Ветров. В подобных случаях, когда решения миграционной службы противоречат здравому смыслу и лишают искателя убежища должной защиты, в игру вступает УВКБ ООН. Теперь бывший житель России ждет своего переселения в Европу в рамках специальной программы для беженцев.

История №2. Алексей Дьячков

Преследования Алексея Дьячкова тоже напоминают серию "Криминальной России", устрашающую своей невыдуманной документальностью.

"У меня была доля в бизнесе – в компании, которая предоставляла коммунальное обслуживание многоэтажек. В этом бизнесе стали заинтересованы люди из криминала и власти. Параллельно я много лет занимался отстаиванием прав людей и профсоюзной деятельностью, а в 2013-м стал раскрывать факты коррупции нашего мэра. Дело в том, что я жил в Рубцовске: этот город Алтайского края славится тем, что тут находится сразу 6 зон. И, как ни крути, здесь все связано с криминальными авторитетами и выходцами из уголовных кругов. У мэра ко мне был только один вопрос: кто за мной стоит? Думаю, только поэтому не убили, потому что убить было гораздо проще, чем начинать волокиту с преследованием. У меня был небольшой инцидент с сыном: он провинился и получил символическое наказание – кукольной тряпичной сумкой дочки. Спустя 4 месяца на меня завели уголовное дело за причинение боли сыну, хотя судмедэкспертиза не выявила никаких следов и увечий. Оказалось, заявление подала сотрудница органов опеки на основании доверенности, которую подписал мэр города. В процессе следствия меня фактически лишили родительских прав, хотя это, по закону, вне компетенции следователя. Я продолжал бороться за права рабочих, поддерживать профсоюзную деятельность. А у меня дома почти каждый день проходили обыски, вызывали на всякие комиссии, машину останавливали на каждом посту ДПС. Когда аннексировали Крым и проводили там так называемый референдум, у нас – кажется, это было 12-13 марта – в поддержку этого проходили митинги. Люди на площади стояли с плакатами, выкрикивали "Крым наш"… Я проезжал мимо и решил посмотреть, что там происходит. Меня возмутило такое положение вещей, я вышел на сцену и выступил против: ненормально аннексировать часть другого суверенного государства. Толпа меня быстро со сцены скинула, конечно, и передала полиции. А спустя неделю в пятницу мне позвонил начальник уголовного розыска – мой старый знакомый, с которым я кого-то занимался спортом. Он сказал, что на мое имя у них есть постановление на арест, но, мол, пока выходные, меня никто задерживать не будет. Я, жена и дети за 24 часа быстро собрали вещи и покинули РФ. Даже загранпаспортов не было", - вспоминает Алексей Дьячков.

Алексей Дьячков со своим сыном Богданом 2016 г.р. 112.ua

Со своей семьей он приехал во Львов, но в отделении миграционной службы отказались принимать заявление на получение статуса беженца: мол, обращайтесь после того, как истечет законный срок пребывания на территории Украины – 90 дней. "В это время мы жили в Старосамборском районе Львовской области. По истечении легального срока пребывания к нам уже пришли сотрудники правоохранительных органов, чтобы депортировать обратно в Россию. Мы всей семьей тогда поехали опять во Львов в миграционную службу, и заявление наконец приняли. Мы прошли несколько собеседований, но в итоге получили отказ. Мотивация – Россия светское, правовое государство, где права человека соблюдаются. Это при том, что Крым аннексировали, идет война на востоке Украины, погибают тысячи людей и миллионы становятся вынужденными переселенцами. Мы обжаловали это решение в суде. Суд обязал миграционную службу пересмотреть дело. Миграционная служба пересмотрела… и дала точно такой же отказ. Мы снова обжаловали это в судах разных инстанций – и так идет по кругу уже почти 6 лет. И, пока мы находимся в процедуре, я не могу получить официальную работу. Приходится это делать неофициально – работаю в автомастерской у бывшего атошника. Денег едва хватает, а у меня же семья: жена и четверо детей. Один из них, кстати, уже в Украине родился, еле выбили свидетельство о его рождении и затем полтора года добивались получения украинского гражданства. У него выявили отклонения аутического спектра, а реабилитация и занятия стоят очень дорого; остальные дети учатся в школе. При этом ни УВКБ ООН, ни государство нам никак не помогают. Только небезразличные люди, которые знают о нашей ситуации", - рассказывает Алексей Дьячков. Сейчас семья живет во Львове и недавно выиграла свой 9-й по счету суд у Государственной миграционной службы. "Жена пытается подать на ПМЖ как мама гражданина Украины, но и здесь с документами есть сложности. А я часто думаю: если бы я знал, что меня ожидает в Украине, пошел бы я на тот митинг еще раз?" - признается бывший бизнесмен.  

История №3. Нурахон Эгамбердиева (Мирзаабдуллаева)

Нурахон Эгамбердиева и три ее дочери – Мадинахан, Зулайхо и Фахринсо – находятся в процессе получения статуса беженца уже полтора года. Путь в Украину лежал долгий и нелегкий, детали которого достойны отдельно взятого романа. Нурахон еще плохо разговаривает на русском, но все понимает и в доказательство предоставляет стопку бумаг – бесчисленное количество писем, собственных статей, обращений к президенту, омбудсмену, правозащитным украинским и международным организациям.

