Reuters

8 ноября сирийские правительственные войска отрапортовали о взятии Абу-Камаля. Первое "взятие" оказалось не более чем частью информационной войны, где фейки и искажения информации уже давно стали нормой.

"Южная" группировка сирийских сил, которая следовала от станции "Т-2", подошла к городу и, заняв пригороды, поспешила сообщить о "победе". На самом деле, судя по фото и видео как самих штурмовиков, так и ИГ, боев в городе не было. Стоит отметить, что именно "южная" группировка состоит преимущественно из правительственных войск союзников - шиитских военизированных групп, которые связаны с Ираном. Вместе с тем, отряды "Хашд аш-Шааби" в Ираке незадолго до этого взяли Аль-Каим - город, расположенный напротив Абу-Камаля, но с иракской стороны границы.

"Северная" группировка сирийских сил, состоящая в основном из сирийцев, в том числе элитной бригады Сирийской арабской армии "Тигры", концентрировалась в районе г. Маядин и должна была идти к Абу-Камалю по течению реки Евфрат, но из-за постоянных атак ИГ, в том числе с использованием смертников, дойти до города так и не смогли. Показательно, что ИГ атаковало не только в Маядине и его окрестностях, но и в Дейр эз-Зоре, который достаточно давно освобожден. Причем был атакован аэродром Дейр эз-Зора, где было уничтожено от 2-х до 4-х самолетов. Как с Абу-Камалем, заявления о полном освобождении Дейр эз-Зора оказались преувеличенными.

* * *

"Дейр эз-Зор - город на востоке Сирии, который 4 года находился в осаде ИГ"

* * *

Именно “южная” группировка, перегруппировавшись, накопив силы и, что очень важно, получив мощную поддержку российской авиации и ракетных войск, 19 ноября освободила город и окончательно его зачистила.

Исламское государство

Исламское государство на фронте в Дейр эз-Зоре после падения Ракки получило дополнительные силы, которые по договоренности с СДС смогли спокойно покинуть город воктябре. Вторая часть подкреплений ИГ была переброшена из Ирака, где продолжается зачистка пустынных районов провинции Анбар. Из-за значительного сокращения линии фронта ИГ до сих пор способна не только сопротивляться, но и контратаковать как правительственные силы (как это было под Маядином), так и СДС (район нефтяного месторождения Танак). Сейчас силы ИГ также разрезаны на условные "северную" и "южную" части. "Южная" часть на правом берегу Евфрата в провинциях Хомс и Дейр эз-Зор практически окружена сирийскими правительственными войсками. "Северная" же зажата между Сирийскими демократическими силами (провинции Хасака и Дейр эз-Зор) и иракскими правительственными силами, зачищающими пустыню на границе с Сирией.

112.ua

Новости по теме: Теракт в сирийском Дейр-эз-Зоре: 20 человек погибли, 30 пострадали

Абу-Камаль – очень важный пункт для ИГ как в практическом, так и в идеологическом плане. Это последний крупный город, который оставался под контролем ИГ и важный транспортный узел, через который соединяются силы ИГ на правом и левом берегах Евфрата, а также силы в Ираке и Сирии, что позволяло до освобождения иракцами Аль-Каима перебрасывать резервы, проводить перегруппировки и т. д. Даже после потери Аль-Каима, контролируя Абу-Камаль, исламистам можно было перебрасывать силы через контролируемый участок границы в провинциях Хасака и Дейр эз-Зор с севера на юг, через узкий коридор по пустынной местности, который "обходят" своим вниманием СДС. Еще одним очень важным моментом является медийная и идеологическая составляющая. Пока ИГ контролирует хоть один крупный город, для сторонников и членов организации остается реальностью практическое воплощение "Халифата", именно поэтому медиа ИГ выдавали массу фото- и видеоматериалов, подтверждающих контроль над городом. Кстати, показательно, что даже теряя территорию, медийная инфраструктура ИГ продолжает там активно действовать.

