Всегда готов: Что не так с Конституционным судом и при чем здесь незаконное обогащение

Всегда готов: Что не так с Конституционным судом и при чем здесь незаконное обогащение
Фото из открытых источников

Наталья Лебедь

Журналист

Парадокс: решение о признании неконституционной статьи о незаконном обогащении было одним из вполне обоснованных постановлений, однако Конституционный суд обвинили в продажности и подыгрывании власти. Почему? Очевидно, потому, что сработал эффект мальчика, который кричал про волков: слишком долго КСУ руководствовался в своей работе не столько правом, как политической конъюнктурой. Репутацию, которая иногда создается годами, можно легко уничтожить одним неодобрительным поступком, а таких поступков у КСУ было достаточно. Мы отобрали три наиболее красноречивых случая, связанных с Конституционным судом и с тремя украинскими президентами – Кучмой, Ющенко, Януковичем. Что же касается Петра Порошенко, то, бесспорно, его правление запомнится в том числе и приключениями "незаконного обогащения". С них и начнем.

Порошенко и КСУ: исправление ошибок

Как пояснил на брифинге председатель КСУ Святослав Шевчук, статья 368-2 Уголовного кодекса Украины о наказании за незаконное обогащение была признана неконституционной, поскольку она нарушает статью 62 Конституции Украины и презумпцию невиновности. Это действительно так и есть. Достаточно сравнить статью 368-2 в редакции 2011 и 2015 годов, чтобы почувствовать существенную разницу.

В преамбуле статьи 2011 года говорится о "получении должностным лицом неправомерной выгоды в значительном размере или передаче им такой выгоды близким родственникам при отсутствии признаков взяточничества (незаконное обогащение)". В редакции 2015 года речь идет уже о "приобретении лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований приобретения которых не подтверждена доказательствами, а также передаче им таких активов любому другому лицу".

Новости по теме

Тем временем презумпция невиновности говорит о том, что никто и никому не должен предоставлять никаких доказательств. Это задача стороны обвинения – собрать и представить в ходе следствия и на суде соответствующий фактаж. Лицо же не должно из кожи вон лезть, чтобы продемонстрировать свою чистоту перед законом. Оно и так является невиновным – пока не доказано обратное.

Но как так случилось, что статья 368-2, которая сначала была написана вполне корректно и в полном соответствии с нормами права, обрела вдруг свой нынешний неприемлемый вид? Это отдельная история, которая уходит корнями в 2014-2015 годы, когда в стране начинали работу две антикоррупционные структуры – НАБУ и НАПК. Именно тогда к цитированной выше редакции статьи 368-2 предложили изменения известные ныне борцы с коррупцией – генпрокурор Юрий Луценко, нардеп Егор Соболев и другие. Зачем авторы изменений в закон сознательно закладывали в него бомбу, которая, хоть и с опозданием на 4 года, но все-таки взорвалась? Отнесем этот вопрос к разряду риторических – он создает немало простора для трактовок, начиная от элементарной безграмотности инициаторов поправок до сознательного умысла.

Что же до последствий решения, принятого КСУ, то они очевидны. Из-под удара выведены несколько десятков фигурантов уголовных производств – из числа бывших чиновников и топовых политиков. Украинское представительство Transparency International уже осудило отмену ответственности за незаконное обогащение. Неприятности ожидают Украину и в социально-экономической сфере: эксперты указывают на то, что неконституционность статьи 368-2 может обернуться ухудшением отношений с МВФ, отказом Украине в следующем транше и угрозой дефолта. Президент Порошенко тем временем обещает переписать статью так, что "и комар носа не подточит". Однако дело уже сделано, и Украина понесла значительные имиджевые потери. Хотя вина в этом Конституционного суда минимальная – в отличие от других случаев.

