Народ через референдум должен решить: продолжать войну и оставить Донбасс себе или позволить правителю отдать его

Миллионер и телеведущий Андрей Пальчевский в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказал о своем участии в Революции достоинства, о неправильном решении Путина и об олигократии в Украине

Народ через референдум должен решить: продолжать войну и оставить Донбасс себе или позволить правителю отдать его
Андрей Пальчевский "112 Украина"

112.ua

Редакционный блог

Миллионер и телеведущий Андрей Пальчевский в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказал о своем участии в Революции достоинства, о неправильном решении Путина и об олигократии в Украине

Бацман: Добрый вечер. В эфире программа "Бацман".

Андрей, добрый вечер. Если отмотать время на четыре года назад, вы бы опять вышли на Майдан?

Пальчевский: Никогда в жизни. Особенно мне жаль тех, кто никогда не выйдет не только на Майдан, но и просто на улицу. Тех, кто погиб за то, чтобы мы стали в три раза беднее. Страна стала в два раза меньше, в три раза беднее, и перспективы ее туманны, потому что люди, которые встали у власти, попали туда благодаря тем, которые… как вы помните, революцию совершают романтики, а пользуются ею…

-…негодяи.

- Совершенно верно.

- А что лично вы там делали, на Майдане?

- Я видел реально, что все герои либо в земле лежат, либо пострадали. Я, как человек опытный, – это уже вторая моя революция, а точнее, уже третья…

- А первая какая была?

- Одна еще была в Москве – в 91-м году. Я помогал строить баррикады и т. д. Но здесь я абсолютно осознанно уже вышел, потому что я чудесно понимал, что будут столкновения. И я понимал, что если не будет людей опытных и хитрых, в хорошем смысле этого слова, быстрых разумом… я руководил целой группой людей, сжег мост, по которому ходил сорок с лишним лет своей жизни, – "Мостик влюбленных".

- Какое самое страшное время тогда вы помните?

- Самое страшное время – когда я увидел, как все эти "руководители" Майдана начали бежать, как тараканы. В тот день, когда должна была быть главная зачистка, они начали бежать. Я понял, как взрослый человек, что ночью что-то будет. Я работал врачом скорой помощи.

- Я читала вашу биографию – вы не похожи на романтика. Но вы же туда зачем-то пошли.

- Романтиком жить тяжело, и жизнь романтика тяжела, но, к счастью, коротка.

- Сегодня экс-посол Литвы сказал, что кровь на Майдане – на руках Путина, что это он все сделал.

- На руках Путина. Ему братские славянские народы через несколько лет должны объявить бойкот. Его уже не будет, конечно, в то время. И сказать, что он был человеком, который привел к этому расколу архитектоническому между – в прошлом – братскими народами. Те немногие мои друзья, которые еще остались в России, начали нас воспринимать как чудовищ. Если ты не клянешься в любви к Путину, то ты уже вроде и не человек. Он расколол, он принял неправильное решение, поддержав Януковича и его приход к власти. Поддержали зэка россияне, привели черт знает что – получите революцию.

- Это не украинский народ его выбрал?

- Народам свойственно ошибаться. Современная демократия фактически демократией не является у нас, а скорее, демагогией или олигократией, то есть властью нескольких людей и манипуляциями, в том числе телевизионными, ведь все каналы в нашей стране принадлежат олигархам. Президент соседней страны, Путин, решил поддержать вот этого товарища, хотя группа людей, которая его представляла и которая сейчас жива-здорова и богатеет, имела собственные планы. В них делиться с российскими олигархами не входило. И дальше началась эта чехарда. А потом случилось, как говорил Наполеон: достаточно одного мерзавца, чтобы развалить государство. И случай представился – выбрали не того. Пять лет потерянных при Ющенко. Что он сотворил со страной? Передал власть Януковичу. Как вы думаете, президенты участвуют в передаче власти следующему президенту в нашей стране? Да сто процентов. И этот президент, который сейчас у нас, будет пытаться, и президент Путин. А на самом деле нас передает команда олигархов икс, которая существовала при Кучме, команде олигархов, которая существовала при Ющенко. Причем если посмотреть, то одни и те же.

Новости по теме

- Вы – богатый человек. Без олигархов вы смогли бы быть хорошим президентом Украины?