Сирийские демократические силы и курды

* * *

"СДС - курдсько-арабский альянс, в который также входят отряды туркоманов, христиан-ассирийцев, армян, черкесов. Основу составляют курдские Отряды народной самообороны (YPG\YPJ). YPJ - это женские подразделения Отрядов народной самообороны, состоящие исключительно из женщин и имеющие отдельную структуру и командование. На втором месте по численности - арабские отряды, такие как Jaysh al-Thuwar, Liwa Thuwwar al-Raqqa, ополчение местных племен. В составе YPG есть несколько "экзотических" формирований: от анархистов и коммунистов до польских добровольцев. Общее количество оценивается в 100 тыс. лиц"

* * *

Сирийские демократические силы играют важную роль в противостоянии на востоке Сирии и формировании будущей конфигурации конфликта. В результате ряда операций СДС оказались в выгодном положении по отношению к своим противникам. Именно они взяли столицу ИГ город Ракка, одержав тем самым важную идеологическую победу. Переход Ракки под контроль СДС произошел в результате договора о выходе боевиков ИГ из города, что позволило сохранить жизни собственных бойцов и высвободить значительные силы (до 15 000 человек) для дальнейшего продвижения на восток, а также создать дополнительные преграды вероятным противникам. Взяв Ракку и зачистив междуречья Евфрата и Хабуру, СДС сделали рывок на юго-восток от города Ас-Сувар к нефтяным полям в провинции Дейр эз-Зор. В результате было захвачено 2 крупнейших месторождения на левом берегу Евфрата: Омар и Танак, на контроль над которыми претендовали и сирийские правительственные войска, пытаясь продвинуться к ним с плацдарма в районе г. Дейр эз-Зор. На этом СДС остановились, отбивая атаки ИГ (Танак) и зачищая районы в тылу, что все еще оставались за ИГ. Показательно, что СДС не проводили каких-то существенных операций против узкого участка территории ИГ в провинции Хасака. С одной стороны это может быть обусловлено стратегической второстепенностью этой территории и пониманием того, что все, что севернее нефтяных месторождений, в любом случае отойдет СДС. С другой стороны – отсутствием сил для зачистки и содержания этой территории и желанием дать ИГ возможность маневра для противодействия сирийским правительственным войскам.

Новости по теме: "Исламское государство" потеряло Ракку: Чего ждать дальше?

Получив контроль над нефтяными и газовыми месторождениями, СДС значительно усилили свои позиции, но это также ставит перед СДС и их патронами новые вызовы:

- с поражением ИГ возникнет угроза распада коалиции СДС на курдскую и арабскую части, также могут отколоться отряды туркоманов, о противоречиях в СДС свидетельствует сдача спикера СДС Талала Село, этнического туркомана, силам операции "Щит Евфрата". Конфликты с арабской частью СДС уже возникали во время штурма Ракки, где арабские группировки из-за больших потерь и недоразумений с курдским командованием вывели свои отряды.

- в случае распада СДС, выхода части фракций из их состава, также встает вопрос обеспечения военной техникой и поддержки со стороны авиации "Международной коалиции". Пока американцы продолжают поставлять СДС и их курдской составляющей YPG/YPJ военную технику и припасы. Впрочем не оказывают тяжелого вооружения. Сейчас силы коалиции продолжают поддерживать СДС и даже наращивают свое присутствие в регионе, а также заявляют, что не уйдут из Сирии до окончания процесса сирийского урегулирования, впрочем это может измениться.

США передали курдам старые "Хамви"
Reuters

- после разгрома ИГ встает вопрос конфронтации с сирийскими правительственными войсками и их союзниками, среди которых много проиранских организаций. На левом берегу Евфрата находятся крупные нефтяные месторождения, которые сирийское правительство считает своими и закономерно захочет вернуть, тем более имея плацдарм в районе г. Дейр эз-Зор. Также неопределенной является судьба территорий и месторождений на юг от захваченных курдами районов провинции Дейр эз-Зор. Вполне вероятно, что в случае, если правительственные войска переправятся на правый берег Евфрата и попробуют их занять, это может привести к конфронтации. Если же СДС займут эти территории и окончательно зачистят от ИГ провинции Хасака и Дейр эз-Зор, то они получат еще и контроль над значительным участком границы с Ираком. Учитывая то, что стороны уже вели боевые действия между собой в городах Хасака и Камишло летом 2016 г., также происходили стычки между арабскими отрядами СДС и сирийскими войсками, которые имели место в г. Расафа во время операции по окружению Ракки, исключать возможность боевых действий между ними не стоит, хоть они и кажутся маловероятными из-за ряда причин.

