zn.ua

Инвесторы

Со стороны представителей венчурного капитала свои идеи относительно инвестиций в украинскую науку озвучили Игорь Янковский (бизнесмен и меценат), Михаил Рябоконь (член набсовета UVCA, глава по инновациям ассоциации Noosphere), Андрей Колодюк (основатель и управляющий партнер AVentures Capital, глава набсовета UVCA). Позиция инвесторов в этом вопросе сводится к нескольким тезисам:

  • Любой стартап – это инновация. Но инновация – это необязательно научный прорыв, это может быть новый бизнес-процесс, к примеру, или продукт, созданный с применением существующих разработок. Инвестору важно не то, к какой отрасли относится инновация, а ее перспективы на рынке.
  • Инвестору важно понимать, какой продукт в итоге получится, какие задачи он будет решать, а не то, какая технология в нем применяется. К сожалению, украинские ученые не мыслят категориями продуктов. Если отойти от содержания панельной дискуссии, то такую же точку зрения выражали собеседники редакции из сферы бизнеса, а также HR-специалисты из Европы в контексте украинских разработчиков, которые, привыкнув работать на аутсорсе, скорее ждут готовых инструкций, чем стремятся брать на себя ответственность за продукт. Кстати, примерно половина стартапов закрывается потому, что их продукты в принципе не нужны обществу.
  • Технология – это только 20% от импульса проекта. Остальные 80% - это люди, которые понимают, как сделать из нее бизнес.
  • Деньги в Украине есть. По данным UVCA (Украинская ассоциация венчурного и приватного капитала), в прошлом году средняя сумма инвестиций в отечественные стартапы составила 500 000 долларов, сейчас 1-2 сделки закрывается каждую неделю. По прогнозу, в этом году средняя сумма сделки будет выше. Это, конечно, не Кремниевая долина и не Европа, но на перспективные проекты средства найдутся.
  • Продукт, даже наукоемкий – это не одна отрасль науки или одна разработка. Это синергия нескольких видов деятельности. Если говорить о наукоемких проектах (в такие в Украине инвестирует, в частности, Noosphere: в портфолио ассоциации как готовые проекты, которые уже работают на рынке США, так и стартапы, инвестиции в лаборатории и челленджи, которые позволяют находить научные решения для проблем или разрабатывать технологии), то им нужна целая экосистема, ученые из разных сфер, которые будут работать вместе, каждый над своей частью проекта. Зачастую еще и экспериментальное производство. Все это дорого и долго, и, как и в случае с другими стартапами, с самого начала нет уверенности в успехе продукта. Но добавляются риски того, что что-то окажется невозможным с научной точки зрения.
  • В развитых странах драйвером инноваций остается государство – многие разработки возникают по госзаказу. Пример – США, где частные компании разрабатывают решения для армии и космоса, а потом их внедряет государство. Украинское государство – монополист в вопросах технологий для государства. Например, решениями для армии занимается только "Укроборонпром". И частной компании достаточно сложно предложить что-то в этой сфере.
  • Если говорить о проектах на первой стадии, когда еще нет прототипа, то деньги можно искать у государства или в спонсорских фондах. Если говорить об Украине, то в нашей стране источником может стать ЕБРР или проект Horizon 2020.
  • В стране нет диалога между бизнесом и наукой. Бизнесу банально негде узнать информацию о текущих разработках ученых. Сами ученые редко стремятся к диалогу.

Новости по теме: "Дом инноваций" провел круглый стол "Наука, бизнес, инновации. Кто главный?"

Ученые и основатели наукоемких стартапов

Со стороны ученых и основателей наукоемких стартапов на панельной дискуссии выступили Семен Есилевский (ученый, ведущий научный сотрудник отдела биологических систем Института физики НАНУ), Виктор Досенко (патофизиолог, доктор медицинских наук, профессор), Сергей Данилов (нейрофизиолог, кандидат биологических наук, сооснователь научно-исследовательской лаборатории и платформы Beehiveor), Юрий Малетин (главный ученый компании "Юнаско") и Февзи Аметов (сооснователь Drone.ua). Есть ряд аспектов, на которые обратили внимание ученые.