"В 2010 у нас в Киргизии существенно изменили Конституцию, ограничив узбекскую национальность во всех правах. Я как коренная узбечка была против этого, собирала подписи для подачи петиций. Из-за этого на меня завели очередное, уже не первое, уголовное дело – за разжигание межнациональной розни. Тем временем в июне в Ошской области на юге Киргизии начался геноцид узбеков: солдаты армии на БТР, национал-фашистские боевики и переодетые в гражданское полицейские открыли огонь в сторону мирного узбекского населения. Было убито около 3 тысяч человек, 10 тысяч – ранено, 200 тысяч вынуждены были бежать. Людей просто расстреливали из автомата Калашникова, насиловали женщин, детей и даже мужчин. Сжигали и крушили имущество, грабили дома. Людей обливали бензином и сжигали заживо. Отрезали нос, уши, половые органы. Это было страшно. Затем правоохранительные органы проводили так называемую зачистку: всех узбекских мужчин забирали в отделения УВД и под пытками вынуждали их признаться в том, что это они сами убивали и насиловали своих собратьев. Все это я задокументировала на фото и видео: я всю жизнь проработала независимым журналистом. Эти события я освещала даже для BBC. Часто приходилось писать под вымышленными псевдонимами…" - вспоминает пережитое Нурахон.

112.ua

Ее журналистские материалы также использовались в книге "Час шакала": в 2011 году из-за этого на женщину завели еще одно уголовное дело по двум статьям и конфисковали все имущество.

"В Узбекистане нам обещали дать приют и обеспечить детям защиту. Поначалу все так и было, а потом меня принуждали сотрудничать со спецслужбами под пытками, но я отказалась. После выборов новые власти Узбекистана и Киргизии договорились между собой о передаче беженцев на родину для продолжения уголовного преследования. Я сменила свою фамилию на фамилию мужа, снова уехала в Киргизию и перестала заниматься журналистикой, поскольку боялась за свою жизнь. Устроилась нелегально работать на швейную фабрику. Но это не помогло: какая-то женщина сдала меня властям, и мне снова пришлось убегать. С дочками я вылетела в Турцию, а оттуда транзитом попала в Украину", - рассказывает о своих "приключениях" Нурахон.

Несмотря на весь ужас пережитого, женщина не теряет сил: у нее есть три несовершеннолетних дочки, которые вынуждены были переживать все это беспокойное кочевание из страны в страну, по сути, из-за ее профессиональной деятельности и непримиримой жизненной позиции.

"Когда я обратилась в миграционную службу, у меня три месяца не принимали заявление. В это время я с дочками просто осталась на улице, без какой-либо поддержки и едва зная язык. Я приехала в Украину, потому что верила, что это демократическая страна. В особенности после того, как народ показал свою силу на Майдане. УВКБ ООН оставила меня на это время без помощи. Мы, по сути, бомжевали. Нашли на Троещине однокомнатную квартиру за 4,5 тысячи гривен. Вчетвером спали на кровати-полторушке! Мы опоздали с оплатой на пару дней, и хозяин нас выставил за дверь. Всю зимнюю ночь мы просто провели в подъезде. Потом знакомые узбеки помогли нам и разрешили пожить в квартире, где не было никаких коммунальных услуг и удобств. Просто цементный пол и стены. Некоторые вещи нам помогли собрать волонтеры проекта "Без границ", небезразличные люди, а остальное я собирала на строительных мусорках. Когда заявление на получение статуса беженца приняли, Миграционная служба выдала направление на наше размещение в пункт для беженцев в Яготине. Но у нас в комнате были ужасные условия, под кроватями я нашла мусор, следы от мочи и фекалий. Две дочки учатся в киевской школе, и каждый день на проезд туда и обратно приходилось тратить много денег, которых попросту не было. Поэтому мы решили, что в будни они будут оставаться на ночь в школе медресе в Киеве – это мусульманское религиозно-просветительское и учебное заведение. Из-за этого в пункте временного размещения беженцев отказались выдавать продовольственные наборы для детей, поскольку их не было на месте. В конце концов мы отказались от таких условий и уехали обратно в Киев. Сейчас я неофициально работаю – делаю выпечку. А так кем я только не работала тут: дворником, садовником, уборщицей…" - рассказывает историю своей жизни Нурахон.

Женщина с разочарованием констатирует, что особо никакой поддержки от государства и правозащитных организацией не получала: "Например, УВКБ ООН выдает на полгода 500 гривен на покупку бытовой химии и средств гигиены на всю семью. Но только на гигиенические прокладки я трачу по 720 гривен в три месяца – у меня же три дочки", - объясняет Нурахон.

А на вопрос, что она собирается делать в случае отказа миграционной службы в получении статуса беженца, отвечает: "Наш завтрашний день – это секрет. Никто не знает, что нас ждет. Но я приехала в Украину с глубокой верой в изменения, которые принес за собой Майдан. Я верю, что здесь царит демократия, хоть и коррупционные проблемы здесь не меньше, чем были в наших краях. Здесь очень терпимый народ, который уважает нашу религию. Мы надеемся, что новый президент Украины изменит законодательство в отношении беженцев. Во всяком случае, мы все этого ждем. Если в ГМС все-таки откажут, мы будем устраивать акции голодовки семьями, пригласим представителей международных СМИ и правозащитных организаций".

Удивительно, что груз злободневных проблем не смог подавить готовность искателей приюта во что бы то ни стало добиваться своего и дальше. 

* * *

В Украине таких беженцев, которые не боятся открыто и громко заявлять о своих проблемах, - единицы. Несмотря на птичьи права и пережитый опыт неудавшейся борьбы с государственным укладом, они надеются, что здесь все будет по-другому. Их побег из стран, где могут безнаказанно забрать жизнь и свободу по самым абсурдным причинам, - продолжается. И сколько бы войн за права человека ни было бы проиграно, просители убежища продолжают верить, что "враг будет разбит". Но насколько хорошо они успели познакомиться с нашей страной и изучить вражескую тактику?    

Ксения Цивирко

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>