Новости по теме: США создадут новый орган власти в районах Сирии, контролируемых повстанцами

На политическом же уровне сирийское правительство продолжает игнорировать проблему курдов. В Дамаске не считают их полноценными партнерами в урегулировании сирийского конфликта. Так, представители СДС отсутствовали на переговорах в Астане, сирийское правительство отказывается предоставить курдам автономию, особенно учитывая успехи иракских коллег в борьбе с Курдской региональной автономией Ирака.

- едва ли не самой большой угрозой для СДС, а точнее их курдской составляющей YPG, является Турция, которая считает YPG сирийским крылом Рабочей партии Курдистана (РПК), которая ведет войну с Турцией с 1984 г. После разгрома ИГ силам коалиции и в частности США будет еще труднее сдерживать турецких партнеров от агрессивных действий в сторону YPG. Стороны уже вели боевые действия на севере провинции Алеппо, во время операции "Щит Евфрата", которую проводили протурецкие повстанцы при поддержке турецкой армии. Также Турция наносила артиллерийские и авиационные удары по позициям и штабам вдоль турецко-сирийской границы, в настоящее время в подразделениях и штабах СДС в качестве "живого щита" находятся военнослужащие сил "Международной коалиции", которая ограждает их от турецких ударов. Но наиболее вероятной точкой соприкосновения сторон является изолированный курдский анклав Африн на севере провинции Алеппо. Африн практически окружен турецкими войсками и их союзниками. Единственным путем сообщения с другими курдскими территориями является путь через территории, контролируемые правительственными силами. И сирийское правительство может как разрешить прохождение подкреплений, так и запретить. Туркам же очень нужна хотя бы медийная победа, Африн для этого подходит как нельзя лучше. Пока что стороны здесь обмениваются артиллерийскими ударами и не ведут активных боевых действий, но все может очень скоро измениться. Стоит отметить, что сирийское правительство имеет более дружеские отношения с афринскими курдами, которые помогли в боях против оппозиции и исламистов за Алеппо, а также категорически против размещения на территории Сирии турецких войск и их прокси-сил, поэтому они скорее будут сохранять нейтралитет, а возможно, и помогать YPG. Например, пропустив отряды YPG, которые возвращаются в Африн после штурма Ракки. Позиция правительственных сил может корректироваться договоренностями Турции, Ирана и России, поскольку Россия и Иран оказывают значительную поддержку Сирии и в случае необходимости могут нажать на сирийскую сторону по требованию Турции.

Возвращение подразделений YPG, участвовавших в штурме Ракки, в кантон Африн через территорию правительственных сил

Россия

В операциях против ИГ в южном анклаве (Дейр эз-Зор, Хомс) задействованы российские воздушные и наземные силы. Наземные силы представлены российским войсками и наемниками, которые ведут боевые действия совместно с сирийскими войсками, "цементируя" часто неустойчивые части сирийской армии и ополчения, собранные со всей страны, соответственно они несут потери как в личном составе, так и в технике. Впрочем об этом известно довольно мало в силу закрытости информации.

Новости по теме: Как Путин присвоил себе победу над "Исламским государством" в Сирии

Военно-космические силы проводят воздушную поддержку наступательных действий сирийской армии на разных участках фронта, в том числе как против оппозиции и исламистов на севере Сирии (Хама, Идлиб, Алеппо, Латакия), так и против ИГ. Во время операции по освобождению Абу-Камаля вместе с фронтовой авиацией работала дальняя авиация, в частности Ту-22, и наносились удары ракетами "Калибр", что учитывая несоответствие целей задействованной мощи, больше напоминает учения. Война с ИГ является основной официальной причиной пребывания российского контингента в Сирии, учитывая условное "уничтожение" ИГ, возможно его сокращение. Впрочем, учитывая роль, которую Россия пытается играть в политическом урегулировании сирийского вопроса и наличие крупных сил в оппозиции и исламистов, это может и не произойти в ближайшее время. Хотя Путин уже браво отрапортовал о победе в Сирии.