Президентство Януковича: прокрутить время назад

Один из самых скандальных сюжетов, где действующим лицом выступил КСУ, связан с отменой политреформы 2004 года. Реформа эта была результатом длительных и непростых переговоров между тогдашними властью (в лице Леонида Кучмы) и оппозицией (которую представлял Виктор Ющенко и весь "оранжевый" лагерь его сторонников). Для того чтобы стороны пришли к консенсусу, была задействована и тяжелая артиллерия в виде европейских лидеров, в частности Александра Квасьневского. Стороны наконец сошлись на том, что оппозиция получит повторный второй тур президентских выборов, а будущий глава государства взамен – довольно урезанные полномочия. 8 декабря 2004 года Верховная Рада проголосовала за Конституцию в новой редакции, и в изнурительной эпопеи, усиленной уличными протестами, была поставлена точка.

Понятное дело, что следующего после Ющенко президента Украины – а им стал Виктор Янукович – подобный статус кво удовлетворить не мог. КСУ получил соответствующее представление и следовательно пересмотрел политреформу и признал ее неконституционной. Во главе КСУ тогда находился Андрей Головин, избранный на эту должность за три месяца до отмены реформы. Головин – выходец из Макеевки и многолетний "спецслужбист" (работал сначала на КГБ, а затем - СБУ) – сделал то, ради чего его и поставили у руля Конституционного суда. Он провозгласил возобновление действия Конституции 1996 года, по которой президент имел достаточно широкие права и возможности.

Виктор Янукович АПУ

В частности, глава государства вернул себе полномочия выдвигать кандидатуру премьер-министра и соответственно все рычаги влияния на формирование состава Кабинета министров. Также "гарант" вновь приобрел право регулировать своими указами круг вопросов, в отношении которых отсутствуют законы. А вот парламент был освобожден от обязанностей формировать коалицию и предлагать от его имени главу правительства.

Понятное дело, что оппозиция отреагировала на подобные пертурбации очень жестко. "Этот день, 1 октября 2010 года, войдет в историю Украины как день убийства демократии, как день установления диктатуры, как день украинского ГКЧП. Председатель Конституционного суда – украинский Янаев – с трясущимися руками совершил беззаконие, простым решение суда огласил вместо существующей в стране Конституции принципиально иную", – заявляла Юлия Тимошенко.

И в этот раз была права. Юлии Владимировне можно простить пафосное многословие: Конституционный суд ни при каких условиях не имел права вклиниваться в действующую Конституцию, а тем более ее "деактивировать". КСУ нарушил все возможные и невозможные правила игры, пойдя на откровенное правовое преступление. Поскольку изменять, дописывать, перекраивать Основной закон может только парламент Украины. Это его исключительная прерогатива, механизм которой прописан в той же Конституции.

Так, эпизод 2010 года был вершиной цинизма, который позволил себе КСУ. Интересно, что за три года перед этим Конституционный суд, также будучи поставлен президентом в непростое положение, сумел выкрутиться, не приняв никакого решения.

Ющенко и выборы-2007: игра в прятки

В начале 2007 года президент Украины Виктор Ющенко с ужасом наблюдает за тем, как разрастается так называемая "антикризисная коалиция", провозглашенная Партией регионов, СПУ и КПУ. Образовавшееся 7 июля 2006 года парламентское большинство насчитывает сначала только 238 депутатов, но впоследствии – посредством массовой скупки "тушек" – понемногу приближается к угрожающему количеству в 300 человек. Если бы простое парламентское большинство превратилось в конституционное, это имело бы фатальные последствия для всех, в том числе и для президента Украины, который, теряя популярность, приближался к экватору своей каденции.

Желая остановить подобный процесс, Виктор Ющенко провозглашает досрочные парламентские выборы, что, конечно, нисколько не нравится ни тогдашнему спикеру ВР Александру Морозу, ни премьер-министру Виктору Януковичу. Кабмин отказывается выделить деньги на новые выборы, а парламент вместе со своим председателем всячески саботирует президентскую инициативу. В качестве рефери на историческую сцену вызывают Конституционный суд – и суд открывает производство о конституционности указа Ющенко о роспуске парламента.

Виктор Ющенко АПУ

Дело в суде идет с большим скрипом и значительными эксцессами. Виктор Ющенко тасует колоду судей, отделив тех, которые были назначены по президентской квоте еще Леонидом Кучмой. Председатель КСУ Дмитрий Лилак подает в отставку, его место занимает Валерий Пшеничный, которого то увольняют, то восстанавливают в должности. В Конституционном суде продолжается хаос, кто председательствует в нем – неясно, Ющенко едва поспевает отбиваться от обвинений в беспрецедентном давлении на суд. Вдобавок ко всему под стенами КСУ продолжаются митинги, и суд в конечном итоге переходит к рассмотрению конституционности указа президента в закрытом режиме.