- Во-первых, мои амбиции никогда не заходили так далеко, потому что для этого надо обладать определенной степенью отсутствия самокритики. То, что происходит в стране сейчас, – это аномия, когда все законы разрушаются. И самое главное – законы, по которым соотносится правящая верхушка и мы. Я был бы хорошим президентом, если бы я встал и сказал: "Украине противопоказан президент". Я верю в то, что должна быть парламентская республика. Вот тогда я был бы хорошим президентом.

- Вы в политику пойдете?

- Да куда мне – я же романтик. Украинский народ в 2000-м году проголосовал в ходе референдума за изменение парламента, за сокращение с 450 депутатов до 300. Что делает Кучма? Ничего не делает. Я верю в то, что в Украине не может быть президента.

- На следующих выборах мы вас увидим где-то в списках в парламент или же в президентском списке? Или на какие-то должности? Вы бы хотели пойти, изменить что-то?

- Я, к сожалению, не обладаю качествами украинского президента. Я не косноязычный, я не могу врать – 90% из того, что они воспроизводят. Я не сидел в тюрьме.

- Тимошенко - прекрасный спикер, Ющенко. Кравчук - прекрасный спикер.

- Он был когда-то у меня на интервью, и я спросил: "Куда девали ядерное оружие? Где была бы Россия, если бы у нас была атомная бомба? Кто бы мог сказать: делайте с украинцами что хотите?" В ответ красивый спикер красноречиво промолчал. Хотя, конечно, он мне симпатичен.

- Вы родились в Киеве, но учились в Москве, в военном институте иностранных языков. Кто, кроме вас, из известных людей там учился?

- Там такое количество мерзавцев – всех не упомнишь. У людей определенных профессий не принято щеголять памятью в том, что касается сослуживцев. Просто потому, что они могут выполнять задачи, которые стоят им жизни. И от разговора балаболки может зависеть жизнь человека, который, может быть, спасает нас с вами где-то на дальних рубежах. Не помню.

- Нас с вами – вряд ли. Может, другое государство спасает.

- Мы жили в одном государстве. Украина была в этом государстве. И люди, которые учились со мной, работают здесь. Один из них, который закончил Краснознаменный институт им. Андропова, у нас собирается быть президентом. Можно быть патриотом и учиться за границей.

- У вас в биографии написано, что с 83-го по 91-й год вы служили в вооруженных силах. Где именно и в каком качестве?

- В армии, в той самой армии, которая защищала страну, в которую входила процветающая 50-миллионная Украина. Хотя я согласен со всеми теми, кто мне скажет, что было "пригноблення". Но я же об этом не знал – я был романтиком. Служба была от Сибири до Средней Азии и от Средней Азии до дальних стран. Судьба меня побросала.

- Чем вы занимались?

- Как говорили переводчики: "Что вы можете делать?" – "Я могу переводить". – "А что-то еще можете? " – "Могу не переводить". Вот этим я и занимался. Это та часть жизни, за которую мне стыдно, как Толстому.

- До какого звания вы дослужились?

- Я дослужился до майора.

- А вы сейчас в отставке?

- Я в запасе – я же старый.

- Я сейчас перечислю то, что читала в вашей биографии: военный университет в Москве, иностранные языки, работа за границей, в Лаосе, военная служба, успешный бизнес в России…

- И в Украине.

- И в Украине. В принципе, это такая образцовая биография советского разведчика. Вот вы на какие спецслужбы работаете, расскажите?

- Вопрос "на кого работаешь?"я хотел бы в вашем лице адресовать всем. Мы в разные времена работаем на разные спецслужбы. Люди что-то выполняют в жизни, они же не знают, что являются чьей-то схемой – проклятого Советского Союза или проклятого вермахта. Большинство воинов УПА воевало за Украину, но они же были в планах вермахта. Те люди, которые защищали нашу родину в Афганистане, на дальних рубежах, они были реальными патриотами или агрессорами? Конечно, патриотами, и те мальчики, которые возле Лавры лежат, 13 тыс. человек. О спецслужбах: а) я никогда не работал в спецслужбах, б) никогда не буду работать в спецслужбах.

- Путин бы вас смог завербовать? Говорят, что он классный вербовщик.