Сирийские правительственные войска и их союзники

"Сирийская арабская армия" одержала значительную победу, освободив от ИГ большие территории и много населенных пунктов в центре и на востоке Сирии. Впрочем, это было достигнуто значительным напряжением ресурсов как САА, так и ее союзников. Были задействованы сирийские подразделения со всей страны, в том числе как малобоеспособное проправительственное ополчение Сил национальной обороны (СНО), так и элитные подразделения, например бригада "Тигры". Для операции были собраны различные "союзники" сирийской армии из числа шиитских группировок, которые поддерживает Иран: ливанская "Хезболла", иракские "Харакат ан Нуджаба", "Бригады имама Али", афганская бригада "Фатмийюн", пакистанская "Зейнабиюн" и др. Именно они практически полностью составили "южную" группировку, что наступала на Абу-Камаль. Впрочем, вместе с победой сирийские войска получили ряд проблем:

- растянутые коммуникации, на которых продолжают действовать отряды ИГ, которые перешли к партизанским действиям.

- большие территории, для контроля которых требуется выделять значительные силы, которые скованы боевыми действиями в других регионах страны.

- недружественное население, что кое-где поддерживает ИГ, а если не поддерживает, то к правительству симпатий не имеет (не стоит забывать, что именно в Дейр эз-Зоре начались боевые действия против правительственных войск летом 2011 г.). Но именно правительству нужно будет обеспечивать базовые социальные потребности населения на освобожденных территориях.

- уничтожена инфраструктура и нефтедобывающая отрасль, которую нужно восстанавливать.

Также не был достигнут ряд целей, основной из которых является возвращение нефтяных месторождений на левом берегу Евфрата и закрытие границы с Ираком.

Что дальше?

В целом же, как ни странно, от освобождения Абу-Камаля выиграл Иран. Он хоть и присутствует в этом районе опосредованно через своих прокси, но является основным выгодоприобретателем отосвобождения  Абу-Камаля с сирийской стороны и Аль-Каима с иракской. С освобождением этих городов окончательно оформилась так называемая "шиитская дуга", или ось Тегеран-Багдад-Дамаск-Бейрут ("Хезболла"). В Ираке и Сирии установлены дружеские Тегерану режимы, а на их территории находятся значительные силы иранских прокси, причем иракские отряды "Хашд аш-Шааби" присутствуют в обеих странах. В Ливане продолжается борьба, но "Хезболла" контролирует значительные территории и имеет большие силы как в Ливане, так и в Сирии, где она создала дочерние структуры. И самое главное - Иран получил сухопутный коридор для обеспечения своих войск и прокси-сил в Сирии и Ливане. Ранее обеспечение и ротация подразделений происходили воздушным путем, что достаточно дорого и ограничено наличным количеством самолетов. Получив сухопутный путь, Иран значительно усилил свои оперативные возможности. Но с этой победы может появиться новая конфигурация конфликта.

Активные действия Ирана не могут не вызвать противодействия противников, в первую очередь США и Израиля. Они скорее усилят конфликт и выведут его на новый уровень. США, имея своих прокси в виде СДС севернее упомянутого маршрута, скорее всего будут подталкивать их занять как можно больше территорий на левом берегу Евфрата, в идеальном варианте все, и подойти вплотную к Абу-Камалю. В свою очередь россияне, иранцы и сирийцы этому будут противодействовать, авангардом наступления на левом берегу могут стать российские войска, как это было в районе Дейр эз-Зор, соответственно это обезопасит группировки от ударов коалиции. В борьбе с курдами Иран имеет органического союзника в лице Турции, хотя это скорее всего ситуативный союз.

Израиль уже начал проводить более активную политику в Сирии по противодействию расширению влияния Ирана. Так, Израиль требует вывода иранских прокси с юга Сирии, и имеет гарантии этого от России, что уже говорит о наличии определенных противоречий в интересах России и Ирана в Сирии. Также Израиль начал активно готовиться к военной операции в Ливане и на юге Сирии. Соответственно "Хезболла" заявила о передислокации своих отрядов в Ливан, что поставит перед сирийцами и их союзниками вопрос заполнения дыр в обороне, поскольку "Хезболла" является одной из самых боеспособных сил в сирийском конфликте. Также увеличилось количество израильских авиаударов по Сирии, причем изменилась и их география - если раньше цели ударов были преимущественно вблизи израильской границы, то теперь они могут быть в провинциях Хомс (вблизи Пальмиры) или Хама, где ранее израильская авиация не оперировала. В случае же открытой войны с Израилем Иран и его прокси непременно поддержат "Хезболлу", что может привести к непредсказуемым последствиям. Поэтому можно говорить, что освобождение территорий от ИГ, решив одну проблему, создает несколько других, выводя конфликт на новый уровень.

Артем Конопкин