В целом о кризисе 2007 года говорить можно долго. Напомним, что он завершился не так, как это видел Виктор Ющенко: депутаты "Нашей Украины" и "Батькивщины" солидарно сдали мандаты, и когда парламент "похудел" более чем на треть, оспаривать потребность в новых выборах больше не приходилось. Согласно Конституции, Верховная Рада не может работать, если в ее составе отсутствует 151 депутат. Законодательный орган стал нелегитимным и прекратил работу, страна и политикум начали готовиться к новым выборам, а что же тем временем сделал Конституционный суд? Собственно, ничего.

Конституционный суд остановил им же открытое производство, поскольку первоначальный указ Ющенко утратил силу. Парламентские выборы в 2007-м прошли не по воле президента, а из-за потери Верховной Радой дееспособности. Но еще до того, как это произошло, КСУ мог стать на ту или иную сторону. Мог, но не стал. 2007 год является примером элегантного устранения суда от ответственности – в условиях, когда победитель ситуации доподлинно не известен.

Арифметика Кучмы: считаем до трех

Впрочем, Ющенко – это все-таки не Янукович. Хоть третьего президента Украины и обвиняли в давлении на суд, он не был олицетворением тирании, как его преемник и предшественник. Собственно, об предшественнике как раз и пойдет речь. Продолжая ретроспекцию постановлений КСУ, вспомним, чем побаловал этот суд Леонида Даниловича Кучму.

А Кучма, как мы помним, захотел идти на третий президентский срок. И это – вопреки Конституции, которая позволяет быть избранным на пост № 1 только дважды подряд. Леонид Данилович начал готовиться к третьему пришествию почти за год до выборов-2004. Уже в конце 2003-го он имел на руках положительное заключение КСУ о том, что может баллотироваться снова. Аргументация судей была проста: после принятия Конституции 1996 года Леонид Кучма был избран президентом в 1999-м впервые, а следовательно в 2004 году пойдет отсчет его второго срока. При этом президентство Кучмы 1994-1999 гг. вообще не принималось во внимание.

Леонид Кучма и Владимир Путин Фото из открытых источников

Юристы-конституционалисты обращали внимание на то, что решение КСУ (главой которого при Кучме был Николай Селивон) вообще было абсурдным. Ссылки на Конституцию 1996 года имели бы смысл, если бы этой Конституцией должность президента Украины была учреждена впервые. Но нет, такое кресло существовало и до этого. И то, что президентские выборы проходили в стране, которая еще не написала свой Основной закон, ни в коей мере не аннулирует сам факт таких выборов.

Кроме того, Конституция 1996 года сохранила правопреемство должности президента, чем лишний раз подтвердила его наличие. И все это не имело значения, потому что у Леонида Кучмы была собственная интерпретация событий. Но с его персональными желаниями и готовностью КСУ их обслужить, в принципе, все понятно. Интригует другое: почему, имея на руках благоприятное для себя решение суда, Кучма передумал бороться за власть?

20 февраля 2004-го, то есть спустя два месяца после решения КСУ, Леонид Кучма на совместной с канцлером ФРГ пресс-конференции, торжественно пообещал больше не ходить в президенты. Герхард Шредер стал свидетелем слов Кучмы, что, безусловно, он "не царь, как это бывало в Российской империи…" Возможно, тут Кучма элегически вздохнул, но Шредеру было не до печали Кучмы: он четко и ясно дал понять, что Европа поддержит только демократическую Украину.  

Бывали ли времена, когда правители нашего государства жертвовали амбициями ради общего блага? Тяжело сказать. Возможно, эпизод с Кучмой и является именно таким случаем… Физики говорят, что не исключено существование галактик, где время течет в обратном направлении – интересно было бы взглянуть на "параллельно существующую" Украину, где выборы идут вспять – от 2019-го до 2004-го и далее – к все более чистым, честным и справедливым правилам игры.   

Наталья Лебедь

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>