  • Государство выделяет на финансирование науки только 0,3% бюджета, это сами по себе небольшие деньги. При этом не все они доходят до украинской науки, так как в стране также процветает деятельность псевдоученых (эту проблему поднимал "Дом инноваций" в одной из публикаций). Соответственно, у инвесторов также есть риск столкнуться с псевдоучеными, это нужно понимать и тщательно собирать информацию о людях, которые занимаются проектом: где они публиковались, какие проекты с их участием были реализованы.
  • Часто, когда у украинского ученого спрашивают "а кто ваши конкуренты", он отвечает, что конкурентов нет, разработка уникальна. Для инвестора эта фраза может быть маячком того, что разработка не востребована рынком. Если технология кому-то интересна, то конкуренты появятся через месяц.
  • Деньги можно найти и за пределами Украины. И если такая возможность есть, это тоже выход. Чем глобальней продукт, тем больше у него шансов на успех. Но надо понимать, что даже после привлечения финансирования могут возникнуть проблемы.

Социологи

Со стороны социологов в панельной дискуссии принимал участие Алексей Антипович – руководитель социологической группы "Рейтинг".

По заказу организаторов панельной дискуссии группа провела исследование среди ученых. В числе вопросов – занимались ли респонденты популяризацией науки, планируют ли менять специальность, ехать за границу, устраивает ли их ситуация с финансированием проектов. Исследование выявило интересные закономерности: украинским ученым, как типичным украинцам, свойственна консервативность и недоверие. По данным исследования, только треть ученых подавала заявки на финансирование своих проектов. Успеха добилась половина. При этом на вопрос о том, почему их проекты так и не были внедрены, помимо финансирования, лидировала еще одна причина: разработки носят чисто теоретический характер и не нуждаются во внедрении.

Действительно, украинская фундаментальная наука ценится во всем мире, и так как ученым сложно реализовать себя в рамках страны, выдающиеся умы трудятся в институтах, лабораториях проектах других стран, где финансируются фундаментальные разработки. Мы недавно рассказывали об одном из таких специалистов Леониде Пономаренко, который занимается изучением графена в Манчестере.

Новости по теме: Графен животворящий: 10 главных мыслей о суперматериале от его исследователя Леонида Пономаренко

Государство

Со стороны государства в дискуссии приняла участие Яна Подлесная – руководитель Секретариата государственного инновационного финансово-кредитного учреждения Министерства экономического развития и торговли Украины.

  • Позиция государства в вопросах инвестирования в науку и стартапы сводится к "айда к нам, у нас есть печеньки". Государство является банком проектов №1 в стране. Ежедневно в учреждение поступают инновационные и инвестиционные проекты, у него есть база инвесторов, к которым государство обращается с предложением вкладывать в проекты. Чтобы доказать свои намерения, государство предлагает участвовать в инвестициях: 90% предполагается получить от стратегического инвестора и 10% - от Украины. По этой модели за два года были профинансированы до 45 проектов, каждый из которых сейчас находится на разных стадиях. В основном инвестировали такие страны, как Норвегия, Франция, Польша, США, Китай, Корея. Пока ни один проект не завершен, так как минимальный срок реализации – три года. В основном даже больше. Обратиться к государству со своей идеей может каждый – хоть студент, хоть бизнесмен, хоть ученый.
  • С 1 января 2018 в Украине появится фонд поддержки развития стартапов. Есть концепция, как это будет работать. Но деньги на руки давать не будут.
  • Украинцы слабо себе представляют, что такое проект. Из 10 поданных проектов обычно хотя бы один нужно доукомплектовать.
  • А еще те, кто обращаются к государству, неохотно рассказывают о своем проекте, особенно, если на него еще не получен патент. На сайте фонда есть база данных проектов, которые уже имеют патент, но если инвестору интересно больше, он может обратиться к государству.

Новости по теме: Наука шпионажа: Как ЦРУ тайно вербует ученых

В сухом остатке

Из всего выше сказанного вырисовывается картина того, что в Украине существует много препятствий для финансирования науки – начиная от сомнительных кадров в научной среде, заканчивая отстраненностью ученых и отсутствием четкой государственной программы финансирования разработок и стартапов. В стране есть серьезные специалисты в области фундаментальных наук, но зачастую между конечным продуктом, который интересен инвестору, и фундаментальными исследованиями лежит пропасть. Многие украинцы трудятся над наукоемкими проектами за пределами страны, или, если внутри страны, то на западные компании. Не последнюю роль в этом играет то, что ученые видят ценность своей деятельности в разработках, но разработкам откровенно не хватает маркетинга и понимания позиции бизнеса. Способы вовлечения научной среды в потребности бизнеса – это организация хакатонов, площадки, где первые и вторые могут узнавать о потребностях друг друга, а также открытость государственных структур для разработок частных компаний. При этом самим ученым следует бороться с собственным консерватизмом и быть более инициативными в поисках финансирования для разработок.

Нина Глущенко