- Мне однажды Игорь Грынив сказал, что лучшего вербовщика, чем Янукович, он не видел. И мне стало стыдно, потому что я понимаю, что вербовщик хорош, особенно когда пару миллионов предлагает. Вербовка производится по двум показателям – идеологическим или финансовым.

- Или компромат – есть еще третий вариант.

- Согласен. Человек, который хоть раз вербовал кого-то, если это высокоморальный человек… на языке КГБ завербованный назывался "говноедом". То есть человек, из которого можно делать все. Вербовщику должно быть за это стыдно. Мне не стыдно – я никогда никого не вербовал.

- А вас?

- Никогда.

- Почему вы уехали из России в Украину?

- Я очень тяжело заболел. У меня было девять скорых помощей, одна из них была в Киеве. Поэтому я и решил построить клинику здесь. Мне было плохо, меня отвезли в клинику "Борис"– мне стало еще хуже. Поэтому я решил построить.

-Ваша первая жена говорила, что вы бежали из России в Украину, потому что у вас там какие-то угрозы были.

- У меня была угроза первой жены.

- А бандиты к вам приходили?

- Я подписал девять некрологов своих девятерых друзей, ездил на бандитские разборки и вел их отлично.

- То есть реально приходили, чтобы отжать бизнес? И отжимали?

- Я похож на человека, у которого можно что-то отжать? У меня хватало ума определять зоны, куда я не могу зайти. Я занимался эзотерическими, никому не понятными сферами. Ну, например, продажей гиббереллиновой кислоты.

- Вы такой Корейко были – все себе в чемоданчик?

- Нет, я не Корейко, я просто не идиот. Я не показывался. Даже сейчас я езжу на дорогих машинах исключительно затем, чтобы вы меня воспринимали серьезно. Мы живем в фейковой стране, и если бы я приехал к вам не на машине за 200 тыс. долл., то вы бы задавали мне вопросы, как ваша предшественница: "А у вас правда деньги есть или вы лошара? Всех же интересует один вопрос – деньги.

- А вас этот вопрос не интересует?

- Меня деньги интересуют как мерило свободы. Я могу совершенно спокойно себе, своим детям, своим внукам сказать: "Да посылайте вы на фиг это все, переберемся, переедем, переночуем". Поэтому я очень сострадаю всем людям, у которых денег нет, и они вынуждены хлебать.

- Переберемся, переедем – это в другую страну?

- Да, если вдруг начнут прессовать по полной программе. Я же не буду бегать, переходя через границы при помощи поезда и друзей. У меня нет таких, кстати, друзей.

- А предпосылки есть? У вас сейчас какой основной бизнес, который приносит вам деньги?

- А предпосылки у украинцев есть или нет? Сколько украинцев за границей сейчас? Миллионы. Такого же не было никогда. Меня никто не трогает. Во-первых, они знают, что я могу сказать. Более того, ко мне, когда надо говорить, возвращается память.

- Какой бизнес вам сегодня приносит наибольший доход?

- Если я скажу биткоины – вас это порадует? Если говорить о прибыли, конечно, биткоины.

- Сколько у вас биткоинов?

- Еще чего. Несколько биткоинов. Есть понятие хеджирования, когда ты себя ограждаешь, – это должна быть недвижимость. Но по-украински недвижимость не стоит ничего. Вот у моих дружков-казнокрадов по 70 квартир, а толку? Страну надо поднимать, тогда в ней можно жить, а у нас – наворовали и разъехались. Они не не могут – не хотят. Они компрадорская, продажная буржуазия. Один купил за 200 млн квартиру в Лондоне – купи в Донецке! Хорошее место, дешевле намного. Рядом с зоопарком.

- Вы украинских олигархов всех знаете?

- И всех не с лучшей стороны.

- Кто из них самый жадный?

- Любого называйте. У нас же украинский олигархат – это особый олигархат. Россияне, которых мы кроем матом, хотя бы поддерживают свой Большой театр. Хоть один наш что-то поддержал?

- Вы думаете, это по доброй воле они поддерживают? Их Путин наклонил, сказал сдавать…

- Правильно, у них царь есть, который может сказать: "Делай как я". Разведись с женой, заведи себе любовницу, воруй как я, но и давай как я. Ведь он же заставляет. А у нас как: воруй как я, не давай как я. (Да простит меня Всевышний – все совпадения условны.)

- Вы Олега Дерипаску знаете?

- Видел один раз.

- Меня лично поразило, что один из самых богатых людей в мире, Олег Дерипаска, вот так как-то по-тупому, по-глупому спалился и так вот обращается со своими проститутками. А где же служба охраны?

- Вы имеете в виду Рыбку? Представить себе, что это была чья-то операция, – это скорее всего. Первое чудо – Дерипаска не понимает, что нельзя снимать. И второе чудо – девушка получила бабки от того, кто хочет замочить Дерипаску. Я выбираю это чудо. Это может быть любой недруг Дерипаски.

- Эта ситуация с Рыбкой – она такая классическая, стандартная? Я имею в виду модель поведения олигархов.

- Существует целая система компромата. Кто на любовницах горел? Возьмите любого шпиона, если он не гомосексуалист. Кстати, и гомосексуалисты горели. Возьмите кембриджскую четверку – они погорели все. Женщина – это высший источник наслаждения, но это и самая большая опасность.

- Женская половина нашей редакции сказала: "Ты же обязательно вопрос задай по поводу вот этой истории с первой женой".

- У меня первая - и больше жен у меня нет. Официально у меня жен нет и не будет. Потому что у меня был такой опыт – самый большой развод в истории Украины. С тетей, с которой, мне кажется, я уже 20 лет не живу.

- А сейчас вы встречаетесь, вы в отношениях каких-то?

- Только в судах.

- Вы ее не оставили прямо без гроша в кармане?

- Поэтому меня и любят женщины, потому что они видят, что этот не оставит их без гроша в кармане, этот не бросит просто так, – я из серии тех, которые бросают с квартирами, с машинами. Единственное, в чем я раскаиваюсь, – я сломал ей жизнь, и, похоже, психику.

- А дети были на чьей стороне в этом конфликте?

- Это же удел миллионеров или миллиардеров – дети всегда на стороне денег. Детей всегда интересует, что они унаследуют. Учитывая, что мы были в разных условиях, дети должны одинаково любить маму и папу. Им не хочется видеть, что у мамы с папой были разводы, несчастья и тому подобное. Поэтому, я думаю, что конечно же, они были за статус-кво. Но учитывая, что моему старшему ребенку уже 35 лет, – назвать его ребенком?

- А сколько у вас детей сейчас всего?

- Четверо.

- А какой у вас подход? Я все чаще замечаю: те люди, которые очень богаты, говорят, мол, нет, кроме образования хорошего и генов я ничего не оставляю.

- Этим людям я хочу передать свое глубочайшее уважение и благодарность. Я бы еще добавил от себя: надо дать немножечко сверху. Детям надо дать ровно столько, чтобы они почувствовали вкус к жизни, потому что если им купить, как наши идиоты покупают, мерседесы в 19 лет, то кроме наркотиков в 20 ничего не будет. Детям надо оставить еще немножечко прослоечки, потому что другие же папы тоже скажут, что денег не оставят, а сами-то оставят, в последний момент перед смертью. Это человеческая слабость.

- У вас есть рецепт, как закончить войну?

- Да. Это перезагрузка власти, абсолютное волеизъявление народа, который будет референдумом принимать решение: продолжать войну и оставить Донбасс себе или позволить правителю отдать его. Потому что любой правитель будет бояться отдать его – его сразу обвинят в измене. Но когда мы поймем, что с таким "замечательным" соседом, как Россия, иначе не справиться… народ должен принять решение. Единственное – это решение должно строго выполняться, а не как референдум от 2000-го года.

- Я обещала вам, что мы закончим стихами. Буквально, если можно, те, которые вы пишете, четверостишие.

- Один из моих любимых поэтов – Константин Кавафис. Он был гомосексуалистом, но писал о любви. Он написал стихотворение, которое называется "Мудрецы". Там есть такие строки, к которым мы должны прислушиваться:

Иногда им в их кельях, далеких от перипетий,
чудится странный гул. И они в него
вслушиваются, точно в мотив забытый.
Это – гул надвигающихся событий.
Населенье не слышит, как правило, ничего.

- Спасибо за эфир.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...